Прислать новость
  • 10 °C
    Погода в Бресте

    10 °C

  • 2.5905
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5905
    EURO3.0398
    100 RUB3.3975

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции

1 362 09.06.2020 19:14 Встреча в Клубном Доме. Фото: Мария МАЛЯВКО. Источник: b-g.by

«БГ» посетила Клубный Дом и узнала, как справляются с трудностями пандемии люди с психическими заболеваниями, стремящиеся вернуться в общество.

Они не были удивлены тем, что вдруг пришлось ограничить социальные контакты или что так легко стало потерять работу. Эти ситуации, так шокировавшие других, им уже были знакомы. Многие из них стали «невидимками» в обществе, которое продолжало жить своей жизнью. Теперь их опыт вдруг стал понятен почти всем.

«У меня шизофрения»

Реклама

Брестский Клубный Дом продолжал работать все «карантинное» время, но с изменениями. Сейчас здесь немноголюдно. Юлия, руководитель, встречает меня у двери и проводит в комнату, где за столом – небольшая компания. Все в масках, через одно и больше сиденье друг от друга. Решаем начать знакомство по кругу: каждый рассказывает о себе, своих увлечениях и о том, чем он занимается в Клубном Доме (КД). Эти вопросы равно годятся и для психологов, и для тех, кто проходит реабилитацию – здесь нет «врачей» и «пациентов». Все основано на сотрудничестве и взаимопомощи.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Юлия (слева) и Анна. Фото: Мария МАЛЯВКО

Клубный Дом – это международная модель социально-реабилитационной службы: сообщество людей, имеющих опыт психического заболевания, объединенных с целью восстановления после болезни через организацию упорядоченного рабочего дня, уважение прав и достоинства каждого человека, соблюдение принципов равенства и взаимной ответственности.

Участники КД честно рассказывают о своих проблемах, названия которых белорусы обычно и на кухне произносят шепотом.

Реклама

Юлия – психолог. Работу по Клубному Дому делит на двоих с коллегой. На долю Юлии выпадает документация, связи с общественностью, проведение тренингов. И конечно, участие в уборке и готовке. Она признается, что любит ухаживать за животными, и представляет питомцев КД – улиток Бориса и Степана, рыбок в аквариуме (которых здесь называют «отдел по связям с общественностью») и хомяка Витаминку («отдел кадров»).

Анна – историк, закончила БрГУ им. Пушкина в 1997 году. Работала преподавателем философии, логики, религиоведения, этики. Закончила очную аспирантуру в Минске в Национальном институте образования по специальности «социальная философия». В 2008 году ушла по сокращению из вуза, занималась поисками работы. «В 2015 году неожиданно попала на Плоску, где меня обследовали и поставили диагноз «Паранойя». С тех пор мне дали инвалидность, через пару лет – пожизненную. Я инвалид 2-й группы. В Клубном Доме я люблю участвовать в кухонной секции, где мы готовим каждую неделю какое-то блюдо: собираемся продуктами или деньгами, придумываем, что готовить, и реализуем. И сами дегустируем. Кроме того, мне нравится здесь такое направление творчества, как вышивание бисером. Мы делаем брошки, Юля – инициатор, первая начала этим заниматься.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Брошки – творчество Клубного Дома. Фото: Мария МАЛЯВКО

Кроме того, у нас есть театральная группа Homo ludens. Мы работаем с сентября 2018 года под руководством молодого режиссера Анастасии Дядищевой. Она занимается с нами совершенно бесплатно. Мы ставили спектакль «Жизнь прекрасна», с которым выступали в Бресте на фестивале «Непратаптаны шлях» в мае 2019 года. Потом осенью ездили на такой же фестиваль во Львов. Дали интервью местной газете. Во Львове запомнилась прогулка по старому городу, очень красивые места. Собирались и в этом году куда-то съездить, с осени ставили новый спектакль «Стигма» о проблеме трудоустройства инвалидов. К сожалению, начался коронавирус, и наши репетиции прекратились. Еще я хожу рисовать в «Стройтрест №8», там с зимы этого года действуют курсы «Творческая среда». Мы ходим на пленэры, рисуем на природе, в студии. Сейчас, к сожалению, тоже карантин».

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Инна. Фото: Мария МАЛЯВКО

Инна в КД ходит уже пятый год. Живет с родителями и братом.

«Работаю с инвалидностью от психоневрологического диспансера в трудовых мастерских. Помогаю родителям, на дачу езжу. В Клубном Доме делаю уборку, мою посуду. Кушать готовим».

– Что любишь делать больше всего на свете? – спрашивает Юля с улыбкой.

Реклама

– Танцевать!

«Мы Инну поддерживаем в этом иногда по праздникам, устраиваем дискотеки».

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Татьяна. Фото: Мария МАЛЯВКО

Татьяна – психолог с образованием «специалист по социальной работе». Работает в КД второй год. В последнее время занималась проведением тренингов по коммуникативным навыкам, конфликтологии. Групповые занятия пришлось прервать из-за коронавируса.

«В Клубном Доме мне импонирует то, что здесь нет конкретных рамок. Все равноправно, свободно, и человек сам решает, какие действия он хочет выполнять, в какое время приходить, и нужно ли ему это. Это мы называем осмысленной деятельностью».

Татьяна любит активный отдых на природе, ролики, велосипед.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Дмитрий. Фото: Мария МАЛЯВКО

Дмитрий в КД уже три года.

«Мне здесь больше всего нравится кухонная секция, потому что я любитель и приготовить, и поесть. А также помогаю убирать. Цветы поливаем, ходим в музей. Было такое до коронавируса: ходил в театральную группу. Мне очень понравилось, я даже почувствовал, что у меня есть какие-то задатки. В основном общаюсь, сижу с ребятами, разговариваю о жизни. Я живу один в своей социальной квартире около пяти лет. Обычно не с кем поговорить, и мне хочется просто прийти сюда и побыть с кем-то. Реабилитируюсь, выхожу из своего заболевания».   

Рассказывая, Дмитрий рисует на листе бумаги.

«Это чтобы мысли в голову не лезли. У меня шизофрения, и при ней поток мыслей такой текущий».

«Какая пандемия?»

Переходим к разговору о временах нынешних. Что внесла в жизнь пандемия, с чем приходится бороться?

«Сидела дома месяц. Мастерские временно закрыты», – делится Инна. Самоизолироваться они с мамой решили на даче. Поэтому Инна загорелая, как после «югов».

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Инна (слева) и Татьяна. Фото: Мария МАЛЯВКО

«Я, наверное, как и все, стала больше времени проводить дома, – рассказывает Анна. – Раньше чаще ходила в церковь, по крайней мере, в воскресные и праздничные дни. Сейчас мама не пускает. Тем более что сам патриарх еще до Пасхи рекомендовал воздержаться. Гуляю тоже реже. Дома занимаюсь зарядкой, домашними делами. В принципе, настроение бодрое».  

Дмитрий относится к коронавирусу оптимистически.

«Меня, как и нашего главу государства, это не пугает. Я очень сильный человек, и, если надо, просто им переболею. Другой вопрос – чтобы никого не заразить. Соблюдаю меры предосторожности, мою руки, держу дистанцию. А так в основном меня ничто не пугает. Сегодня, на праздник Николая Чудотворца, сходил в церковь. Сел в уголочек, помолился. Не вижу в этом причины, чтобы сидеть дома, замкнуться в себе и оставить все свои планы. Мне всегда нравится гулять, ходить, общаться. Страха нет».

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Дмитрий. Фото: Мария МАЛЯВКО

Информирование в КД проводили основательно: рассказывали, что «корона» – не просто ОРВИ, описывали симптомы. Публиковали все в чате. Заходя в КД, все знают, где стоит антисептик. Решили временно пользоваться одноразовой посудой.

Однако члены КД не особенно ощутили на себе кризис. Юля считает: это потому, что они и до этого находились в социальной изоляции.

«Мне, например, очень не хватает кинотеатра. Я вчера сидела и думала: как же я хочу сходить в кино! И потом я прихожу в КД и понимаю, что люди, которые посещают нас, не были так активны, как я, и до этого. Мы с Таней после работы могли пойти попить кофе, прогуляться по Советской. А они не могут себе этого позволить. Маленькая пенсия. Плюс из-за заболевания у многих есть агорафобия – они не могут находиться в больших компаниях, в социуме. Их все это не сильно коснулось, потому что у них и так был невысокий уровень качества жизни.

Сегодня утром я у Димы спрашиваю: «Вот придет журналист, готов ли ты дать интервью, как повлияла на твою жизнь пандемия?» Он: «Какая пандемия?» И я понимаю, что у Димы все как было: с утра проснулся, покормил котов, сходил окунулся (Дима за здоровый образ жизни), приехал в КД – так и есть. Поменялось ли что-то?»

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Юлия (слева) и Анна. Фото: Мария МАЛЯВКО

«Они были подготовлены»

В целом паники из-за вируса среди членов КД (а их всего 68) замечено не было. Правда, одна девушка попала на Плоску из-за того, что у нее случилась паническая атака на фоне информационного потока. Появился какой-то кашель – и нервная система не выдержала.

«Они были подготовлены, – рассказывает Юля. – Человек с таким диагнозом часто дистанцирован общественностью из-за своего заболевания. От него отворачивается работодатель и говорит: «Извини, но напиши, пожалуйста, по собственному желанию, мы не можем оставить тебя работать в нашем коллективе». Либо родители дистанцируются и перестают воспринимать всерьез, друзья, близкие тоже изолируют этого человека. Либо он сам изолируется из-за сложностей в коммуникации. Они живут с этим и учатся преодолевать такие ситуации».

Члены КД получают информацию, как справиться с тревогой, снабжены необходимыми средствами гигиены. В КД всегда можно получить вещи первой необходимости. Участники общаются в чате и могут посещать Клубный Дом. Воздерживаться от посещения просят тех, кто чувствует у себя симптомы ОРВИ. Все стараются держаться на дистанции полутора метров, пользуются средствами защиты. Некоторые, живущие семьями, принимают решение оставаться в самоизоляции. Но есть те, кто одинок и кому это сложно.

«Мы рекомендуем им не находиться здесь целый день. Они заходят ненадолго, на часик, встречаются с кем-то, делают что-то полезное, помогают с влажной уборкой либо обзванивают всех членов КД. Есть у нас такое направление деятельности, называется Reach out – связь с долго отсутствующими членами. Наши ответственные ребята приходят два раза в неделю, чтобы обзвонить всех, спросить, как дела, как самочувствие. Такая психологическая поддержка происходит на протяжении всех 4,5 лет работы в КД, но сейчас она актуальна как никогда».

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Питомец Клубного Дома – хомяк Витаминка. Фото: Мария МАЛЯВКО
«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Питомцы Клубного Дома – улитки. Фото: Мария МАЛЯВКО

«За такими сообществами будущее»

КД – это действительно дом. Здесь есть кухня со всем необходимым, зона отдыха с книгами, диваном и креслом-грушей. Есть цветы и живность, которые требуют регулярного ухода.

Человек, который посещает КД, выбирает себе занятие исходя из своих потребностей. Каждый, кто попадает сюда, заполняет специальную анкету, в которой прописывает цели реабилитации. На основе этих целей психологи помогают составить индивидуальный план.

В КД работают три секции: офисная, секция обслуживания, секция образования и трудоустройства. Если человек потерял работу из-за заболевания и в плане прописано желание трудоустроиться повторно, то каждый день, приходя в КД, он работает над этим. По плану расписано составление и размещение резюме, коммуникация с работодателем, встреча с работодателем в сопровождении специалиста КД. Все повторяется до тех пор, пока человек не трудоустроится.

Цели бывают разные: возобновить общение, найти друзей, получить поддержку, оформить группу инвалидности. Главный принцип – конкретность в формулировках. Цель, названная общим словом «реабилитироваться», не годится.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Кухня Клубного Дома. Фото: Мария МАЛЯВКО
«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Зона отдыха Клубного Дома. Фото: Мария МАЛЯВКО
«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Диплом-шляпа, полученный театральной группой Homo ludens во Львове. Фото: Мария МАЛЯВКО

Официально КД зовется социально-реабилитационной службой, но внутри его называют сообществом. И, по словам психологов, это очень крепкое сообщество. Да и правда, сложно найти коллектив, где общение развито до того, чтобы знать, как у всех дела.

«Здесь сформировались группы людей, которые дружат и общаются за пределами КД. Мы вообще считаем, что будущее за такими мелкими сообществами. Сейчас у большинства людей жизнь проходит в интернете, что способствует изоляции. КД позволяет людям найтись», – считает Юля.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Участники встречи решили сделать групповое фото, но Дмитрий уже ушел. Фото: Мария МАЛЯВКО

Как помочь себе и близким сохранить психическое здоровье во время пандемии?

Еще до «короны» в КД стали чаще заглядывать люди, не являющиеся его членами, чтобы найти координаты психологов и психотерапевтов.

«В последнее время мы столкнулись с тем, что к нам приходят люди и просят посоветовать, к какому обратиться специалисту, – рассказала Таня. – Мы поняли, что в Бресте отсутствует единая база специалистов. Поучаствовав в школе проектного менеджмента от агентства регионального развития «Дзедзіч», мы разработали проект «Инфосреда».

Недавно в КД заходила женщина, которая рассказала, что сейчас находится в непривычных для нее условиях. У нее нет психического заболевания, но она испытывает тревогу в связи с ситуацией. Ей порекомендовали специалиста.

«На меня пандемия тоже повлияла, – поделилась Юля. – Эта ситуация ухудшила качество жизни людей. Многие вынуждены разорвать социальные связи, ограничить свою деятельность. Многие потеряли работу. Чувство неизвестности тоже влияет на психическое состояние людей, растет уровень тревожности, и это, в принципе, нормально, потому что люди оказались в неожиданной ситуации.

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Юлия. Фото: Мария МАЛЯВКО

Чтобы с этим справиться, очень важно не прекращать общение с близкими, акцентироваться на моментах, на которые мы раньше не обращали внимание. Бережно относиться к природе, ко всему тому персоналу, который помогает нам справиться с этим вирусом. Если человек испытывает трудности со сном, с аппетитом, сильную тревогу – я считаю, что нужно обратиться к специалисту. Очень важно проговаривать свои чувства в такое время, не закрываться, чтобы это не выражалось в психосоматических реакциях».

Как помочь людям с психическими заболеваниями оставаться полноправными членами общества?

Клубный Дом не имеет постоянного финансирования. Для того чтобы он продолжал свою работу и предоставлял шанс на восстановление все большему количеству людей, нужно по крупицам собирать ресурсы. Поддержать Клубный Дом финансово можно на площадке MolaMola или лично передать по адресу: ул. Комсомольская, 46.

Стигматизация в обществе – это навешивание социальных ярлыков, увязывание какого-то качества с отдельным человеком или множеством людей, хотя эта связь отсутствует или не доказана (например, люди с шизофренией агрессивны). По словам психологов, стигма в отношении психических заболеваний возникает потому, что:

  • психические заболевания нельзя увидеть;
  • люди боятся того, что они не понимают;
  • психические заболевания проявляются через поведение – при этом в обществе бытует общепринятое заблуждение, что каждый может выбирать и контролировать свои мысли и поведение;
  • в нашем лексиконе присутствует много стигматизирующих слов, что способствует укреплению стереотипов;
  • существует общепринятое мнение, что молодые люди в процессе взросления используют демонстративное поведение, которое со временем просто перерастают, при этом незамеченными могут пройти серьезные признаки психического заболевания.

10 шагов для преодоления стигмы:

  1. Верьте фактам, а не мифам.
  2. Передавайте свои знания и опыт другим людям.
  3. Выступайте в знак протеста, когда высказывают ложные убеждения и негативные стереотипы в отношении людей с психическими заболеваниями.
  4. Познакомьтесь с людьми, имеющими личный опыт психического заболевания.
  5. Научитесь видеть личность за маской болезни.
  6. Старайтесь думать, о чем вы говорите и как вы говорите.
  7. Не вешайте ярлыки и не судите людей, страдающих психическими заболеваниями.
  8. Говорите открыто о своем собственном опыте психического заболевания.
  9. Сосредоточьтесь на позитиве.
  10. Не поддерживайте дискриминацию и не дискриминируйте людей с психическими заболеваниями, когда вопрос касается реализации их прав.
«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Спектакль «Жизнь прекрасна» занял 3-е место на конкурсе «Проект года – 2019» на Брестчине. Фото: Мария МАЛЯВКО

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции

«Живу один в социальной квартире пять лет». Как переживают пандемию те, кто и раньше находился в изоляции
Проект «Инфосреда»: контакты специалистов, работающих в области психического здоровья. Актуально на конец 2019 года

 

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.