Прислать новость
  • 12 °C
    Погода в Бресте

    12 °C

  • 2.6236
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6236
    EURO3.0727
    100 RUB3.3343

Я всегда буду с тобой: история брестчанки, которая ходит и оглядывается, потому что ее преследует незнакомец

Я всегда буду с тобой: история брестчанки, которая ходит и оглядывается, потому что ее преследует незнакомец

1 027 17.09.2019 20:31 Фото: engadget.com. Источник: https://engadget.com/

Письма, подарки, пылкие признания – все эти знаки внимания кажутся милыми, приятными и безобидными. Пока не переходят в угрозы и преследование.

Внимание или преследование?

Между тем такое нежелательное навязчивое поведение называют сталкингом (от англ. Stalking – преследование), а сталкером – человека, который в буквальном смысле слова преследует другого из-за сильной и, как правило, неразделенной любви или ненависти. Сталкинг является формой домогательства и запугивания, а сталкеры в погоне за объектом преследования не брезгуют ничем: звонят, пишут письма и сообщения, посылают нежелательные подарки, выслеживают, оскорбляют, угрожают и запугивают… В ход идут любые средства и методы, потому как главной целью сталкера является установление полного контроля над жертвой.

Реклама

Сталкингу могут подвергаться как женщины, так и мужчины. Явление это не такое редкое, как кажется: по данным исследования 2010 года, в США сталкингу подвергались каждая 4-я женщина и каждый 13-й мужчина. В США, Великобритании, Канаде, Австралии и многих других странах такая форма домогательства и преследования является преступлением. И хоть методы, применяемые сталкерами, могут быть вполне законными (например, телефонные звонки, подарки, отправка писем), незаконными они начинают считаться, когда нарушают законодательное определение домогательства. Например, в Великобритании для квалификации поведения как сталкинга достаточно двух инцидентов при условии, что сталкеру известно о нежелательности его действий: это могут быть два телефонных звонка незнакомому человеку, два подарка, один случай физического следования за жертвой и один телефонный звонок. В Беларуси пока нет ни работающих законов против преследования, ни статистики по этой теме.

История Нелли

Именно потому, что белорусские сталкеры юридически не уязвимы, истории, подобные той, которую рассказала нам Нелли*, увы, не редкость. На встречу с журналистом девушка пришла в кафе и, сидя на летней террасе в центре города, призналась, что чувствует себя некомфортно из-за постоянного преследования, которым изматывает ее некий Юрий* вот уже не первый год. Поэтому она давно не чувствует себя в безопасности.

Реклама

Кто такой Юрий? Нелли никогда с ним не встречалась, в отношениях (даже дружеских) не состояла. Молодой человек однажды позвонил и попросил записать его на стрижку (Нелли работает парикмахером), однако девушка является женским мастером, потому отказала ему. Спустя короткое время Юрий стал заваливать Нелли оскорблениями и угрозами вперемежку с признаниями в любви и мольбами, напоминающими бред. Оказалось, что до этого он несколько лет преследовал ее коллегу (которая, к слову, замужем и имеет детей). Сталкер Юрий переключил свое внимание на Нелли. Может быть, из-за сходства внешнего типажа, может, по какой-то другой, только ему понятной причине.

«Он творит что хочет, – рассказывает Нелли. – Пишет мне в соцсетях, публикует мои фотографии у себя на странице – пришлось сделать все аккаунты закрытыми. Звонит моим друзьям и коллегам (даже не знаю, где он берет их номера), рассказывает, будто я веду аморальный образ жизни, должна ему денег, и прочие небылицы. Он знает, где я работаю, где живу, по каким маршрутам передвигаюсь».

Психологи утверждают, что поведение сталкеров, как правило, носит циклический характер и в этом сходно с домашним насилием. Вот и Юрий то исчезнет на время, то снова появляется, полный преследовательской энергии.

«Он как будто выходит на охоту. Просто идет на Советскую, просит у случайных прохожих телефон для «позвонить». Добрые люди дают ему, хотя невооруженным взглядом видно, что с ним что-то не так. Он с десятков номеров пишет мне сообщения, – Нелли показывает сохраненные скриншоты. – Бывало, что он ходил по городу с моей фотографией, рассказывал людям, что разыскивает меня. Я видела его лишь однажды. Он подошел ко мне как ни в чем не бывало: мол, ой как я рад тебя видеть. Сказала ему, что он ошибся».

Согласно исследованиям, мужчины-преследователи склонны переходить к физическому и сексуальному насилию, если жертва игнорирует их или не соглашается на их условия. Нелли показывает сообщения преследователя: признания в любви переходят в оскорбления, а затем в угрозы. На этом месте история перестает быть томной.

Читайте также: Останови насилие! Как выглядит и зачем нужна «кризисная» комната, или Куда идти, когда идти некуда

Реклама

Наша милиция нас бережет?

К сожалению, ситуацию с навязчивым преследованием часто всерьез принимает лишь жертва. Тем, кто не испытал такое «внимание» на собственной шкуре, страхи и опасения преследуемого не понять. «Просто игнорь его», – советуют доброжелатели. Между тем статистика неутешительна: сталкинг нередко сопровождается физическим насилием.

По данным национального опроса по насилию над женщинами, проведенного в США, 76% женщин, которые были убиты партнером или бывшим партнером, подвергались преследованию со стороны своих убийц в течение 12 месяцев перед трагедией. Думать о наихудшем не хочется. И чтобы об этом думали соответствующие органы, Нелли отправилась в милицию, полагая, что уж там знают, как отвадить преследователя.

«Надо мной там просто поржали, если можно так выразиться. Милиция не хочет заниматься такими делами, – говорит Нелли. – Со мной разговаривали так, будто я сама виновата в происходящем или вообще все выдумала: путали, задавали по кругу одни и те же вопросы. Мол, почему он тебя преследует? Заявления я писала не раз. Мне приходят стандартные ответы, что с ним провели беседу, оснований для дальнейшего разбирательства нет, так как отсутствует мотив и это не преступление. Понимаете? Преследование, угрозы, оскорбления – не преступление! Пока он физически меня не тронул, не изнасиловал, не покалечил – это не преступление! Мне сказали, что у него есть какая-то справка и потому сделать с ним ничего не могут. То есть, в нашей стране любой ненормальный может кого угодно преследовать и ему за это ничего не будет».

Стражи правопорядка, если бы захотели, могли обратить внимание и на другие противоправные действия сталкера. Нелли рассказывает, что его аккаунты в социальных сетях пестрят порнографическими роликами и записями о насилии. А на аватаре он установил ее фото.

«Если вдруг он перейдет от слов к делу? Потом будут качать головами и говорить: «Да, она обращалась в милицию. Ну надо же, какая беда!» Найдут виноватых, лишат премии. А мне что с того?» – Нелли задает риторический вопрос.

Девушка не собирается спускать ситуацию на тормозах и намерена призвать преследователя к ответственности. Юриста, специализирующегося на подобных делах, в нашем городе найти непросто. Однако Нелли нашла.

«В ближайшее время я подаю заявление в прокуратуру и иду в суд. Он не дает мне жить спокойно. Какое кто-то имеет право так издеваться надо мной? Я уже не могу спокойно посидеть в кафе. Хожу и все время оглядываюсь. С работы меня встречает мой парень. Никто не знает, что придет в голову этому Юрию. Даже если он отвяжется от меня, как от предыдущей жертвы, то найдет себе другой объект. Я доведу дело до конца», – уверяет девушка.

Что делать?

Сталкинг – явление не новое. Как и виктимблейминг – еще один современный термин, обозначающий обвинение пострадавшего: на жертву преступления, несчастного случая или любого вида насилия возлагается полная или частичная ответственность за совершенное в отношении нее нарушение или произошедшее несчастье. Виктимблейминг – неотъемлемая часть общества, которое еще не доросло до правового, где человек знает свои права и свободы и понимает, где начинаются такие же права другого человека.

Если вы стали жертвой сталкинга (а также домашнего или любого другого насилия), столкновение с виктимблеймингом в той или иной мере неизбежно. К обвинениям и недоверию (даже со стороны стражей правопорядка) нужно быть готовым и, как героине нашего рассказа, не опускать рук. Следуйте нескольким правилам:

  • Не вступайте в диалог с преследователем, но и не удаляйте его сообщения и письма – в дальнейшем они вам пригодятся в качестве доказательств.
  • Сообщите о сталкере близким и друзьям. Пусть будут предупреждены о возможных неадекватных действиях с его стороны.
  • Обращаться в милицию все равно нужно, чтобы зафиксировать, что вы находитесь в опасности и в отношении вас может быть совершено преступление. Если с вами что-то случится, то преследователь будет первым, кто окажется под подозрением. Подавайте письменное заявление, прикладываете скриншоты, если они у вас есть, требуйте провести проверку. Хорошо, если в отделение вы придете не в одиночку: жертвы преследования часто напуганы и у них нет сил отстаивать свои права.
  • Если вам отказывают в принятии заявления, насмехаются и обращаются некорректно, звоните на горячую линию МВД – (8017) 218-72-22 или прокуратуры – (8017) 389-52-02.
  • Если преследователь применил физическое насилие, немедленно обращайтесь в травмпункт и снимайте побои. Травмпункт сразу передаст информацию в милицию, но, если ваше состояние позволяет, немедленно отправляйтесь туда сами и пишите заявление.

*Имена изменены

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.