Прислать новость
  • 14 °C
    Погода в Бресте

    14 °C

  • 2.6534
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6534
    EURO2.7896
    100 RUB3.6694

Все наши национальные герои для России — государственные преступники. Стоит ли признать, что Беларусь под оккупацией?

30.03.2022 06:15

Террор последних лет в Беларуси и вторжение России в Украину показали, что на нашей земле действует чужая, противоборствующая сила.

16 марта НАУ призвало международных партнеров Беларуси признать факт оккупации страны Россией. По словам главы НАУ Павла Латушко, это станет превентивной мерой для защиты суверенитета Беларуси — любые возможные действия России по изменению юридического статуса Беларуси не будут иметь силы с точки зрения международного права. Кроме того, в НАУ считают, что признание факта оккупации помогло бы продвинуть на международной арене вопросы о прекращении размещения в Беларуси российских войск, о признании протестной активности беларусов национально-освободительным движением, о лишении режима Лукашенко международно-правовой субъектности. Также оно позволило бы устранить возможности обхода Россией санкций через Беларусь. 

17 марта Светлана Тихановская сделала аналогичное заявление в Женеве на встрече с послами Евросоюза и представителями стран-членов Совета ООН по правам человека. Тихановская призвала признать Беларусь де-факто страной, временно оккупированной Россией.

Реклама

Читайте также: “Мы громко заявляем – беларусы против войны в Украине”: в Варшаве прошла акция, приуроченная ко Дню Воли

Ранее исследовательница Atlantic Council Мелинда Геринг высказывалась в интервью, что на данный момент Беларусь выглядит как оккупированная страна, а Путин, похоже, постепенно разрушил власть Лукашенко. 

«Раптам загаварылі, што Беларусь — пад расейскай акупацыяй. Так доўга баяліся гэтага азначэньня сваёй звыклай рэчаіснасьці, і вось паспрабавалі назваць», — комментирует тенденцию в блоге на сайте заблокированной радиостанции писатель и журналист Сергей Дубовец.

Он напоминает, что литовцы сразу назвали советский период своей истории оккупацией. Так и вошло в школьные учебники. 

«Тады, у 1990-я і пазьней, беларусаў, а напэўна і ўкраінцаў, слова крыху бянтэжыла. Маўляў, як жа так, калі ёсьць свая рэспубліка, чалец ААН, квітнее беларуская культура, хіба што з мовай, адціснутай у завугольле, праблемы. Якая тут акупацыя? Хто каго акупаваў? Усе свае…»

Только террор последних лет в Беларуси и вторжение России в Украину — явления одного порядка — показали, что не все свои. Есть и противоположная, чужая сила. И вот уже призывают признать Беларусь временно оккупированной территорией. 

У сваю чаргу крыху бянтэжыць гэтая «часовасьць», бо калі ўлічваць нязьменны характар наяўнае ўлады, пад акупацыяй Беларусь ужо больш за 200 гадоў.

Беларуская, как и украинская, литовская и другие модерные нации региона, создавалась под российской оккупацией и вопреки ей: восстания с неизменным антироссийским характером, перманентная подпольная борьба. Россия неизменно называла свои «спецоперации» по подавлению этой деятельности «освобождением». В сухом остатке цель оккупационной власти состояла в том,  чтобы «освободить» беларусов и украинцев от беларуского и украинского языка.

Другой язык всегда был маркером другого народа, который желал самостоятельной, отдельной от России жизни. 

Реклама

«Беларускамоўны або ўкраінскамоўны чалавек — незразумелы расейцу, незразумела, як зь ім запанібрата, незразумела, як яго закабаліць (а закабаліць трэба, бо народ мусіць быць у ярме, так у Расеі павялося спрадвеку), таму адзінае выйсьце — гэтага іншамоўнага — забіць».

Все наши национальные герои для России — государственные преступники. Включая нынешних политзаключенных. Кстати, задает вопрос Сергей Дубовец, почему они в тюрьме?

Читайте также: Опрос Chatham House: для беларуского общества война чужая и безумная. Карбалевич: деление общества усложнилось

«Братская» агрессия против Украины показала разительные отличие российского менталитета от ближайших соседей. Никто уже не говорит о «российской цивилизации», потому что цивилизация в глобальном мире одна, а противостоит ей варварство. Его и представляет сегодня Россия, стоя в очередях за последними памперсами, которые сама не умеет производить. Цивилизованный человек не может понять, как это «украинцы сами бомбят свои города», но для российского человека это приемлемая информация. В свое время Наполеон признался, что был шокирован, когда русские по приказу губернатора Ростопчина подожгли Москву, уничтожив перед этим все средства пожаротушения и выпустив в город преступников с факелами. Наполеону сломали мозги: для него это было настолько за гранью понимания, что именно пожар, а не усилия российской армии, он назвал главной причиной, которая заставила его уйти из России. 

«Выглядае, што і сёньня спаленьне Масквы было б успрынятае ў Расеі за норму ці вызваленьне. Таму і прапагандысцкі пасыл пра тое, што «ўкраінцы самі бамбяць свае гарады», расейцамі ўспрымаецца прымальна, як і ўся гэтая вайна. Мы так можам, чаму ўкраінцы ня могуць?»

Отметим также, что одним из самых эмоциональных моментов недавнего интервью Владимира Зеленского российским СМИ была реакция на то, как относятся русские солдаты к телам погибших товарищей. Украинский президент запинался, пытаясь найти слова: у него явно не вмещался в голове тот факт, что трупы можно не вывозить, а вместо погребения упаковывать в пакеты, как мусор. Зеленский сказал, что украинцы к животным и то относятся лучше. 

Читайте также: Зеленский заявил, что Лукашенко у власти — это «выбор белорусов». Эксперты: «Логику понимаю, спасибо за искренность»

Кстати, в связи с сожжением Москвы Дубовец приводит факт, что сам Ростопчин после этого перебрался с семьей в Париж, чтобы все это переждать.  

«Шакуе бесчалавечнасьць, зь якой апрычнікі абыходзяцца з прыстойнымі інтэлігентнымі людзьмі. Пры ўсіх матывах службістаў неяк зусім не па-беларуску гэта, не па-людзку. Ну затрымалі, але каб надзець кайданкі і пасьля зьбіваць ляжачага рукамі-нагамі… За межамі разуменьня».

Писатель завершает свою мысль впечатлением от опубликованного ГУБОПИКом снимка задержанного Змитра Дашкевича на фоне российской символики вторжения в Украину. Здесь все кричит об оккупации, такой привычной, что до недавнего времени ее не замечали. 

Змицер Дашкевич

Между тем к возможности официального признания оккупированного статуса Беларуси стоит отнестись скептически. Об этом, в частности, говорит аналитик Игорь Тышкевич. В формальные критерии оккупации, как бы мы ее ни ощущали, вписаться не так-то просто.

Но, возможно, важным этапом для национального пробуждения Беларуси должно стать осознание отличий нашего менталитета от российского, несмотря на то, что до сих пор беларусы считали русских самым близким народом. Это поможет осознанно сделать тот цивилизационный выбор, которой становится критически важным в условиях трансформации мира, сильно ускорившейся с российским вторжением в Украину. 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.