Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.4778
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4778
    EURO2.5909
    100 RUB3.9504

Валерий Сахащик: «У России нет никаких шансов выиграть эту войну»

24.11.2022 18:33 Валерий Сахащик в редакции "БГ". Август 2020 года. Источник фото

Бывший брестский комбриг, а ныне член Переходного кабинета, рассказал «БГ» о своем видении ситуации в Беларуси и вокруг нее, включая развитие военных действий в Украине.

– Валерий Степанович, 16 августа 2020 года вы были на 30-тысячном митинге в Бресте. По окончании которого вели переговоры с властью об освобождении из ИВС десятков брестчан, задержанных за участие в массовых протестах сразу после выборов. Думали ли вы тогда, что режим устоит?

– Честно признаться, тогда я был далек от понимания происходящего. В тот момент я, быть может, наивно и простодушно полагал, что наша страна живет по закону и находится в правовом поле. После 9 августа это мое восприятие стало рушиться. Я увидел: многое, из того, что происходило на моих глазах и на глазах миллионов моих соотечественников, противоречит не только здравому смыслу и неким моральным нормам, но и базовым принципам законодательства. И тогда уже понимал, что никакого плана нет. Все развивается хаотично. У протеста нет лидеров. Соответственно, он не мог привести ни к какому позитивному результату в тех условиях, в которых он возник. Ибо, стоящие у власти люди готовы были использовать и использовали весь свой аппарат подавления и насилия, минуя правовые основы государства.

Реклама

– В тот период вы рассматривали для себя возможность стать одним из лидеров?

– Такой возможности я для себя не рассматривал. Ибо не был к этому готов, ни в каком качестве. Я не политик и никогда им не являлся. У меня не было и нет никаких политических амбиций. Единственное, что я мог тогда сделать и попытался сделать – хоть как-то повлиять на освобождение тех людей, которые оказались задержаны, подверглись репрессиям и унижениям за свою гражданскую позицию.

Данил Полянский, Валерий Сахащик на площади Ленина 23 августа. Фото: Татьяна БОНДАРЬ, "Брестская газета"
Площадь Ленина в Бресте 23 августа 2020 года.

– Вы сказали, что тогда, в 2020-ом, у оппонентов режима не было четкого плана действий. Сегодня такой план существует? Насколько он реален? Дав согласие войти в состав Объединенного переходного кабинета, вы на что рассчитывали?

– План существует. Он дорабатывается, с учетом меняющихся обстоятельств. К сожалению, я не могу сейчас публично оглашать какие-то детали. Но могу сказать, что этот план основан, прежде всего, на тех изменениях, которые произошли в беларуском обществе за последние два года. Изменилось многое. Но главное: есть абсолютное понимание того, что государственная власть в нашей стране удерживается способом, далеким от правового поля. И у беларуского общества есть только два варианта, как бы это кому-то не резало слух. Либо мы сплотимся и сделаем все возможное, чтобы восстановить законность в стране, либо монополия на власть тех, кто ее незаконно удерживает, будет существовать еще долгое время. Единственная причина, по которой я принял предложение Светланы Георгиевны (Тихановской – прим. ред.), в том, что я устал смотреть на этот, извините, скажу народным языком, «бульбасрач», который происходит в лагере оппонентов режима. Нужно четко понимать: пока мы не начнем действовать сообща, с общим пониманием того, что необходимо предпринимать, никакие наши усилия результатом не увенчаются.

– Кстати, все больше беларусов критикуют действия оппозиции именно за отсутствие результата. Что Вы думаете по этому поводу?

– Иногда эта критика обоснована. В то же время хочу сказать, быть может, банальную, но вполне очевидную вещь. Критиковать всегда проще, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. У меня случались разные ситуации в жизни. Где-то я ошибался, переживал сложные периоды, проходя через которые, становился сильнее. Но главное, что я для себя четко уяснил: с людьми надо договариваться, находить общие точки соприкосновения. Войдя в состав кабинета (Светланы Тихановской – прим. ред.), я ни о ком из своих коллег плохого слова не сказал и не скажу. Этой мой принцип. Согласен, пожалуй, с тем, что этот кабинет далек от совершенства. Но я твердо знаю одно: общий для нас результат может быть достигнут только при едином консолидированным подходе. Амбиции надо оставить на потом.

Читайте также: «Хороводник» Илья Егоров о возвращении в Беларусь: «Для чего мы тогда стояли и боролись за это все в 2020 году?»

– Не раз в своих интервью, отвечая на вопрос о вашем отношении к возможному силовому сценарию развития событий в Беларуси, вы произносили такую фразу «Я верю, что у людей в погонах хватит здравого смысла, с ними можно договориться». Это исключительно вопрос веры, или у вас есть некая информация, дающая четкое понимание того, что переговоры с представителями власти возможны, и вооруженного гражданского конфликта удастся избежать?

– Выскажу, быть может, непопулярную у многих беларусов мысль. Среди сотрудников силовых структур очень много, я думаю, большинство, абсолютно порядочных людей. Да, многие из них оказались в сложных обстоятельствах, перед непростым жизненным выбором – между тем, что требует от них закон, и тем, что надо выполнять приказ. Я сейчас никого не оправдываю, но и не пытаюсь осуждать. Как человек военный, знаю, о чем говорю. Это крайне непростой выбор. И чтобы его сделать в интересах государства и народа, нужно обладать определённым набором качеств, психологических в том числе. Поэтому я за то, что с людьми в погонах тоже надо разговаривать, мы сейчас активно занимается этой работой. Нужно делать все, чтобы максимально не допустить кровопролития на территории нашей страны. Хотя я и мои коллеги прекрасно отдаем себе отчет в том, что вернуть Беларусь в правовое поле только при помощи мирных демонстраций и маршей практически нереально.

Реклама

– Относительно Украины. Почему, на ваш взгляд, переходному кабинету не удается пока договориться с правительством Владимира Зеленского о более тесном взаимодействии? В то же время украинские власти вступили в диалог с представителями полка Калиновского. Как это все можно интерпретировать?

– В данном случае мне сложно комментировать то, чего я до конца не знаю. Да, представители переходного кабинета продолжают искать возможность для более продуктивного диалога с руководством Украины. Да, пока эти попытки не очень успешны, по ряду причин, в которые мне бы не хотелось сейчас углубляться. Что касается полка Калиновского, с ним, действительно, были контакты у ряда депутатов Верховной Рады. Украина – демократическая страна. Каждый депутат и каждая фракция вольны в своих действиях, если они не противоречат Конституции и законам. Это хорошо.

– Но вы допускаете мысль, что кто-то может использовать полк в своих политических интересах?

– Я бы не исключал такой вариант. Возможно, есть силы в Украине, которые хотели бы навязать беларусам внешнее управление. Не думаю, что это хорошо. И не думаю, что у такого сценария есть какие-то перспективы. В Беларуси, это абсолютно точно, немало людей, способных стать лидерами и возглавить грядущие преобразования в интересах своего народа. Так что вряд ли нам здесь нужен кто-то со стороны.

– Депутат от правящей в Украине партии «Слуга народа» Богдан Яременко так прокомментировал встречу группы депутатов с представителями полка Калиновского: «Над белорусским народом сейчас стоят два полицая – один беларуский, второй российский – и бьют его по голове. Что касается беларуской оппозиции, она, на наш взгляд, должна быть более сильной и работать на свержение режима. Мы хотели бы, чтобы беларуская оппозиция активнее двигалась в этом направлении. Если политические структуры, которые существовали до этого дня, не смогли создать объединительную платформу, может, полк Калиновского создаст такую платформу, куда войдут все». Как вы это можете прокомментировать?

– По поводу объединительной платформы я уже сказал, что готов над этим работать. По поводу «двух полицаев», пожалуй, украинский депутат прав. А что касается беларуской оппозиции, я тоже обозначил свою точку зрения. В любом случае каждый депутат и каждый человек имеет право на собственное мнение. Это его позиция. Моя позиция заключается в том, что судьбу Беларуси должны решать сами беларусы. Так же, как судьба Украины в руках украинцев. Для меня это незыблемо. Но я, откровенно говоря, не вижу большого политического потенциала у полка Калиновского. Они бравые ребята, хорошо воюют на стороне ВСУ. Однако считаю, что ратное дело и политика – несколько разные вещи.

Читайте также: Никто не хочет стоять с Путиным, Лукашенко подтверждает статус царского адъютанта. Главное о саммите ОДКБ в Ереване

– В последние несколько дней эксперты все чаще говорят о готовящейся провокации на границе с Украиной. Возможно, в районе Бреста. Для того, чтобы втянуть нашу страну в полномасштабные военные действия против южной соседки. Насколько, по-вашему, реально такое развитие событий? Что Вы думаете, как опытный военный, о возможных сценариях, если все же, не дай бог, боевые действия перекинуться на территорию нашей страны?

– Говорить о том, какова вероятность такого развития событий, измерять ее в процентном отношении, я бы не стал. Хотя абсолютно точно знаю, что беларуские военнослужащие в подавляющем большинстве не видят в украинцах врагов и не хотят с ними воевать. Ничего, конечно, исключать нельзя. Но если такое случится (вторжение в Украину со стороны Беларуси – прим. ред.), могу определенно точно сказать, что шансов у беларуской армии нет никаких. Десятки тысяч военнослужащих могут пересечь границу с нашей стороны, выполняя приказ. Но большинство из них или погибнут, или вынуждены будут сдаваться в плен. Надо понимать, что при таком сценарии Украина оставляет за собой право наносить удары по военным объектам и скоплениям войск на территории Беларуси. Куда в этом случае будут лететь ракеты, не знает никто.

– А шансы России и Украины в этом конфликте как вы расцениваете? И вообще, сколько он еще может продлиться?

– Сколько продлится, скажу честно, не знаю. Об этом можно только гадать. Но то, что у вооруженных сил РФ нет никаких, подчеркиваю, никаких шансов выиграть эту войну, для меня абсолютно очевидно. Не только потому, что потенциалы воюющих сторон теперь несоизмеримы, ибо Украине помогает весь западный мир. Но, прежде всего, это вопрос мотивации. Ведь одно дело – встать на защиту своей земли и идеалов свободы. И совсем другое – сражаться за стиральные машины, холодильники или возможность кого-то изнасиловать.

– Глобальная война с использованием ядерного оружия между Россией и НАТО, на ваш взгляд, возможна?

На сегодняшний день вероятность этого невелика. Думаю, что будет продолжена война на истощение, в конце концов – все закончится переговорами. Если самое худшее и самое страшное все же случится (на 100 процентов этого тоже исключать нельзя), полагаю, что такой сценарий лишь ускорит крах путинской России. Хотя в этом случае, к сожалению, погибнут уже сотни тысяч, быть может, даже миллионы людей.

Читайте также: Эксперт: «Падет Путин, в тот же день не станет Кадырова. С ним рассчитаются свои же, с Лукашенко то же самое»

– После поражения России режим Лукашенко в Беларуси падет?

– Абсолютно точно. Вне всякого сомнения.

– Что нужно сделать, прежде всего, чтобы не допустить крупного раскола в беларуском обществе?

– К сожалению, раскол мы уже допустили. К нему привели, прежде всего, действия беларуской власти, направленные на ее незаконное удержание. Теперь надо думать над тем, как из этого раскола выйти. С моей точки зрения, рецепт один – прекратить заниматься самолюбованием и потратить энергию на общее дело. Это касается как представителей оппозиции, так и сторонников власти.

 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.