Прислать новость
  • 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 2.5817
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5817
    EURO3.0794
    100 RUB3.4056

Родственники задержанных на акции протеста в Бресте под стенами ИВС. Фото: Ирина ШАТИЛО, "Брестская газета"

«В СИЗО было лучше – там был воздух и дневной свет»: правозащитник, посидевший в ИВС и СИЗО, рассказал о реалиях

496 06.11.2020 20:11 Люди принесли передачи в ИВС Ленинского района г. Бреста. Фото носит иллюстративный характер.. Источник: https://www.b-g.by/

Брестский правозащитник рассказал об условиях содержания «за решеткой» задержанных по административным делам и объяснил, почему нужно писать жалобы.

Первый раз правозащитник Роман Кисляк попал в ИВС в 2007 году перед Европейским маршем (акция оппозиции), в котором он планировал участвовать. Изолятор в то время находился в старом деревянном здании бывшего Московского РОВД, где Роман провел чуть больше суток в безразмерной камере.

 

Роман Кисляк
Роман Кисляк – брестский правозащитник, который знает, что такое ИВС и СИЗО не в теории, а на практике, так как сам не раз отбывал административный арест.

«Это такая камера, где нет кроватей, только деревянный настил, на котором люди спят, как собаки, на полу. Никакого белья, матрасов и постельных принадлежностей не выдавали. Благо что с собой была теплая куртка, ею и накрывался. Из «мебели» в камере – только два ведра: одно для мусора, второе – туалет, куда задержанные справляли нужду в перерывах между двумя походами в обычный туалет – утром и вечером. Не было ни мыльных принадлежностей, ни полотенец.

Реклама

Но бывали в те времена условия и похуже. Например, в 2005 году у меня были клиенты – члены Союза поляков, которых задержали летом. Тогда в камере была такая парилка, что из-за влажности у людей кожа покрывалась сыпью. К тому ж, в то время нигде в белорусских ИВС не было женского персонала, поэтому женщинам, оказавшимся за решеткой, было еще сложнее переносить эти условия. Они жаловались на оскорбительное отношение и дискриминацию – при поступлении их осматривали мужчины, раздевали, могли ощупать», – рассказывает Роман.

Спецучреждение
Скриншот видео предоставленного Романом Кисляком.

Увидев все своими глазами, правозащитник задался целью добиться человеческих условий содержания в брестском ИВС и вместе с коллегами подал жалобы в прокуратуру и МВД, подключив к освещению проблемы СМИ. И дело сдвинулось с мертвой точки.

Читайте также: «Наши мужчины нами гордятся»: отбывающая срок в ИВС брестчанка передала на свободу оптимистичное письмо

Реклама

«Проблема была в том, что в ИВС содержались люди, которые обычно не жаловались на условия содержания. И вторая проблема – мы как правозащитники не могли попасть туда, чтобы увидеть условия содержания. Когда нас и других общественных активистов начали задерживать, мы таким образом стали осуществлять «мониторинг» условий.

Наши жалобы возымели эффект. Публикацию в СМИ прочитала депутат Палаты представителей и написала министру внутренних дел запрос, в котором попросила объяснить, почему такие мелкие правонарушители содержатся в таких ужасных условиях. Министр дал команду проверить. После этого в ИВС сделали ремонт, стали выдавать постельное белье, тапочки, мыло», – говорит наш собеседник и добавляет, что с тех времен в Бресте больше нет «безразмерных» камер.

Спецучреждение
Скриншот видео, предоставленного Романом Кисляком.

Как правило, изоляторы временного содержания есть во всех РОВД и оборудуются в подвалах. А это – затхлый воздух, отсутствие естественного освещения, холод в межсезонье и сырость. Многие выходят оттуда простуженными. Напоминаем: в ИВС содержатся не насильники, не убийцы, не матерые зэки, а обычные люди, которые отбывают административный арест. Тем парадоксальнее то, что в СИЗО, где содержатся заключенные по уголовным делам, условия содержания гораздо лучше.

Читайте также: «В восьмиместную камеру набили 32 человека»: задержанный правозащитник рассказал о том, что видел в ИВС и СИЗО в Бресте

«В СИЗО я попал в августе этого года. Меня задержали 9 августа, вменили статью 23.34 КоАП Беларуси (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий) и поместили в ИВС Ленинского РОВД. 11 августа всех содержащихся под арестом по уголовным делам из СИЗО-7 Бреста вывезли в Барановичское СИЗО-6. Таким образом брестское СИЗО освободили для «политических», тех, кто был задержан 9 и 10 августа на акциях протеста в Бресте. В СИЗО свезли задержанных из изоляторов Бреста и соседних районов, так как они уже были переполнены, а власти ожидали 11 числа новую волну манифестаций и соответственно задержаний. В тот день нервы сотрудников были на пределе – они кричали, угрожали, оскорбляли, некоторых били. Очевидно, что руководство МВД дало указание на такую акцию устрашения. Эти дни они воспринимали как бунт, который нужно жестко подавить», – вспоминает Роман.

Открытый люк автозака
Открытый люк автозака. Фото предоставлено Романом Кисляком.

При транспортировке, по словам правозащитника в автозак «напихали» очень много людей. Было лето. Было жарко. Дышать было нечем.

Реклама

«Когда привезли, мы стали просить, чтобы открыли двери и окна, но получили в ответ только оскорбления и побои, – продолжает свой рассказ Роман. – В СИЗО я пробыл два дня до суда, на котором судья отпустил меня до следующего заседания, однако милиция решила по-своему – посадили в автозак и обратно отвезли в СИЗО. Это о том, какое у нас правовое или полицейское государство. После второго судебного заседания меня отпустили по-настоящему. В последующем суд признал виновным по статье 23.34 и дал четверо суток, которые я уже отбыл. В нашей восьмиместной камере в СИЗО было 32 человека, спали на полу, но даже так не хватало места, поэтому спали по очереди. Тем не менее в СИЗО было лучше – там были воздух и дневной свет».

Спецучреждение
Скриншот видео, предоставленного Романом Кисляком.

Что касается питания, то на него жалуются многие. Дело даже не во вкусовых качествах еды. Особенно трудно приходится тем заключенным, у кого питание имеет какие-то особенности: вегетарианцам, людям с хроническими заболеваниями, придерживающимся специальной диеты.

«Я вегетарианец. Написал заявление, чтобы мне обеспечили вегетарианское питание, но мне просто убирали котлету из тарелки, а то и этим не утруждались. Некоторые заключенные вообще перестают есть казенную еду, питаются из передач», – рассказал Роман.

Читайте также: Правозащитник Роман Кисляк: «Конституция должна ограничивать власть». Пока же в Беларуси ограничиваются права людей

На передачи от родных надеются все и очень их ждут. И потому «пакеты» становятся предметом манипуляций и давления. Правозащитник говорит, что сейчас отношение к «политическим» заключенным стало жестче: «Раньше задержанных по административным делам при поступлении в учреждение и выписке не раздевали полностью догола, как уголовников. Сейчас раздевают. С мая этого года запретили брать с собой в камеру пишущие ручки. Найдут ручку в ИВС, но нет бумаги – не напишешь ни жалобу, ни заявление. Периодически руководство дает команду не брать передачи. Бывает, не пускают адвокатов. Скрывают информацию о местонахождении задержанного от родственников, вообще не сообщают или переводят в другое учреждение и не говорят куда. С точки зрения международного права, это является преступлением и называется насильственным исчезновением. Страдает сильно не только задержанный, но и его близкие, потому что не знают, куда пропал человек. Даже если человек нарушил закон, он имеет право на уважение его человеческого достоинства. Заключенных должны содержать не унижая».

Спецучреждение
Скриншот видео, предоставленного Романом Кисляком.

Подобные условия содержания в СИЗО, ИВС и тюрьмах являются жестоким и бесчеловечным обращением, а иногда в отдельных случаях приравниваются к пыткам – действиям, которыми наносится страдание и ущерб здоровью человека, чтобы наказать его. Это нарушает Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ратифицирована Беларусью в 1987 году).

Читайте также: Правозащитник Роман Кисляк: «Похоже, мы сильно прижали «АйПауэр» и группу компаний ПАК»

«Правозащитный стандарт такой: любое задержание или арест не должно быть общим правилом, а скорее исключением, – поясняет правозащитник. – Людей должны выпускать под залог или иное обязательство о явке в суд или на следствие. К сожалению, задержание и арест у нас – общее правило, цель которого – надавить на заключенных. Еще очень важный момент: когда задерживают женщин, имеющих несовершеннолетних детей, по закону их не имею права арестовывать. Но их специально задерживают в пятницу вечером, чтобы они провели трое суток в ИВС и отказались от своих убеждений. У нас есть такие жалобы, над этим сейчас и работаем. Одно такое дело в данный момент рассматривается в Комитете по правам человека».

Спецучреждение
Скриншот видео, предоставленного Романом Кисляком.

Спрашиваем у правозащитника, что становится самым тяжелым испытанием для людей, которые впервые попадают за решетку.

«Каждому сложно по-своему. Кому-то мешает яркий свет, который горит круглосуточно. Бывает, наоборот, он очень слабый, переносимый с трудом. Для кого-то важна гигиена. Отсутствие душа, дырка в полу вместо унитаза, неработающий слив становятся унизительным испытанием. Нужно жаловаться в прокуратуру и МВД. Пусть перед вами не извинятся и не заплатят компенсацию, как в развитых странах, но рано или поздно это должно дать результат и улучшить условия содержания в будущем».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.