Прислать новость
  • 14 °C
    Погода в Бресте

    14 °C

  • 3.9458
    Курс валюты в Бресте
    USD2.503
    EURO2.9371
    100 RUB3.4432

«Уходят опытные и подготовленные врачи». О нехватке кадров и других трудностях в медицинской сфере

488 29.07.2021 07:37 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Кто-то уходит из-за политики, кто-то в другие больницы, — по разным причинам. Одни дожидаются окончания контракта и не продлевают его, другим не продлевает администрация.

В Беларуси только по официальным данным не хватает больше 10 тысяч медиков. В Минске, к примеру, в дефиците более 930 медсестер и 710 врачей, сообщает столичная служба занятости. Сами медики говорят, что нехватка работников в здравоохранении наблюдается давно, а к переработкам все привыкли. Однако сейчас ситуация обострилась: в некоторых отделениях медсестер чуть ли не в 2 раза меньше положенного — смены не укомплектованы, а врачам приходится работать по 32 часа.

«У нас в этом году ушли 4 анестезиолога, 3 гинеколога, в офтальмологии проблема с работниками, большой отток медсестер», — рассказывает врач одной из больниц в Минске. Чиновники признают наличие проблемы с кадрами в здравоохранении, но утверждают, что ситуация некритическая.

Реклама

Zerkalo.io спросило у медиков, как они справляются с нагрузками в сложившейся ситуации, каким образом медучреждения выходят из положения и что, на их взгляд, нужно сделать государству, чтобы врачи и медсестры оставались в стране, а не искали лучшей жизни за рубежом.

Фото: Reuters

На 27 июля в общереспубликанском банке вакансий было 4692 вакансии для врачей, 3213 — для медсестер, 1040 — для фельдшеров и 1813 — для санитаров. Это значит, что белорусской системе здравоохранения не хватает минимум 10 758 медработников, не считая лаборантов, фармацевтов, медицинских регистраторов и прочих. Однако стоит отметить, что поиск по запросу “фельдшер” и “врач” включает и ветеринарных специалистов. К примеру, ветеринарных врачей сейчас требуется 1088.

На начало 2020 года в банке вакансий было около 2900 вакансий для врачей и 3000 с лишним для медсестер.

 

«Сейчас как раз идет волна увольнений, а работы меньше не становится, у медиков громадные нагрузки»

Врач, который работает в одной из больниц Минска, говорит, что у них только в этом году ушло больше 10 квалифицированных врачей, не говоря уже о большом количестве медсестер, работников лаборатории и прочих медработников. На данный момент в общереспубликанском банке вакансий есть 110 вакансий, опубликованных этой больницей. Из них 18 для врачей и 79 для медсестер.

— У нас в больнице всегда был сильный отток кадров, особенно в отделениях реанимации и хирургии, — рассказывает врач, который попросил не называть его должность, имя и фамилию. — Если говорить, к примеру, про реанимацию, то там сейчас работают либо врачи пенсионного возраста, либо молодежь. Среднего возраста, наверное, только заведующий. Оттуда ушел весь костяк. И это еще до событий августа прошлого года.

После выборов президента Беларуси в 2020 году, по словам собеседника, ситуация с кадрами у них в больнице обострилась еще больше.

— В этом году по разным причинам ушли 4 анестезиолога. Вероятно, что нас покинет еще кто-то, неизвестно, сколько времени еще захотят работать те, кто уже на пенсии. Ушли 3 гинеколога, в акушерском отделении не хватает медиков. Очень большой отток медсестер. В лаборатории та же проблема — очень сильный отток кадров. В офтальмологии огромная нехватка персонала, — перечисляет медик. — И это не только наша проблема: так и в других медучреждениях.

Причин у такой текучки медицинских кадров, по мнению работника больницы, несколько: огромные нагрузки, низкие зарплаты и политическая ситуация в стране. Причем уход одних работников провоцирует увольнение других.

Реклама

— Люди уходят: кто-то из-за политики, кто-то в другие больницы, — по разным причинам. Одни дожидаются окончания контракта и не продлевают его, другим не продлевает администрация. Сейчас как раз идет волна увольнений, потому что у большинства медиков контракты подписаны в августе. А работы меньше не становится, она ложится на тех, кто остался. В итоге у работников громадные нагрузки: ими закрывают все дыры. Многие работают на полторы ставки и больше, особенно в хирургии и реанимации. Это самые проблемные отделения.

Медик говорит, что люди, несмотря на усталость, все равно идут и работают, если есть такая необходимость.

— Здесь играет роль наше воспитание и менталитет. «Как это никто не выйдет на смену?!» — думаем мы и выходим на работу. От количества дежурств уже все устали. Люди по 32 часа работают, идут домой на 16 часов и опять на 32 часа приходят в больницу. Такое и раньше было в сезон отпусков, но сейчас так постоянно и ситуация прогрессирует, — отмечает собеседник.

Он считает, что усталость персонала может сказаться на качестве медпомощи пациентам.

— Представьте, что человек, который не спал 30 часов, делает операцию. Шанс ошибки возрастает просто колоссально. Это во-первых. Во-вторых, уходят от нас в основном опытные кадры. Это значит, что с плановой медпомощью могут возникнуть проблемы. К примеру, сократится количество операций. Понятно, что экстренную помощь в случае чего окажут, хотя качество ее может снизиться. А вот на более сложные операции пациенты могут просто не попасть: их будет некому делать.

Также медработник говорит, что медсестер в хирургии (там самая сложная работа) почти в два раза меньше, чем должно быть. Работают неукомплектованные смены. И это тоже, по его словам, будет сказываться на пациентах. «Конечно, любой медик смотрит, кому помощь нужнее, но старается помочь всем. Однако эта ситуация очень опасна».

— Нагрузки сумасшедшие, а с оплатой труда у нас есть проблемы. Раньше был COVID-19. Надбавки за работу в условиях эпидемии немножко выравнивали зарплаты. Их нам, по большому счету, платили так, как и обещали чиновники. Случались спорные моменты, когда что-то где-то не оплачивалось, но в основном с этим проблем не было. Но одно дело, когда ты работаешь в «ковидной» больнице, и совсем другое сейчас, когда мы не коронавирусное медучреждение. Сейчас тебе приходится доказывать, что ты имел контакт с коронавирусным пациентом. Они в приемном отделении и реанимации чаще всего проскакивают. А остальные с этим не взаимодействуют. Поэтому и заработки значительно снизились, — поясняет медработник.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Надбавки за работу в условиях коронавируса с 1 августа медикам будут начислять по-новому. Теперь их будут платить исключительно за отработанные смены, а не за все рабочие часы, как раньше.

Кроме того, в прошлом году во время пандемии, несмотря на то, что сотрудники больницы и сами болели, а оставшиеся трудились на износ, как говорят сами медики, морально им было легче.

— У общества неожиданно была такая благодарность за нашу работу, такой отклик. А сейчас медики вообще не видят никакой благодарности за их работу. И ты не понимаешь, для чего это все. Врачи и медсестры очень быстро выгорают. Ты просто на автомате что-то делаешь. Хочется попросить, чтобы люди не ленились зайти на сайт медучреждения или Минздрава и, если им помогли, оставить благодарность своему врачу, своей медсестре. Это мелочь, но медику будет очень приятно.

 

«Из-за политической ситуации у людей появился дополнительный стимул уезжать»

Закрыть нехватку кадров больница пытается интернами. Однако, как говорит собеседник, это плохо получается.

— Ими нужно заниматься, их нужно учить, а это тоже требует времени. Они не могут прийти после университета и сразу начать полноценно работать. В той же хирургии и реанимации решение чаще всего нужно принимать прямо сейчас, быстро. Нет времени пойти и посоветоваться с кем-то более опытным, — объясняет собеседник. — Да и ежегодно у нас выпускается несколько тысяч врачей, однако дефицит кадров все равно есть, выпускники не покрывают отток. Значит, одним только выпуском новых специалистов проблему не решить.

Часть людей, уволившихся из больницы, устроились в другие белорусские медучреждения, многие уехали работать за границу, кто-то вовсе ушел из профессии.

— Дефицит кадров сейчас, наверное, везде. Поэтому у некоторых медиков появилась возможность пойти работать туда, где им интереснее, но раньше в это место пробиться было нельзя. К примеру, хирургу, конечно же, интереснее работать в каком-нибудь РНПЦ, в крупном институте, где есть более сложные операции и можно поднять свой профессиональный уровень, — рассказывает собеседник.

Также медик отмечает, что он заметил по своему окружению, что процент уезжающих за границу врачей сильно возрос.

— За последние лет 10, еще до августовских событий, навскидку 7−8 наших анестезиологов уехали за границу. А не так давно наш гинеколог уехал из страны по политическим причинам. Плюс очень большое количество людей сейчас активно готовится к отъезду и учит языки.

Нашим врачам проще всего уехать в Россию: нет языкового барьера, одинаковый документооборот. Часто едут в Смоленск, Москву, Петербург, туда был очень большой отток. Для тех, кто не сильно хочет менять привычный уклад жизни, подходит и Украина. Облегченная программа трудоустройства для медиков есть в Польше, Чехии и Германии. Причем в той же Германии программа адаптации действует давно. Там довольно просто подтвердить свои документы, сдать экзамены и работать врачом. Туда наши ехали и раньше, еще до политики, из-за разницы в зарплатах. А разница огромна. Из-за политической ситуации у людей появился дополнительный стимул уезжать.

Медик сказал, что наши доктора также едут жить и работать в Саудовскую Аравию, Арабские Эмираты.

— В той же Германии тоже существует отток медиков, специалисты уезжают в США, в Швейцарию. И не стоит забывать, что подготовка врача — это очень дорого и долго. Но, к примеру, в нашей стране из-за постоянного дефицита кадров молодые врачи очень быстро становятся практикующими. Они за 2−3 года стажа имеют опыт операций, иногда в разы превосходящий количество операций, которое сделали их коллеги в той же Германии со стажем 4−6 лет. Наши медики очень быстро набивают руку. То есть из Беларуси в Германию приходит готовый специалист, который сдал языковой экзамен. Тем более что от нас чаще всего уезжают лучшие кадры.

Работник больницы добавил, что в Беларуси немало иностранных студентов, которые сейчас обучаются на врачей. Это ребята с Ближнего Востока, из азиатских стран.

— Кто-то из них, конечно, остается здесь работать по разным причинам. Есть те иностранцы, которые работают у нас и 10, и 12 лет. Но сказать, что наблюдается волна и иностранные медики активно поехали к нам работать, такого я не слышал.

 

«Должна быть финансовая мотивация, люди не могут работать за три копейки»

Проблемы с кадрами, по словам врачей, испытывают сейчас и республиканские научно-практические центры.

— Увольнения у нас начались с прошлого года: кто по собственному ушел, кого-то уволили, — рассказывает работник одного из минских РНПЦ. — Одна доктор уехала в Чехию. Доктор-гематолог с большим стажем с работы ушла. Уходят опытные и подготовленные врачи.

Фото: unsplash.com

Как отмечает собеседница, одно время ситуация стабилизировалась, рабочие нагрузки перераспределили между теми, кто остался. Но сейчас снова началась сильная текучка.

— На сегодня точно уходят два кандидата медицинских наук, — продолжает медик. — Уехал из страны доктор эндоскопической хирургии со всей семьей. Еще один доктор — кандидат медицинских наук — уезжает в Петербург. Если говорить о молодых кадрах, они тоже почти все, по их рассказам, собираются покинуть страну. Сейчас учат языки. Это связано с тем, что перспективы жизни и работы в Беларуси сегодня не очень радужные.

В августе медицинские учреждения ждут интернов, за счет которых, как говорит собеседница, планируется закрыть пустующие места. Сейчас же у медиков огромные нагрузки.

— К примеру, врачи, которые учатся в очной аспирантуре, не могут иметь нагрузку более чем на 0,5 ставки. Но по факту получается нагрузка по пациентам превышает положенную в 2−3 раза. В РНПЦ звонят со всей страны, часто требуется консультация республиканского уровня. Количество пациентов увеличивается, а количество врачей уменьшается. Но и врачам нужен отдых, а сейчас лето. В последние месяцы появились ощутимые трудности с графиками дежурств. Они почти не закрываются. Формирование нового графика часто происходит со скандалом, потому что нужно распределить дополнительное рабочее время. А делают это за счет внутреннего совмещения. Интенсивность работы на протяжении дня сейчас и так очень высокая. Врачи устают. И взять дополнительное дежурство, особенно людям, у которых есть семьи и дети, — это действительно очень тяжело.

При этом, по словам медика, большую оплату труда врачам никто не предлагает. То есть материальной мотивации у людей нет.

— Дополнительные дежурства, конечно, оплатят, но, к примеру, оформить эту нагрузку доктору как производственную необходимость (так будет более высокая оплата труда), никто не хочет. Можно принять пациентов больше чем на ставку, но получить за это всего 200 рублей, — обрисовывает ситуацию собеседница. — За счет КТУ компенсировать переработку полностью не получится. Больше 100% КТУ быть не может. Тем более что перерабатывают практически все специалисты.

Можно еще получить надбавку за интенсивность труда, но ее, по словам медика, начисляют очень странно.

— К примеру, специалист с высшей категорией может получить эту надбавку меньше, чем специалист без категории и стажем не более 5 лет. Эта надбавка используется для того, чтобы, варьируя ее, уравнять зарплату сотрудников. Чтобы молодые доктора не получили зарплату меньше, но и мотивации работать больше нет никакой. С «ковидными» выплатами опять же есть вопросы. Закон вроде как работает. Если доктор принимал пациента и потом выяснилось, что у него коронавирус, врач за это деньги получит. Но есть нюансы. У нас практически все пациенты находятся на госпитализации с кем-то, кто за ними ухаживает. И если коронавирус обнаруживается у кого-то из ухаживающих, то врач за контакт с ним надбавку уже не получит. Потому что ухаживающий — это не пациент. Так и с амбулаторными больными. До приема врач не знает инфекционный статус пациента и не в курсе, сообщать о нем как о пациенте с коронавирусом или нет. Получается, что у медиков совсем нет никакой финансовой мотивации работать.

«Единственные, кто сейчас еще хоть чуть-чуть мотивирован работать, — это интерны, молодые доктора, у которых есть энтузиазм что-то делать», — говорит медик.

— Но, к сожалению, они немного приобретают опыт, учат язык и потом уезжают. И, по рассказам коллег, такая тенденция отмечается по всем медицинским учреждениям. Они так и говорят часто, мол, мы приходим на отработку. Отрабатывают — и до свидания. Они не хотят долгосрочных научных проектов, потому что, как правило, они занимают 3−5 лет. Кандидатские диссертации мотивации писать нет, потому что это тоже большой срок. Ну и конечно, уровень оплаты труда молодого специалиста очень низкий. Зарплата недотягивает даже до 500 долларов. Например, суточное дежурство молодого врача стоит около 65 рублей.

Врач считает: для того чтобы медицинские кадры оставались в Беларуси, в первую очередь нужно решить вопросы с оплатой труда и переработками.

— Должна быть финансовая мотивация, чтобы доктор за свое дежурство получал более или менее нормальные деньги. Люди не могут работать за три копейки. Людям, особенно молодым докторам, нужно одеваться, платить за аренду квартир, как-то приобретать свое жилье. Люди должны понимать, что они работают и получат столько денег, чтобы не только дотянуть от зарплаты до зарплаты, но и что-то себе позволить, — уверена собеседница. — Многие не хотят оставаться здесь по политическим причинам. Нет понимания, надолго ли вся эта ситуация затянется. И ожидают ли Беларусь положительные преобразования. Многие устали от всего этого. Все хотят спокойно жить, но многие живут в состоянии постоянного стресса и страха. Кто-то ежедневно готовится к обыску, кто-то — к увольнению. Это тоже не мотивирует людей оставаться в Беларуси. Всегда есть возможность применить свои мозги в нормальной, демократической стране, где оценят твой труд. Людям катастрофически не хватает свободного воздуха.

 

Что говорят чиновники по ситуации с кадрами

В начале апреля текущего года министр здравоохранения Дмитрий Пиневич в эфире программы «Марков. Ничего личного» на телеканале ОНТ подтвердил, что в Беларуси наблюдается отток медицинских кадров. Также он отметил, что власти намерены стимулировать их возврат в страну.

— К сожалению, отток кадров есть. Примерно 200−250 человек. Кстати, 2021 год не явился каким-то исключением. До каких-то там пандемических ситуаций, политических ситуаций — то, что пытаются педалировать, — сказал министр.

По словам Пиневича, одна из мер, которые собираются принять для возврата медиков, — уровень заработной платы. Он сказал, что сейчас надбавки достаточно серьезные и средняя зарплата почти соответствует среднеевропейским показателям.

— Идет работа над тем, чтобы после пандемии средняя зарплата была примерно как с «ковидными» надбавками, — отметил он.

Также среди мер — введение резидентуры, а также улучшение социальных пакетов, защиты медперсонала, связанной с медицинской деятельностью.

 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.