• 3 °C
    Погода в Бресте

    3 °C

  • 2.0443
    Курс валюты в Бресте
    USD2.0443
    EURO2.2588
    100 RUB3.2054

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»

229 14.11.2019 19:27 Фото: Виктория ПОЛЯКОВА. Источник: https://www.b-g.by/

Очередной круглый стол прошел в редакции «Брестской газеты». На этот раз нашими собеседниками стали брестские ремесленники.

Путь в ремесленники

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Виктор Марчук, главный редактор «Брестской газеты»

Виктор Марчук (В.М.): Расскажите, как вы стали ремесленниками? Это был порыв души или поиск способа заработать?

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Алексей Кот, ремесленник (производство изделий из кожи, кожаная галантерея)

Алексей Кот (А.К.): У меня все началось как хобби. Понадобился ремешок для часов, и я сделал его сам, так как не нашел в продаже подходящий. Потом сделал обложку, выложил фотографии в интернет, и люди стали просить сделать такое же им. Сейчас у меня есть основная работа с удобным графиком (2/2), что позволяет мне находить время для любимого занятия.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Ольга Данилюк, художник-педагог, ремесленник (текстильные игрушки, предметы декора)

Ольга Данилюк (О.Д.): Я по профессии – художник-педагог. Всю свою жизнь что-то создаю, и однажды назрел вопрос: куда и как это можно сбывать. В 2013 году познакомилась с Натальей, которая рассказала, что можно зарегистрироваться в качестве ремесленника и на законных основаниях продавать свои изделия.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Наталья Мартысюк, ремесленник (вышивка, предметы декора, текстильные игрушки)

Наталья Мартысюк (Н.М.): Я ремесленник с 2011 года. Сначала просто шила игрушки, делала что-то для себя, потом в подарок, затем люди начали обращаться с просьбой сделать что-то на заказ. Когда только-только появились ярмарки на улице Гоголя, я познакомилась с местными мастерицами, они рассказали, как стать ремесленником. Сделать это оказалось очень просто: в налоговой инспекции все быстро оформили, очень доброжелательно, без каких-либо проволочек – я даже удивилась.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Максим Зыщук, ремесленник (изделия из дерева)

Максим Зыщук (М.З.): Я пришел на производственную практику, когда обучался на станочника. Мне показали, как сделать разделочную доску. Это занятие затянуло меня, и я три года делал доски. Однажды решил попробовать выйти на рынок, но оказалось, что для торговли необходимо быть оформленным в качестве ремесленника. Постепенно расширяю ассортимент, стараюсь делать все подряд, кроме досок (смеется).

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Юрий Сальников, ремесленник (текстильные украшения и аксессуары)

Юрий Сальников (Ю.С.): В данный момент я только ремесленник, до этого работал в университете. Вместе с Сашей мы держим свою мастерскую и уже год занимаемся только ею. Белорусской культурой интересовался еще со школы, увлекся ткачеством и народным ремеслом. Начал делать какие-то изделия – и меня осенило: это же можно на ближайший год обеспечить всю родню подарками! (смеется). Потом поступил первый заказ: знакомый попросил выткать 10 метров ленты, чтобы затем смастерить из нее браслеты. Я выполнил заказ и подумал: почему бы не делать это и дальше, но продавать самому?

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Александра Дубина, ремесленник (текстильные украшения и аксессуары)

Александра Дубина (А.Д.): Только ремесленником я стала с августа этого года. До этого где только не работала: и воспитателем в детском саду, и психологом в школах и университете, занималась профориентацией и еще много чем. До встречи с Юрой я вышивала просто в качестве хобби, никогда не думала сделать это основным заработком. И вот со временем решила ступить на этот путь. Я ушла в ремесленничество, чтобы стать хозяином своей жизни.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Виктория Полякова, журналист, ремесленник (украшения из полимерной глины, лепка). Фото: Виктор МАРЧУК

Виктория Полякова (В.П.): Я всегда любила рукоделие, а потом задумалась: можно ли на этом заработать хотя бы среднюю зарплату для нашего города. Это и стало целью. Несколько лет занималась только этим, затем ушла в декретный отпуск, и заниматься любимым делом стало попросту некогда, пришлось приостановить деятельность. Сейчас снова пытаюсь войти в ремесленную колею, но с нынешними экономическими реалиями это уже намного сложнее.

 Цена вопроса

В.М.: Конечно же, всем интересно, можно ли заработать на хлеб с маслом, будучи только ремесленником?

О.Д.: Мой опыт показывает, что должна быть какая-то финансовая страховка, потому что доход ремесленника нестабилен. Бывают периоды стабильного дохода – сезонные праздники, а бывают и простои (период летних отпусков). Всем сердцем хотела бы заниматься только творчеством, но пока еще не вышла на такой доход, чтобы оставить основную работу (методист на полставки).

Н.М.: Я зарегистрировалась ремесленником, чтобы не работать в стол. Как сейчас модно говорить, монетизировала хобби. Был такой период, когда по определенным обстоятельствам около восьми месяцев я работала только как ремесленник, принципиально не шла на работу другую. Заработка хватало только на то, чтобы оплачивать коммунальные услуги, покупать какие-то продукты и расходные материалы. То есть на жизненный минимум, больше ни на что. Мне стало понятно, что если, не дай бог, что-то случится и я останусь без работы, то, будучи ремесленником, не пропаду. По крайней мере, пока ремесленничество в нашем государстве существует в таком виде, как сейчас, с таким налогом.

А.К.: У меня в работе был достаточно большой перерыв, сейчас хочу перезапуститься и купить новое оборудование, а пока что про заработок говорить рано – это скорее хобби. Развитие тормозит то, что у нас в стране особо не купишь расходники и инструменты для работы, приходится почти все заказывать из-за рубежа. В идеале хотелось бы продавать свои работы за границу через специализированные сайты. Может быть, тогда получилось бы заработать деньги не только на хлеб, но и на масло.

М.З.: Я всегда ищу другие варианты заработка кроме ремесленничества. Берусь за любую работу – временную или постоянную. Возможно, если бы у меня было больше опыта, дела шли бы лучше и мне хватало бы заработка только с ремесленничества. Но пока что нет.

Ю.С.: Мы с Александрой уходили с постоянных работ в два этапа – сначала я, потом через полгода она. Что касается зарплаты, то это смотря с чем сравнивать. Если с тысячными зарплатами, то, конечно, говорить об этом рано. Но если сравнивать с зарплатами, например, в сфере образования, то те же 350 – 400 рублей, которые я зарабатывал в университете, я уже имею. Мы буквально сегодня подбивали итоги: бизнес у нас окупается и приносит доход на одного человека. Но Саша только 3 месяца как ушла с работы, у нас есть еще 3 месяца, чтобы выйти на вторую зарплату. В любом бизнесе есть так называемая долина смерти: когда начинаешь какое-то дело, ты всегда падаешь в дикий минус, потом постепенно выходишь в ноль и идешь вверх. Летом мы вышли на одну зарплату в 400 рублей. и сейчас стоит задача выйти еще в 400 рублей.

В.П.: Мне кажется, зарабатывать 300-400 рублей в месяц по силам практически любому ремесленнику, который тратит на свое дело достаточно времени и понимает свою целевую аудиторию. Бывали месяцы, когда я зарабатывала 400 – 600 рублей, но затем могли следовать месяцы, когда еле отбивала расходники. К тому же, ремесленник – это самозанятый человек со всеми вытекающими последствиями: болеешь – больничный тебе никто не оплатит, хочешь в отпуск – значит, ничего не заработаешь, не смог достать нужные расходники – потерял клиентов и прочее, прочее… Это нелегкий труд и точно не «халява». Все это окупает лишь одно обстоятельство – удовольствие от процесса работы.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Фото: Виктор Павлов

 О ярмарках

В.М.: Как вы реализуете свои изделия? Помогает ли в этом деле интернет, можно ли торговать в виртуальном пространстве?

Н.М.: Несмотря на то что пункт о торговле в интернете появился в Указе о ремесленной деятельности лишь недавно, официального запрета на продажу изделий в интернете не было никогда. Нельзя было указывать цены, делать интернет-магазин, но выложить свои работы, чтобы похвастаться, можно было всегда. Кто-то увидит, свяжется с мастером и купит или закажет на свой вкус. У меня и многих других ремесленников интернет был и остается основным источником продаж.

О.Д.: Большой поток клиентов и хорошие продажи дают ярмарки. Они хороши тем, что человек имеет возможность увидеть изделия вживую, оценить качество, подержать в руках. Картинка в интернете не дает этого ощущения, многие люди даже не понимают, что видят на фотографии. К тому же после ярмарки чувствуется наплыв клиентов: мастер раздал визитки, в разговоре наладил контакт – и люди возвращаются. Размещение работ в интернете занимает колоссальное количество сил и времени. Надо сделать качественные фотографии, обработать, написать текст, разместить во всех соцсетях. Иной раз я сомневаюсь: надо ли уделять этому столько времени? Но без рекламы сегодня никуда.

В.М.: А сколько таких ярмарок проходит в Бресте, скажем, в год?

О.Д.: В Бресте мало. Традиционно они приурочены к праздникам и по инициативе интернет-форума мамочек Бреста проходят перед Новым годом и Пасхой. Что касается городских ярмарок, то ремесленников приглашают на День города и другие подобные праздники. Но у таких ярмарок есть свои нюансы: как правило, хромает организация, ремесленники – лишь как наполнение праздника. Ощущение, будто организаторы себе галочку поставили, что у них была «аллея ремесленников», но на деле никто не заботится, чтобы об этой ярмарке узнали люди, нет информации в СМИ, нет рекламы. Торговые места выделяются, но ремесленник должен прийти со своим оборудованием. Плата за участие небольшая, но есть.

Ю.С.: Еще проходят ярмарки на улице Гоголя. Год назад поставили красивые деревянные домики. Идея подавалась как «мы поддержим ремесленников», сделаем так, как в Европе. Но из-за высокой цены на аренду в этих домиках обосновался «китай» и ипэшники: ремесленники такую аренду не тянут.

О.Д.: Или, к примеру, рядом с Брестом есть санатории. Там люди торгуют, но я туда не смогла пробиться. Пыталась узнать, как туда попасть, но столкнулась со стеной. Мне назвали сумму – 120 рублей в день. Я спросила: «Простите, может, вы оговорились? 12 рублей в день?». Но нет, 120! Это получается: я приеду на своей машине, со своим оборудованием, возьму отпуск за свой счет, чтобы торговать… Что мне такого надо произвести вручную, своим трудом, что указано в списке разрешенных видов деятельности, чтобы продать на сумму 120 рублей в день и еще заработать? Это немыслимо!

Ю.С.: Для сравнения, «Млын» – самая крупная ярмарка Беларуси, раскрученный бренд. Цена участия – 126 рублей за три дня. Да, оборудование свое, дорога и проживание выльются в дополнительные расходы, но при этом реклама ярмарки начинается за полгода везде, где только можно. Выгодно и приятно ездить на тематические выставки. Например, в прошлом году был в Мстиславле на рыцарском фесте, мы ехали как народники – в народной одежде, я брал инструмент, ткал прямо на месте, создавал интерактивную зону. На таких условиях нам оплатили проезд, мы жили в шатрах вместе с рыцарями. Но для участия в подобных мероприятиях выдвигаются определенные требования, так как это узкоспециализированные ярмарки. Они требуют не столько торговли, сколько интерактива, а продажи – приятный бонус.

Участие наших ремесленников в «Славянском базаре» организует Брестский общественно-культурный центр, но я пока не знаю, как они отбирают ремесленников.

О.Д.: Отдельная ниша – заграничные ярмарки. В частности в Польше. Есть организации, которые за небольшие деньги организуют выезд наших ремесленников. Но не скажу, что доход большой.

А.К.: Я ездил на ярмарку в Польшу в 2014 году. Небольшой курортный городок, много отдыхающих пенсионеров. Нас пристроили на полупустом рынке, там выступали артисты из Жабинки. Почти никто ничего не продал, но мне было просто интересно съездить.

О.Д.: Но некоторые польские ярмарки проходят на высоте. И хочу сказать, что там наш ремесленник чувствует себя достойным человеком, а не каким-то там «ой, опять эти рукоделы приперлись со своим скарбом». И покормят, и лучшие места предложат, относятся к нам с интересом и уважением. Мне проще в Польше найти контакты Центра культуры и попроситься к ним на ярмарку, чем добиться участия у нас в стране. К примеру, хотела попасть на «Мотольские прысмаки», звонила, пыталась найти контакты тех, кто отвечает за ремесленников. Меня бесконечно перенаправляли, 20 номеров обзвонила, в итоге махнула рукой.

Ю.С.: На таких мероприятиях обычно несколько организаторов, в этом и проблема. Например, фестиваль Lidbeer. После интернет-голосования (из 300 ремесленников выбирают 120) мы приезжаем, занимаем предложенное место. А нас со всех сторон обступает «китай» с дешевыми сувенирами – участники от горисполкома. Спрашиваем у организаторов: что за ерунда, почему нас отгораживают от проходных мест, а вместо ремесленников – ипэшники? Но ничего не поделаешь, рынок диктует свои условия. Конечно, ремесленники тоже часто добавляют в ассортимент китайские товары, чтобы расширить ассортимент и как-то выживать. Слышал даже, что таких ловили и штрафовали.

Читайте также: В Городском саду «вырос» новый фестиваль истории и культуры Ulmus. Смотрите, как это было (много фото)

 О магазинах

В.М.: Могут ли ремесленники отдавать свои изделия в магазины для реализации? Есть такая практика?

О.Д.: Да, но у меня с магазинами печальный опыт. Чтобы работать с магазином, нужно показать квиток, что ты ремесленник и имеешь право продавать свои изделия. Затем они составляют договор о приеме товара на реализацию. Едешь, везешь его сам. Проходит полгода, звонишь узнать, продалось ли что-то. Отвечают: «Ой, нет». Потом еще через несколько месяцев звонишь – ответ тот же. В итоге едешь забирать товар – и оказывается, что все продалось. По сути, люди пользуются твоими деньгами. Может, все продалось еще в первый месяц, но ты об этом не знаешь.

В.П.: Я с магазином сотрудничала лишь однажды. Денег недоплатили. А остатки товара вернули в таком виде, что даже раздарить бедным стыдно. Сейчас сотрудничество предлагают несколько магазинов, торгующих именно изделиями ручной работы, но я сомневаюсь, стоит ли входить в эту реку дважды.

Ю.С.: Проблема в том, что большинство магазинов выкладывают товар в кучу. Непонятно, что продалось и где твои изделия. Есть магазины, которые выделяют каждому ремесленнику отдельную полку, это гораздо удобнее. Ты сам можешь прийти и посмотреть, что продалось, что нужно донести. Еще один минус сотрудничества с магазинами в том, что приходится делать им скидку, потому что они делают накрутку до 100%. В итоге я теряю деньги, а они выставляют товар по цене, по которой никто не купит.

Читайте также: Ремесленная «Ярмарка чудес» продолжает принимать гостей! Показываем (фото) и рассказываем, что там искать

 Контроль и PayPal

В.М.: По закону, если доходы ремесленника за календарный год в 100 раз превысят размер ремесленного сбора (1 базовая величина, или 25,5 рублей), то ремесленник должен будет доплатить сбор в размере 10% от суммы такого превышения. Кто и как контролирует доходы ремесленников? Сталкивались ли вы с этим, какие у вас отношения с налоговой?

В.П.: Я слышала о таких историях, читала в СМИ. Но если разобраться, то проблемы бывают у тех ремесленников, которые, по сути, ими не являются, а перепродают товары из Китая под видом рукотворных. Говорят, что налоговая проводит контрольные закупки, отслеживает количество почтовых отправлений.

Н.М.: В прошлом году была такая ситуация: мне позвонила заказчица из Гродно, для которой я вышила метрику, и говорит: мол, ее вызывают в налоговую, потому что она получила посылку из Бреста. Нужно объясниться, что она покупала и является ли продавец ремесленником или предпринимателем. Я написала ей свой учетный номер налогоплательщика, чтобы она передала в налоговую, если их это интересует. На этом все и закончилось. А по поводу превышения разрешенного дохода, это можно проконтролировать, если ремесленник отправляет свои работы за границу, получает доход от продаж в магазинах.

О.Д.: С заграницей пока что работать трудно. У нас нет возможности обналичивать интернет-платежи. Можно использовать эти деньги для оплаты чего-то в интернете, но получить живые деньги нельзя, они так и остаются в электронном виде.

А.К.: – Ремесленники находят какие-то варианты, но они неудобны. Например, едут в приграничные российские города (тот же Смоленск), делают карту «Сбербанка» и через нее получают деньги от российских покупателей. Деньги можно снять с карты у нас, но теряется довольно ощутимый процент.

О.Д.: Это как раз тот момент, который хорошо бы доработать в законе. Пусть бы ремесленникам открыли какой-то канал, доступный, удобный, чтобы мы не боялась, не выдумывали, а могли спокойно получить деньги за свои изделия из-за рубежа.

Александра Дубина: Оптимальным вариантом был бы PayPal (крупнейшая электронная платежная система – прим. ред.). Валюта шла бы в страну. Деньги пришли – их видно, той же налоговой было бы просто их отследить. Если я смогу заработать, мне будет не жалко заплатить налог от стократного превышения.

Ю.С.: Наша банковская система потихоньку к этому идет: например, уже перевели банковские счета в европейский формат. PayPal появился в Беларуси, но как быстро он адекватно заработает, неизвестно. Взять, к примеру, Etsy (веб-сайт электронной коммерции, который фокусируется на изделиях ручной работы – прим. ред.), покупатели там платят только по PayPal. Все привыкли к телефонам, хотят не заморачиваться и оплатить товар одним кликом. Мои клиенты с Запада обломались, когда я сказал, что оплатить наши работы можно через денежный перевод Western Union. Они не знают, что это такое. Надо в банк идти? Ой, нет! Плюс достаточно большой процент за перевод.

Читайте также: Ремесленники смогут рекламировать свою продукцию в интернете

Вперед в будущее

В.М.: А какие еще у вас есть предложения? Что кроме системы расчетов следовало бы поднять на более высокий, современный уровень? Может, было бы неплохо, полезно, справедливо, на ваш взгляд, что-то изменить в законе о ремесленной деятельности?

В.П.: Однозначно стоило бы пересмотреть вопрос о лишении половины ежемесячного детского пособия матерям, которые являются ремесленницами. В декретном отпуске не особо порукодельничаешь, нет времени и сил. И доход от продажи каких-то редких изделий трудно назвать заработком, скорее, отдушиной и копеечкой «на подгузники». Женщина, которая вышла на полставки на постоянную работу, получает полное пособие, хотя имеет зарплату и ребенка отдала в детский сад. А ремесленница лишается половины пособия. Это несправедливо.

О.Д.: Можно было бы расширить перечень видов деятельности. Например, я художник и живу в современном мире, многое делаю на компьютере (разрабатываю дизайн открыток или схем, прорисовываю какие-то детали). Получается, что я использую технические средства, а это уже запрещено законом. Эти тонкости в современном мире нужно учитывать. Закон в нынешнем виде – для времени лет 10 назад. Уберите интернет и компьютеры, тогда все нормально. Но сейчас я неотрывна от компьютера. Мы делаем красоту для современных людей современными инструментами. К примеру, открытки. Они напечатаны, я не «друкавала» их, а отнесла в полиграфическую студию. Почему за эти открытки должен получать деньги кто-то другой, а не тот, кто их нарисовал? Почему я не могу свою картину перевести в иллюстрацию? Это же тоже труд. Или вот еще пример: я не имею права вырезать фанерную заготовку для своих работ, потому что воспользуюсь лазерной резкой. Приходится идти в магазин и покупать заготовки там. Только недавно разрешили использовать электроинструмент! Закон запаздывает.

Ю.С.: В Бресте могло бы быть больше ярмарок. Или хорошо бы делать одну, но серьезную, чтобы на нее ехали туристы и мастера из близлежащих стран. Но этим должны заниматься городские власти. Ярмарка должна раскручиваться на уровне города как бренд.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Алексея Кота – производство изделий из кожи, кожаная галантерея. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Алексея Кота – производство изделий из кожи, кожаная галантерея. Фото из личного архива

 

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Ольги Данилюк – текстильные игрушки, предметы декора. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Ольги Данилюк – текстильные игрушки, предметы декора. Фото из личного архива

 

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Натальи Мартысюк – вышивка, предметы декора, текстильные игрушки. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Натальи Мартысюк – вышивка, предметы декора, текстильные игрушки. Фото из личного архива

 

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Максима Зыщука – изделия из дерева. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Максима Зыщука – изделия из дерева. Фото из личного архива

 

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Виктории Поляковой – украшения из полимерной глины, лепка. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Виктории Поляковой – украшения из полимерной глины, лепка. Фото из личного архива

 

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Юрия Сальникова и Александры Дубины – текстильные украшения и аксессуары. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Юрия Сальникова и Александры Дубины – текстильные украшения и аксессуары. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Юрия Сальникова и Александры Дубины – текстильные украшения и аксессуары. Фото из личного архива
Участники круглого стола в редакции «БГ»: «Закон о ремесленной деятельности запаздывает»
Работы Юрия Сальникова и Александры Дубины – текстильные украшения и аксессуары. Фото из личного архива

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.