Прислать новость
  • 11 °C
    Погода в Бресте

    11 °C

  • 2.5215
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5215
    EURO3.0606
    100 RUB3.4062

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)

18.02.2019 13:41 Круглый стол в редакции 7 февраля. Фото: Татьяна БОНДАРЬ. Источник фото

Брестчане с активной жизненной позицией, которых мы нашли в Facebook, обсудили актуальные вопросы, касающиеся как Бреста, так и Беларуси в целом.

Участники круглого стола в редакции «БГ»:

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)

Реклама

 

«Государство никогда не сделает 100%-ю оплату населением – это крайне невыгодно»

Виктор Марчук: Начнем с тарифов ЖКХ. Уже который год подряд с 1 января они растут. И якобы каждый год они повышаются не более чем на 5 долларов. Лично я, например, до сих пор не понимаю, как это считается. А вы понимаете, что оплачиваете?

Олег Селявин: Нашему государству крайне выгодно, чтобы мы оплачивали 30%, 20% тарифов ЖКХ. А все остальное они перекладывают на ИП, ЧП и предприятия. Те, в свою очередь, закладывают это в стоимость товаров и услуг. Это небольшая, в принципе, сумма. Население, оплачивая товары и услуги, оплачивает недоплаченное плюс НДС. То есть государство выигрывает при всех раскладах.

Население, правда, потом задумывается: а почему за речкой ресурсы стоят дороже, а продукты, товары дешевле? Именно по этой причине.

Наше государство никогда не сделает 100-процентную оплату населением тарифов ЖКХ, потому что потеряет этот источник дохода. Поэтому мы будем вечно платить 30%, 40%. Не важно, что реально мы платим 120%.

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)Если по тому же газу мы замéряем его калорийность, то окажется, что мы гораздо выше платим, чем он стоит на самом деле. Проверьте, простой эксперимент: возьмите литр воды и поставьте в кастрюльке на газ. В квартире у вас всегда примерно одинаковая температура, плюс-минус два градуса не влияют. И закипятите этот литр утром, днем и вечером. И зафиксируйте время. Оно будет разное!

Виктор Марчук: А почему так?

Олег: У нас счетчики считают газ в метрах кубических. А горит масса газа, а не объем. Поэтому достаточно снизить давление с положенных, допустим, 300 мм водяного столба до 150 – на ту же энергию счетчику надо посчитать в два раза больше. Все. Калорийность газа, которая нормируется, – мы ее не узнаем. Мы не можем проверить. У нас нет датчиков давления, нет ничего. Газ – это такая кормушка.

Реклама

 

Юлия Хомич: Вы не забывайте, что предприятия покупают свет и газ по другим тарифам. Это безумно дорого.

 

«Бензин у нас неплохой»

Виктор Марчук: В январе был интересный момент, связанный с ценами на топливо. На некоторых заправках бензин подешевел на 2 копейки, дизтопливо – на копейку. Но через несколько недель цены вернулись на прежний уровень. Зачем, по-вашему, нужен был этот фортель с удешевлением?

Олег: Во-первых, это забивание медиапространства. К подорожанию на копеечку народ привыкает: ну, подорожал и подорожал. Ведь до деноминации копейка – а это было 100 рублей – большие деньги. А сейчас копейка – ничто. А вот этот финт с удешевлением – чистая психология. Отними у человека все, потом верни ему половину – и он будет счастлив.

Юлия: Я поспорю. В данном случае меня особо не порадовало. Я много езжу. И эта копейка скорее обратный эффект возымела. Это какая-то реклама «Белнефтехима» и «Лукойла».

Олег: Возьмем структуру бензина. Стоимость нефти – это такая маленькая составляющая. Все остальное налоги.

Юлия: Бензин у нас неплохой. Единственное топливо, с которым я сравню белорусский бензин, – немецкое. Но оно и стоит. Когда я проезжаю всю Беларусь, я никогда не думаю, на какой АЗС заправиться. В России я должна знать заправки, на которых я заправлюсь. В Украине я просто стала. Что касается Польши, то все знают, что наши соляровозы туда вывозят. И пробег на нашем бензине не намного меньше, чем на немецком. Если говорить об очистке топлива, наверное, наши в этом плане стараются.

И причем, что интересно, у нас везде на заправках цена одинаковая. В России на заправках одной и той же сети можно увидеть совсем разные цены даже в одной области.

 

«Пока мы не поднимемся экономически, на нас будут сваливаться грязные производства»

Виктор Марчук: Предлагаю вспомнить аккумуляторный завод. Больше года длится противостояние. Что вы думаете об этом, на чьей вы стороне? Может быть, у вас есть какие-то предложения, как выйти из этой ситуации: когда люди против, а перед властями стоит задача любой ценой построить и запустить этот злосчастный завод.

Олег: Легко. Я буду двумя руками «за» аккумуляторный завод, если те люди, которые отвечают за его строительство (включая нашего губернатора и всех, кто подписывает документы и ведет строительство), не как чиновники, а как граждане напишут расписку. Напишут, что я, гражданин такой-то (не чиновник!), уверен в безопасности данного завода и готов лично и добровольно возместить любой вред и ущерб, который данный завод принесет экологии.

И тогда я поверю этому человеку. Потому что я буду видеть, что он отвечает за свои слова и к чему мы придем, если на заводе что-то случится. Или будет, как всегда, как и с Чернобылем: «Ну, мне сказали, ну что я мог сделать…» Вот в том же МЧС есть оборудование для мгновенной ликвидации этого завода? Я в этом не уверен.

Юлия: Дело даже не в этом. Случится же не сразу. Случаться будет 10 лет, 30 лет.

Олег: А может, и сразу.

Юлия: Огромное спасибо тем людям, которые раскачали общественность. Молодцы ребята. Все-таки оборудование будет стоять не то, которое было запланировано изначально. Очистка будет не та. Завод запустят. Страшно то, что будет – если будет – через 50 лет.

Олег: Нет. Мы увидим это раньше.

Читайте также: Участники круглого стола по борьбе с заводом: «Мы не остановимся. Даже с запуском завода» (фото, видео)

Юлия: Чернобыль дал свои последствия: ликвидаторам сразу, а по всем нам стучит до сих пор, и все страшнее и страшнее. Посмотрите, сколько онкологии. Так же и с заводом. Он будет работать, он никуда не денется. Деньги освоены, специалисты определенного профиля работают. Кредит получен и еще будет получен, потому что мы тут стучим, что у нас беда, у нас завод. А власти стучат: «Вы видите, у нас народ бунтует? Нам надо добавить!» Я вижу выход только в том, что там должен быть постоянный мониторинг, и желательно не только нашим оборудованием.

Олег: И самое главное, чего не хватает, – ответственных лиц, которые будут виноваты в случае ЧП. Вот кто будет виноват, если гипотетически бабахнет завод?

Юлия: Нам ничего не даст их виноватость. Нам не станет от этого легче. Не надо искать виноватых, надо делать все, чтобы их искать не пришлось.

Олег: Вот. Я про это и говорю.

Анна Сегенюк: Их назначат в любом случае.

Олег: Назначат какого-нибудь механика, КИПовца, который заблокировал датчик какого-нибудь фильтра. Найдут. Но нам от этого легче не будет.

Юлия: Повторюсь: я не думаю о том, что он бабахнет. Я думаю о том, что он должен работать максимально чисто.

Виктор Босак: Он не может работать максимально чисто. Это производство. Эта технология, которая заложена сейчас, не может быть такой вообще. Будет загрязнять, конкретно загрязнять. Я знаю, что такое свинец.

И вы понимаете, что наш завод АКБ – это только один, частный случай. Вы смотрите в целом по республике: в Могилеве такой грязный объект есть (завод «ОмскКарбон» – прим. ред.), в Светлогорске (завод по производству беленой целлюлозы – прим. ред.).

Почему эти новые объекты начали расти как грибы после дождя? Закономерно: посмотрите последний отчет ООН – там четко все это показано. Самые грязные производства – это во всем мире так – перераспределяются в самые бедные страны.

Как бы нас не обманывали наши статистики, но, увы, на международном уровне мы бедные. Почему Китай стал выводить свои грязные производства? Они разбогатели.

Пока мы не поднимемся экономически, на нас будут сваливаться эти АКБ и прочее. У нас нет денег – и мы рады хвататься за любые кредиты в обмен на то, что мы будем размещать на своей территории грязные производства. Вот в чем беда.

Читайте также: В Светлогорске люди вышли на площадь в знак протеста против китайского завода

Юлия: Меня как бухгалтера поражает выбор экономической зоны. Хорошо, я согласна, пусть будет завод. Но пускай он будет не в СЭЗ. И пускай он платит налог на экологию, в десятки раз превышающий стабильный налог. И я буду видеть, что завод уплатил столько-то налога и он был распределен на определенные цели. Например, пусть он весь уходит на содержание облбольницы или очистку каких-то земель.

В СЭЗ разместить производство – замечательно: здесь все налоги льготируются. Господа, как так можно делать? Вы взяли откровенно грязное производство и разместили его в СЭЗ?! А ведь в СЭЗ на старте было очень сложно открыть производство.

Олег: Они просто каким-то образом обошли статью 5 закона о свободных экономических зонах, где было прямо запрещено размещение опасных производств в СЭЗ.

Виктор Босак: Что они там только не обошли! Наверное, проще перечислить, что они не нарушили.

Людмила Захаренко: Я хотела бы сказать о людях, которые каждое воскресенье выходят кормить голубей. Для меня это очень странный факт. Для белорусов, которые все принимают, здесь почему-то это не сработало. Притом что люди были совершенно не ангажированы в политику, многие, насколько я знаю, даже поддерживали политику государства. И теперь каждое воскресенье, вместо того чтобы с детьми поехать в ту же пущу, они выходят, чтобы отстаивать свои права.

За этот год, насколько я слежу, проделана колоссальная работа: заказаны какие-то экспертизы и так далее. Я, честно, была на площади дважды. Для меня это уже такой туристический объект. Когда приезжают гости, я веду их показывать, как у нас кормят голубей. Это интересно, это такое развлечение местного уровня.

Виктор Босак: А если повезет, то и на бесплатную экскурсию в автозаке можно попасть.

Людмила: Я заметила, что люди за этот год абсолютно перестали бояться. За ними наблюдают, их снимают на камеры, а они откровенно ржут над этим. И я считаю, власти совершают ошибку в том, что начинают их давить. Людей, которые уже не боятся, давить глупо.

Возьмем этого снеговика – да пропусти ты это мимо! Но нет, мы делаем из этого сенсацию и выставляем себя в абсолютно глупом свете.

Юлия: Нет, это не в глупом свете. Вы смотрите, как интересно. Ведь этот снеговик помог больше, чем десятки собраний на площади. Вы не всегда смотрите на действия, смотрите на результат. И получится изумительная ситуация.

Я вначале так возмущалась. А утром проснулась, посмотрела, как эти события были восприняты по всей России и в Беларуси… Да этого человека, который составил протокол, и судью, который судил и вынес штраф, надо на наш круглый стол приглашать! Они большие патриоты нашего города. Благодаря им получилось шоу. А шоу народ любит.

 

«Каждый из высоких чиновников старался быть больше белорусом»

Виктор Марчук: Вы в курсе, что с января госорганы обязаны на своих официальных сайтах размещать информацию не только на русском, но и на белорусском языке? Месяц прошел, а такой информации нет, ни на сайте облисполкома, ни на сайте горисполкома. Что вы об этом думаете?

Людмила: Проблем в том, что белорусский язык многие просто не знают. Помните, скандал с известным предприятием из-за того, что у них на продукции был казахский язык, а белорусского не было? Тогда же был официальный ответ: у нас нет человека, который может перевести это на белорусский язык. Здесь, судя по всему, тоже.

Те же судьи в судах, когда их просят вести на белорусском и они обязаны, если есть такая просьба. Но они этого не делают. Видимо, и здесь так: нет человека, который без ошибок бы перевел. Бо як будуць памылкі…

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)Юлия: Сейчас медиаэфир очень насыщенный. И малейшие ошибки на официальной странице – это же сразу раздуют. И они еще, наверное, не определились: мы сильно-сильно белорусы или пока еще не очень.

Виктор Марчук: В принципе, чиновников никто не заставлял ставить перед собой такую задачу. Но они поставили и не выполнили.

Юлия: Мы за пару месяцев должны были осознать, что мы белорусы, а не россияне. И каждый из высоких чиновников старался быть больше белорусом. И чиновник, который принял такой закон, отметился таким образом. А уж выполнять…

 

«У нас мужья облагаются налогом на содержание жен»

Виктор Марчук: Не могу не обратить ваше внимание на проблему так называемых тунеядцев. Если в других странах государство помогает людям, лишившимся работы, то у нас пытается с них дополнительно что-то поиметь.

Олег: Если во всех странах введен безусловный доход, ниже которого не может жить человек, у нас введен безусловный налог. А что такое безусловный налог? Это значит, что проживание в нашей стране платное. То есть для всех граждан Республики Беларусь, а также неграждан, но находящихся на ее территории, введен налог на нахождение на данной территории.

У меня есть друг в Бельгии. У него жена не работает. Так вот, он получает налоговый вычет за то, что содержит свою жену. У нас же мужья облагаются налогом на содержание жен. То есть, если жена домохозяйка, муж обязан платить налог (даже при советской власти этого не было) за то, что жена воспитывает детей, следит за хозяйством. Женщин жалко. Нам мужикам-то что: надел штаны, пиджак, пошел поработал, и все. Если у меня жена не работает, я прихожу домой, и у меня там приготовлено, убрано и т. д. Я счастлив и доволен. Я ради этого тружусь.

А так жена должна сходить на работу, прийти домой, постирать, убрать, приготовить – жалко этих женщин! И при этом большинству наших женщин надо платить, чтобы ходить на работу: одежда, косметика. И на выходе мы видим маленький-маленький выхлоп, который нормальный мужик может заработать, дай ему условия, за какие-то выходные или неделю.

Но условий у нас тоже нет. Потому что молодые пенсионеры (милиция, военные), которые вышли на пенсию в 45 лет, занимают все места, которые можно занять, получая пенсию и минимальную зарплату. То есть те же, допустим, 500 рублей на какой-нибудь мелкой должности – им этого хватает, ведь у них еще пенсия. И они этим самым обесценивают все остальное. Если согласен пенсионер делать это за 500 – всё, будет ставка 500, и никак не больше.

Юлия: Брест – город приграничный. Достаточно большое количество людей до закона «раз в 8 дней» уходило с работы. Это был хороший способ заработать.

Олег: Они везли деньги в страну. Что такое тунеядец, по нашим меркам? Единственный налог, который он не платит, – это подоходный.

Юлия: Не только. Предприятие за него не платит 34% в фонд соцзащиты, что гораздо серьезнее. Вместе с подоходным налогом мы имеем почти 50% зарплаты работника. Вот что не платит этот работник и чего пытаются добиться.

А по поводу тунеядцев – тут скорее вопрос в том, насколько у нас людей не ценят. Вот я осталась без работы. У меня и так стресс. Я и так не уверена, что будет завтра, через месяц и т. д. Тем более у нас не такие большие зарплаты, чтобы создать подушку безопасности. И получается, что ты уже не работаешь, а тут тебе еще и 100 процентов коммунальных платежей.

Это стресс для человека, стресс для семьи. Это что такое? Мы же людей должны защищать. У нашего государства, кроме людей, ресурса, по-моему, нет. Это очень нехороший шаг государства по отношению к своим гражданам.

Читайте также: Как будет отличаться жировка тунеядца от счета за коммуналку обычной семьи

Олег: Мы ехали в купе в поезде с парой украинцев. Разговорились. У них дом под Полтавой, 190 «квадратов». Спрашиваем, сколько у вас газ стоит, отопление, потому что здесь мы наслушались, что в Украине цена сумасшедшая, люди чуть ли не дровами топят. А они отвечают: не знаем, у нас у всех субсидии. На наш дом субсидия 1 200 кубов газа в месяц. А мы можем только 500 расходовать. Муж дровами топит. Субсидии не положены, если ты сделал крупную покупку (50 000 гривен или более – прим. ред.), если дом больше 200 «квадратов», а остальным положено.

Муж в этой семье ездит на заработки в Россию. Двое детей. Жена не работает. Вот они рассказывают: если окна пластиковые вставил – 50% государство сплачивает.

 

«За Западный обход большое спасибо городу»

Виктор Марчук: В Бресте близится к завершению строительство Западного обхода. Как думаете, брестчане не будут скучать по очередям на переездах?

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)Юлия: Безумно будут скучать! Будут выстраиваться под мостом и искусственно создавать! (смеется) Поэтому пробки предлагаю оставить.

Анна: Так сделали же мост около крепости. И все равно все стоят на бульвар Шевченко.

Юлия: Ну на бульвар с Варшавки не постоять – вы что? Это святое! А вот те люди, которые остались жить на улице Поплавского, будут безумно скучать по отсутствию ремонта. Почти так же, как все остальные брестчане. Потому что как же без ударов загоняемых в землю свай и прочих прелестей?

Но за этот проект, кстати, большое спасибо городу. Столько лет решаться, решиться и причем придумать так. Молодцы!

Олег: Вот поездим по нему годика два-три и посмотрим, хорошо они сделали или плохо.

Читайте также: Это крик души: жители улицы Поплавского в Бресте отправили обращение в Администрацию президента

 

«Як паны б’юцца, у мужыкоў чубы трашчаць»

Виктор Марчук: Еще хотелось бы обсудить с вами медицинские закупки. После громких задержаний коррупционеров из Минздрава сейчас в процессе закупок будут участвовать МВД и КГБ. Как вы думаете, спасет это от коррупции, добавит ли прозрачности процессу?

Олег: Понятия никто не имеет по одной простой причине: жителей Бреста никто не ставит ни перед фактом, ни в известность, что собираются покупать, где собираются покупать и зачем.

Виктор Босак: Система-то не поменялась ничуть. И включение в эту схему дополнительных звеньев, таких как МВД, КГБ, в итоге приведет к еще большему удорожанию. Как тендеры эти проводили, так и будут проводить. Чиновники уже научились конкурентов обходить. Система госзакупок ущербная. Пока не переделаем ее – ничего не поменяется.

Людмила: Странная сама формулировка: вот здесь мы привлекаем МВД и КГБ. Подождите, люди, а они где-то не привлечены в какой-то сфере?

Анна: Когда их всех начали трясти, пропали лекарства очень многие. И очень многие люди остались без жизненно важных лекарств. Пострадали простые люди, я в том числе. У меня ребенок-инвалид. Уже около трех лет дочь находится на очень дорогих лекарствах, которые закупаются в Германии.

Изначально мы попали в программу, которую проводит фонд «Шанс». Мы очень долго ждали эту программу, они выделили нам на 2 года вот это лекарство. Они его покупали в Германии. На тот момент один укол стоил около 1 000 евро. В месяц нам делали два укола, т. е. 2 000 евро. Два года мы были в этой программе, потом перешли на государственную. То есть уже наша городская детская больница начала закупать это лекарство.

Интересный момент: когда оно закупалось через фонд, я подписывала эти накладные и видела, что лекарство стоило 1 000 евро. Когда начала закупать больница, то есть через госзакупки, оно уже стоило 500 евро. Реальную цену я не знаю.

И когда начали трясти этих врачей, лекарство пропало. Без него остались дети, которые начали уже с него выходить, которые теоретически были в стадии ремиссии, и его надо было постепенно снижать. И в итоге вот эта сумма за 2,5 года пошла коту под хвост. И все заново. Сейчас мы его опять получаем.

Людмила: А вы заметили: какую тему мы не обсуждаем, мы все равно приходим к тому, что любое нововведение бьет по простому смертному?

Участники круглого стола в редакции «БГ»: «У нашего государства, кроме людей, ресурса нет» (видео)Виктор Босак: У белорусов есть хорошая пословица: «Як паны б’юцца, у мужыкоў чубы трашчаць».

Юлия: Я просто размышляю над тем, какой же человек возьмет на себя ответственность и скажет: какое глупое распоряжение я отдал. Ради бога, разбирайтесь в ваших хоромах, ваших кабинетах. Но, господа, не нарушайте систему там, где она работает. Если человек получает лекарство, идет, например, химиотерапия – таких ситуаций не должно быть.

Видео: Вячеслав ПУГОВКИН

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.