Прислать новость
  • 20 °C
    Погода в Бресте

    20 °C

  • 2.5221
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5221
    EURO2.6617
    100 RUB4.7379

«У генерала свои дети есть». Как построить новую политическую элиту в системе жесткой номенклатуры?

06.02.2022 19:37 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Возможно, лидеру придется привлекать в свою команду профессионалов, которые будут превосходить его в каких-либо отношениях.

«Откуда берутся политические элиты и где они растут?» — такие вопросы задаются в очередном разборе азов политологии от Игоря Тышкевича и Ольги Харламовой. Тема крайне актуальная для тех, кто хочет воплотить желанную «новую Беларусь» в реальность.

Политическая элита (от фр. elite — лучшее, отборное) — это группа людей, которая, в большей или меньшей степени обладая способностями к управлению обществом, концентрирует в своих руках политическую власть и занимает руково­дящие позиции, управляя обществом.

Реклама

«БГ» присоединяется к ликбезу и вместе с аналитиками ищет ответы, применимые в сегодняшней реальности.

Читайте также: «Принять решение и принять последствия». Что не так с лидерами в белорусской политике?

Можно ли «выучиться на элиту»? По этому поводу есть две большие группы теорий рекрутирования элит. 

Теория гильдий (номенклатурная) утверждает, что представитель элиты не может взяться ниоткуда. Его нужно подготовить, выбрать, научить. Он должен отвечать требованиям, которые для себя сформировала сегодняшняя элита. 

Один из главных признаков теории гильдий — закрытость элиты. Претенденты на роль ее членов приходят из той же системы. Такие элиты очень сильно институционализированы и имеют набор формальных требований к претендентам. В СССР главным формальным требованием была принадлежность к партии. Решения о том, будет кто-то продвигаться по лестнице вверх или нет, принимает небольшой закрытый круг, часто один человек. Система стремится воспроизводить саму себя. Если кто-то попал в нее из других сфер, то к моменту получения власти становится частью системы со всеми признаками. 

Утрировано это описывается старым советским анекдотом:

Сын полковника спрашивает отца:

– Папа, а могу стать лейтенантом?

– Можешь, сынок.

Реклама

– А майором?

– Можешь, сынок.

– А полковником?

– Можешь, сынок.

– А генералом?

– Нет. У генерала свои дети есть. 

Антрепренерская (предпринимательская) теория — при такой системе в элиты попадают неожиданные, оригинальные, часто гениальные, непредсказуемые личности — или фрики. Но не всегда им удается набраться опыта и реализоваться, потому что здесь все быстро меняется. 

Предпринимательская система склонна создавать институции, которые на ходу стремятся «обломать» случайного лидера или участника. 

Естественно, ни одна из теорий не реализуется на практике в чистом виде. 

Если в государстве доминирует одна, то при некоторых обстоятельствах может сработать и другая. Например, с развалом СССР разрушилась номенклатурная система, которая существовала до этого. В 1991 году к власти пришли новые люди, и пришли будто бы по характеристикам предпринимательской системы. Однако если покопаться, оказывается, что они не совсем новые. Это все равно «дети полковника», которые являются частью номенклатурной системы и не могут построить другую. 

Если взять США, то у республиканской партии больше, чем у демократов, элементов системы гильдий. Это дает и положительные, и отрицательные результаты — и Трампа, и Рейгана

В то же время в антрепренерской системе, чтобы рекрутировать людей, нужно поддерживать здоровую конкуренцию внутри своей группы, образовательный уровень. Человек, который был около элитарной группы, с самого начала получает базовый задел, который позволяет ему при наличии ума, желания и амбиций стартовать и стать частью элит. А это похоже на гильдию. Для определенной группы может создаваться более благоприятное стартовое условие.

Игорь Тышкевич приводит пример, как работает более близкая нам номенклатурная система. В региональных городах Беларуси во время позднего Советского Союза была популярна такая вещь, как драки «район на район». К тому, кто забрел на чужую территорию, предъявлялось три вопроса: кто ты такой, откуда, кого знаешь. Примерно так же работает традиционная система гильдий.

«Во-первых, кто ты такой? С улицы не попадешь. Откуда? Это значит, какую низовую структуру, какой детский садик, какую песочницу ты прошел. Кого ты знаешь? Это значит, кто тебя привел за руку. Ты можешь быть суперпрофессионалом, но на высшую планку не заскочишь, если нет ответа на эти вопросы». 

Однако если бы эта система была целиком плохой и неспособной к существованию, то уже давно ушла бы в небытие. Плюс системы гильдий — ее предсказуемость, стабильность и лояльность к вышестоящим. 

«По мне, наихудший вариант, когда мы имеем систему гильдий с небольшими элементами антрепренерской системы. У нас есть случайный человек, который попадает в политическую элиту и потом формирует или вокруг него формируется политическая элита соответственно с системой гильдий: закрытая, недостижимая да еще и непрофессиональная», — считает Ольга Харламова.

Читайте также: «Мертвый герой — очень удобный герой». Мнения об эффективности политического процесса в Беларуси

Интересен пример Сингапура, который открыто говорит о своей системе как меритократии. В ней есть правящая партия как институция, но на низовом уровне действует сильное «сито» по просеиванию людей, которые на что-то способны, причем людей с улицы. Есть и ведение этих людей на пути к власти. 

Меритократия (буквально «власть достойных», от латинского meritus «достойный» + древнегреческого κράτος «власть, правление») — принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка.

В меритократическую элиту отбираются нестандартные, профессиональные и востребованные для данного времени и ситуации люди. Это несколько иная характеристика формирования элит. Она может быть и системой гильдий, и интрепренерской. Противоположностью ей можно назвать провластные элиты, целью которых является сама власть, а не то, что с помощью ее можно сделать.

И здесь самое время посмотреть на ситуацию кризиса, которая сейчас есть в Беларуси. Перед сторонниками перемен встала задача — сформировать элиту, которая была бы способна при получении власти справиться с управлением.

Тышкевич считает главным тестом для людей, которые захотели стать контрэлитой, показателем, смогут ли они что-то изменить, то, как они на низовом уровне организуют рекрутинг и формируют свою группу. 

«Когда копируешь методы рекрутинга, политических решений лиц, против которых выступаешь, ты делаешь ту же самую копию, только под другими лозунгами. Если ты придешь к власти, то не будешь менять систему.

Экстраполируя на Беларусь: если система выстраивается на основе гильдий, то люди, которые хотят свергнуть Лукашенко, придя к власти, могут строить того же Лукашенко, только с другим портретом на стене». 

Провластная элита рассуждает в терминах: «Я получу власть, и будет хорошо». Меритократическая — «Я хочу сделать то-то и то-то, и для этого мне нужно получить власть». 

Читайте также: Политологи: Власть не смогла сделать даже имитацию «всенародного обсуждения», а оппоненты не знают настроений людей

Чтобы формировать меритократичную элиту, нужно привлекать туда людей, которые в чем-то выше лидера. Это профи в экономике, в политике, в риторике, в написании выступлений. И главный вызов для лидера — самому признавать, что твое окружение выше тебя. 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.