Прислать новость
  • 19 °C
    Погода в Бресте

    19 °C

  • 2.43
    Курс валюты в Бресте
    USD2.43
    EURO2.7435
    100 RUB3.4118

Более тысячи потерпевших. В Могилеве расследуют уголовное дело о мошенничестве в соцсетях

«Точечные бомбометания будут»: эксперты о том, чего ждать СМИ, блогерам и телеграм-каналам после слов нового министра

306 09.06.2020 06:44

В том, что белорусские власти смогут закрыть Байнет, собеседники «БГ» очень сомневаются.

Назначая на прошлой неделе министром информации Беларуси Игоря Луцкого, который до этого руководил ЗАО «Столичное телевидение», президент Беларуси Александр Лукашенко отметил, что «мы не видим этого министерства. Хотелось бы, чтобы мы его увидели». А уже через несколько дней, 7 июня, новый глава ведомства заявил, что стратегия министерства будет заключаться в том, «чтобы корректировать действия средств массовой информации для того, чтобы обеспечить доведение четкой государственной политики и ограничить население от информации, которая наносит вред государству».

Чего ждать после таких слов средствам массовой информации (СМИ), блогерам, телеграм-каналам и не попытаются ли власти закрыть Байнет «БГ» спросила у экспертов.

Реклама

Председатель ОО «Белорусская ассоциация журналистов» Андрей Бастунец, прежде всего, отмечает, что ограничения свободы слова допустимы во всем мире.

«Но они должны соответствовать определенным требованиям, должны быть необходимы в обществе и не должны подменять собой саму суть права. К сожалению, в Беларуси это происходит иначе. В любом случае, не думаю, что министерство информации – это главный орган для подобных ограничений, скорее, этим должны заниматься суды. На мой взгляд, министерства информации с теми функциями и полномочиями, которые оно имеет сейчас, в Беларуси просто не должно быть. Но мы видим, что исполнительному органу даны достаточно серьезные полномочия по применению санкций к медиа», – говорит Бастунец.

Читайте также: Лукашенко: «Поменьше смотрите в этих инстаграмах или стограммах или телеграм-каналах эти длинные якобы очереди» (видео)

Реклама

Он обращает внимание, что в периоды сложной экономической, эпидемиологической, политической ситуации давление на тех, кто распространяет нежелательную для властей информацию, резко возрастает. По мнению Бастунца, у воскресного заявления Игоря Луцкого есть три функции: «Первая – заявить о себе как о новом министре. Замечу, что долгое время он был первым заместителем министра при Лилии Ананич (министр информации с 2014 по 2017 год – прим. ред.). Вторая – угрожающая: такие заявления могут оказать охлаждающий эффект на те медиа, которые описывают сложившуюся ситуацию. Третья – подчеркивать, что министерство информации готово к выполнению тех функций, ради которых оно и создано».

Бастунец говорит, что лично для него куда большую значимость имеют заявления, которые делает президент страны, который, к слову, уже призывал установить контроль над телеграм-каналами и т. д.

На то, что Луцкий озвучил задачу, которую перед ним поставил президент, обращает внимание и политик Лев Марголин.

«Конечно, от этой власти можно ожидать чего угодно. Хотя у России был опыт запрещения телеграм и опыт, скажем прямо, негативный. А ведь возможности у них явно не меньше, чем у нас. Дело в том, что закрыть интернет нельзя – XXI век. У нас все – банки, предприятия и т. д – все работают с интернетом и через интернет, особенно в условиях пандемии коронавируса. Поэтому тут может быть только по принципу «назло бабушке уши отморожу». Можно, конечно, все закрыть, но я не представляю, что тогда будет с нашей экономикой. Я думаю, скорее всего, повторится история как с антитунеядским декретом. Проходит какое-то время – власть сама понимает, что это нереально», – считает эксперт.

Читайте также: «Беларусь живее всех живых»: ГосСМИ показали, как повлиял парад 9 Мая на распространение коронавируса в стране (видео)

Политический обозреватель Александр Класковский обращает внимание на слова, сказанные Александром Лукашенко при назначении нового правительства о том, что до сих пор министерство информации было незаметным и ему хотелось бы его, наконец, увидеть.

Реклама

«Если переводить его слова на простой язык, глава государства ждет более жестких действий этого ведомства по пресечению, как он любит говорить, инфодемии – то есть всех информационных потоков, которые являются нежелательными для властей и напрягают властную верхушку, особенно сейчас, в период избирательной кампании. Вот под эту задачу и поставили человека во главе ведомства, и его первое заявление – это, видимо, желание показать, что он этой задаче будет соответствовать», – считает Класковский.

Во фразе Игоря Луцкого об ограничении людей от информации, которая «вредит государству», эксперта, в первую очередь, настораживают два момента. Во-первых, слово «ограничить». А ведь статья 34 Конституции гарантирует гражданам Беларуси право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов и т. д.

«То, что министр информации видит свою миссию в ограничении какой-то информации (если не брать в расчет очевидно деструктивные вещи типа сайтов для распространения наркотиков) – это нонсенс. Мы платим налоги для того, чтобы чиновники обеспечивали наши права. А мы сами решим, что нам нужно или не нужно. Не надо держать белорусов за дураков и думать, что без чиновника они не разберутся, какая информация вредна или полезна», – говорит Класковский.

Читайте также: Бабарико: «Я так же могу оскорбительно высказываться о претендентах в президенты и мне тоже за это ничего не будет?»

Второй настораживающий момент – формулировка «вредная для государства информация». Очевидно, что под государством здесь подразумевается чиновничий аппарат, а под вредной информацией – его критика снизу, недовольство людей действиями властей.

«Получается, что по сути ведомство выполняет ограничительные и даже репрессивные функции. А ведь задача министерства информации – обеспечить наиболее комфортные условия для работы СМИ, для журналистов. Тут очень много проблем. Сейчас, во время пандемии, мы видим, что недостаточно информации, что чиновники Минздрава, других ведомств, местные власти уходят от вопросов прессы, которые касаются статистики заболеваемости и прочих острых тем», – отмечает Александр Класковский.

И пока на фоне избирательной кампании происходит зажим критики и альтернативного мнения, можно наблюдать «разгул фейков, дезинформации и клеветы в государственных средствах массовой информации».

«Но не думаю, что новый министр строго возьмется за эти СМИ, которые, как мы помним по предыдущим избирательным кампаниям, высасывали из пальца каких-то экстремистов и так далее. Скажем, по делу «Белого легиона» всех выпустили, никому не предъявили обвинение, а тем не менее люди были замазаны грязью именно через государственные СМИ. Вот давайте разберем эти кейсы, посмотрим, кто действительно занимается фейками, черным пиаром и так далее. Но я думаю, это из сферы фантастики, а на самом деле острие репрессий может быть направлено против негосударственных средств массовой информации», – прогнозирует эксперт.

Читайте также: Сатирический стрит-арт на тему молчания Минздрава в центре Бреста исчез через несколько часов после появления (фото)

Что касается возможности властей отрубить соцсети и интернет в Беларуси, собеседники «БГ» не думают, что в нынешних условиях это возможно.

«Интернет – это тот Джинн из бутылки, которого уже назад не загонишь. Белорусские власти и так уже получили в мире имидж врагов интернета. Пойти на какой-то китайский или иранский вариант, наверное, было бы слишком жестко для европейской страны. В свое время была, по сути, уничтожена независимая печатная пресса, но феномен интернета показал, что неуклюжая государственная пропаганда, с топорными методами, замшелыми тезисами не может конкурировать со свободным словом в Сети, – говорит Александр Класковский. – Любой политически активный человек может становиться средством массовой информации и влиять на умы широкой аудитории, распространять свое мнение фактически без границ и в режиме реального времени. Я думаю, против этого технологического и уже социального феномена власти все равно будут бессильны, хотя навредить конкретным средствам массовой информации, показательно устроить какие-то процессы над теми или иными блогерами вполне могут. Например, уже попал в жернова блогер Сергей Тихановский».

Читайте также: «Хотим, чтобы Лукашенко знал, сколько людей против»: как Брест стоял в очереди в поддержку Светланы Тихановской (+фото)

Оказывать давление на независимые СМИ, блогеров, телеграм-каналы – это все равно как воевать с комарами, считает экономист Лев Марголин.

«Ну убьете вы 10 штук – на их место прилетят 10 других. XXI век – век информационных технологий. Лукашенко этого еще не понимает и, наверное, уже не поймет, потому что он человек, скажем так, прошлого поколения. Я думаю, что сам он интернетом и не пользуется. Может быть, в лучшем случае Коля (младший сын Александра Лукашенко – прим. ред.) ему что-то иногда рассказывает. Естественно, и выводы у него такие, что интернет можно закрыть, что можно народ оградить от информации, которая вредит державе, государству. Поэтому я думаю, что это очередная завиральная идея, которая точно также канет в лету, как и все предыдущие».

Аналогичного вывода придерживается и Андрей Бастунец. Он также не думает, что в Беларуси можно закрыть интернет.

«В такой ситуации, в которой мы находимся, скорее можно ожидать точечных бомбометаний, которые будут применять к определенным сайтам, СМИ, блогерам, телеграм-каналам с тем, чтобы эти санкции оказывали угрожающее, охлаждающее действие на всех остальных», – заключает руководитель «БАЖ».

Читайте также: Лукашенко: Отдельные ветродуи хотели устроить нам майданчик в преддверии президентских выборов или в день выборов

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.