Прислать новость
  • -5 °C
    Погода в Бресте

    -5 °C

  • 3.9233
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5752
    EURO2.9187
    100 RUB3.3594

Ваше здоровье. Врач Виктор Воронко: Чтобы самому разобраться с проблемой – интернета мало

2 952 11.06.2017 18:00 Нейрохирург Виктор Воронко. Фото: . Источник фото

Доктор о том, зачем просыпается в 4 утра, может ли сова стать жаворонком и почему нейрохирурги не останутся без работы.

Просыпаемся, чтобы отдыхать

Я просыпаюсь в 4 утра и занимаюсь хатха-йогой. Она заинтересовала меня, когда я еще только приехал в Брест на работу, в декабре 1982 года. Конечно, первое время я не делал сразу все, упражнения добавлял постепенно.

Реклама

У этой йоги разнообразные возможности, каждый подбирает сам себе программу. И если делать полную программу, то в 04.00 надо встать и до 06.00 заниматься. Многие не до конца понимают, когда слышат, что так рано надо вставать и 2 часа заниматься. А когда спать, спрашивают.

Дело в том, что когда ты делаешь дыхательное упражнение (пранаяма), максимально концентрируешься на его выполнении, стараешься отключиться от всего – ты уже отдыхаешь. Затем, допустим, 5 минут шавасаны (расслабление в позе мертвого тела – прим. авт.) – ты лег, расслабился. Ты уже отдыхаешь. Есть сурья-намаскар («Приветствие Солнца») – считается, что те, кто занимается йогой регулярно, выполняют это упражнение даже по количеству лет. Я делаю минимум 7 раз, минут 10 на это уходит. Потом опять шавасана. Потом идут асаны (позы), которые я подобрал конкретно для себя: на сгибание, на разгибание, на боковые наклоны, на скручивание, чтобы проработать все отделы позвоночника, подготовить себя к рабочему дню.

И в конце – полчаса шавасаны. Можно включить музыку для медитации. И вот с 4 до 6 утра ты не спишь, но и не бодрствуешь. Можно заниматься йогой и после обеда, с 16 до 18. Но рано утром мне никто не мешает – все спят.

Когда раньше я регулярно бегал, то 5 часов на сон – достаточно.

Я тоже сначала был совой. Но перестроиться можно. Это не генетически заложено, это в нашей голове. Большинство вещей, которые мы делаем, условно рефлекторные. Можно научиться чему угодно, и все будет восприниматься. Но должна быть определенная мотивация к этому. Почему в деревне все работники – жаворонки? Да потому что надо утром подняться.

Если человек рано встает и у него есть возможность днем полчаса полежать – это абсолютно нормально. А если есть еще возможность полежать на чем-то жестком, сделать по типу шавасаны – великолепно.

 

Есть, чтобы жить. Не наоборот

Основная проблема у нас – избыточный вес. Мы передаем, а потом начинаем над собой издеваться. Задумайтесь: сначала человек трудится, зарабатывая деньги, а потом тратит их, чтобы наедаться до отвала и себе же делать хуже. Если углеводы практически полностью перевариваются, то белки и жиры перевариваются ровно настолько, насколько хватит фермента. Все остальное уйдет в туалет. А когда непереваренная пища идет по кишечнику, там уже и процессы гниения, брожения и пр.

Реклама

Конечно, самое большое удовольствие в жизни – это еда. И ничто другое. Животные едят тогда, когда они голодны. Мы же едим чаще всего тогда, когда у нас аппетит появляется. Но есть еще удовольствие от еды. И есть еще понятие гиперфагическая реакция на стресс – его заедание. Особенно у женщин. Но мы должны есть, чтобы жить, а не только для того, чтобы получать удовольствие от еды. Удовольствие можно получать от других вещей. Да, есть праздники, когда хочется себя любимого побаловать. Но не каждый день. Я на одном приеме пищи могу практически целый день отработать.

Многие вещи часто бывают надуманны. Например, то, что человек не может раз в неделю сделать голодный день. А вы попробуйте! Один день без еды, только вода.

Можно сделать разгрузочный день: кроме воды добавить 2 литра кефира или 2 килограмма яблок. Мы часто не допускаем, что такое может быть. А вы просто попробуйте. Проблема в голове.

 

О нейрохирургии

Большая проблема у каждого – позвоночник. Так вот та же хатха-йога – это суставная гимнастика. Йоги говорят: здоровый позвоночник – здоровый организм. Очень много асан направлено на проработку различных отделов позвоночника, восстановление тех взаимоотношений, которые уже были нарушены в процессе нашего неправильного укладывания, усиживания, неправильной рабочей позы и прочего. Плюс избыточный вес. Плюс отсутствие нормального мышечного корсета: мы едим, а двигаться не хотим. С одной стороны – гиподинамия, с другой стороны – отсутствие мышечного корсета, с третьей – механическая нагрузка на позвоночник. А при избыточном весе происходит изменение обмена веществ и развиваются обменные полиартриты. Поэтому мы, нейрохирурги, без работы не остаемся. Я здесь работаю более 30 лет, и количество пациентов у нас не уменьшается, а может быть, даже увеличивается. Потихонечку молодеют грыжи дисков и прочее. В среднем до 250 человек в год мы оперируем, а с отделениями в Пинске и Барановичах доходит и до 350 человек, которых мы оперируем с грыжами дисков, со стенозами позвоночного канала. Этим пациентам консервативные методы лечения уже не помогают.

Сказать, что если все будут заниматься физкультурой, йогой, то ни у кого не будет остеохондроза – это не правильно. Остеохондроз – естественное старение. Но не надо ускорять этот процесс.

Кстати, хроническая боль, которая бывает при патологии позвоночника, когда нет причин для операции, при движении значительно уменьшается. Ученые доказали, что благодаря физической нагрузке вырабатываются противоболевые «препараты», которые циркулируют в крови и уменьшают ощущение этой боли. Поэтому движение должно быть. Особенно когда боль хроническая. Конечно, когда резкое обострение – нужен покой.

Серьезная проблема сегодня – нарушение мозгового кровообращения, внутримозговые гематомы. Это, как правило, и атеросклероз, артериальная гипертензия. Артериальная гипертензия – это вообще не болезнь. Это образ жизни. Сегодня только 1 из 6 пациентов с помощью таблеток может контролировать свое артериальное давление. А остальные не могут, потому что у них проблема в голове, и решать ее надо с головы.

В любом возрасте периодически надо измерять давление и смотреть, подскакивает оно или нет. Очень обидно и жалко, когда к тебе привозят человека 50 – 55 лет с огромной внутримозговой гематомой и он еще пока живой, но ты прекрасно понимаешь, что жить он не будет. Здоровущая гематома, и полполушария уже ею разрушено. И даже операции практически ничего не спасают.

Повышенное давление не безобидно. Оно приводит к утолщению стенки сосуда, а сосуды с возрастом уже не те. Утолщение ведет к нарушению нормального перехода различных веществ из кровеносного русла в окружающую мозговую ткань. И потихоньку развивается гипертензивная энцефалопатия, т. е. недостаток питательных веществ, связанных с избыточным давлением. Доходит до критического состояния – кровоизлияния головного мозга.

Не могу сказать, что опухолей стало больше. Их и раньше было достаточно, и сейчас. Черепно-мозговая травма была и остается. Но если, когда я начинал работать, превалировала в основном бытовая, то сейчас травмы, полученные в ДТП. И они значительно тяжелее. Живой воды нет… Хотя мы делаем все максимально возможное.

Наша задача – вовремя определить показания к операции, квалифицированно ее провести и не прозевать ничего в послеоперационном периоде. У нас хорошее оборудование и инструменты и для спонтанных внутричерепных гематом, и для черепно-мозговых травм. Все остальное ложится на плечи реаниматологов.

Уменьшилось количество травм позвоночника с повреждением спинного мозга. В прошлом году через наш стационар, по-моему, ни один ныряльщик не прошел. Я думаю, что основная причина в том, что сегодня подростки и молодые люди чаще сидят дома возле компьютера. Им лень выходить на улицу, бегать, плавать и т. д.

В нашем отделении упор идет на помощь людям с дегенеративным поражением позвоночника. Кроме грыж дисков, это дегенеративные стенозы: самой грыжи нет, а идет сужение позвоночного канала, потихоньку зажимает на поясничном уровне корешки спинного мозга, и человек постоянно испытывает хроническую боль. Вот он идет, прошел полтора километра, и ему надо остановиться, посидеть. Посидел – стало легче, пошел дальше. Это синдром перемежающейся неврогенной хромоты. Раньше пациентов с таким диагнозом мы больше отдавали в РНПЦ травматологии и ортопедии, так как у нас были немного другие приоритеты. Но сейчас мы к этому вернулись, ездим в РНПЦ, учимся, что нового они делают в этом направлении, чтобы и мы могли дальше развиваться.

Нам повезло с главным врачом. Александр Сергеевич Карпицкий всегда идет навстречу, приветствует появление чего-то нового и иногда даже подталкивает нас. Единственное – наличие денег. К нему приходишь, и, если денег сейчас нет, он говорит, заявку оставьте, и со временем вопрос решается.

Надо прислушиваться к своему организму. Если появились какие-то непонятные симптомы – идите к доктору. Он определит, какое обследование вам нужно пройти. Не занимайтесь самодиагностикой и самолечением. Чтобы самостоятельно разобраться с проблемой – интернета мало. Мы боимся излучения, которое идет от телевизора, компьютера, телефона, но аппараты МРТ и РКТ – это приличная лучевая нагрузка и существенное электромагнитное поле. Для проведения этих исследований должны быть серьезные показания. В медицине считается так: если метод исследования не изменит диагноз и тактику лечения, он не должен применяться. Найдите себе специалиста, которому вы будете доверять, и положитесь на его мнение.

Начало беседы с доктором Виктором Воронко о правилах грамотной эксплуатации организма читайте здесь

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.