Прислать новость
  • 1 °C
    Погода в Бресте

    1 °C

  • 3.9794
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6237
    EURO2.9631
    100 RUB3.326

Наши за границей. «Нью-Йорк – это еще не Америка. Это как приемный пункт стеклотары»

883 25.06.2017 18:00 Михаил Самусевич на Манхэттене. Фото из личного архива героя. Источник фото

Уроженец Брестчины Михаил Самусевич о жизни в городе Большого яблока*, американской мечте и местных жителях.

О жизни в Беларуси

Родился я в деревне Дребск Лунинецкого района. И я рад, что родился именно там. Мне кажется, что у наших людей своеобразный характер, закаленный такой.

Реклама

Если говорить о подтвержденных какими-то свидетельствами навыках, то я и тракторист, и шофер, и техник дорожного и мостового строительства, а еще повар, инженер-механик и программист. Причем последней профессии отдано более 20 лет.

Учился в Гомельском дорожно-строительном техникуме, поварской школе в городе Бор (это через Волгу от Нижнего Новгорода), Белорусском институте механизации сельского хозяйства (ныне БГАТУ), в аспирантуре в Минске. А еще окончил Бикмановские курсы программирования в Манхэттене.

В Беларуси мне довелось поработать буквально несколько месяцев: в Барановичах дорожным мастером. Потом была армия. Затем институт, после которого в 1989 году попал работать в ЦНИИМЭСХ (центральный НИИ механизации и электрификации с/х).

С будущей женой познакомился в Питере, тогда еще Ленинграде, хотя оба приехали туда из Минска. И было это почти 29 лет назад. Через год после знакомства поженились. Дети родились в Минске.

Михаил Самусевич с женой Еленой и детьми Алиной и Александром. Фото из личного архива героя

 

О переезде в Нью-Йорк

Приехали мы в Нью-Йорк в сентябре 1993 года. Беларусь тогда была в глубочайшем кризисе. Невозможно было что-то купить. Часто приходилось приезжать к магазину вечером и дежурить ночь, чтобы утром оказаться в первых рядах штурмующих торговую точку.

Изначально планировали просто поехать подзаработать. Оставаться в планах не было. Но застряли. Дети пошли в американскую школу, мы со временем нашли приличную работу. Стало сложнее сорваться с места. Тем более что, приезжая в Беларусь, видели громадную разницу между странами. Даже моя мама, пожилая деревенская бабулька, как-то перед нашим очередным отъездом сказала: «Я вижу, что вы уже едете домой».

О том, что это совершенно другая цивилизация, особо не задумывались. Мои тогдашние познания об Америке заканчивались знанием ее географического расположения, названия столицы и некоторых других незначительных деталей.

Реклама

Народ к нашему переезду отнесся по-разному: от радости за нас до откровенного презрения. Презрение или негодование исходило в основном от официальных лиц, хотя коммунистической идеологии тогда как бы уже и не было.

Попали в Америку, потому что здесь была родня и нам помогли с бумагами. Хотя на нынешнюю голову я бы с удовольствием пожил в Европе. Сложности доставляют перелеты через Атлантику. За эти годы налетали более 100 тысяч километров.

 

О языке и путешествиях

До переезда в США английского я не знал. Изучал немецкий и знал его вроде неплохо. К примеру, учась в институте, смог объясняться с немецкой делегацией. Понятие «свободно владеть языком», особенно что касается чтения или написания, весьма растяжимо.

Мое развитие в познании языка остановилось, наверное, на одной тысяче слов или даже меньше. Но этого вполне хватает для более-менее свободного общения, не затрагивая высшие материи. Дети в этом плане на две головы выше родителей.

Дома мы разговариваем по-русски, хотя часто вставляем некоторые английские слова, которые, на наш взгляд, лучше описывают ситуацию.

Розы, высаженные Михаилом в горшки на крыше его дома, каждую весну радуют своим цветением. Фото из личного архива героя

Свободное время в основном посвящаю дому. В теплую погоду нравится копаться у себя на крыше. У нас там более 50 горшков с розами, кустами ягод, овощами, зеленью. Люблю пройтись по набережной океана. Благо он всего в одном километре от дома. Вечером в пятницу люблю готовить шашлыки на крыше. В выходные часто ходим в церковь. Иногда прислуживаю батюшке в алтаре.

До поездки в Америку мы, в общем-то, нигде и не были. Правда, мне повезло побывать в Чехословакии, когда был студентом, по программе обмена опытом. А вот за годы эмиграции мы с семьей были в Канаде, Мексике, Доминикане, поскольку они поближе к нам. Не забываем и старушку Европу. Побывали во Франции, Англии, Голландии, Испании, Италии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, Израиле.

За 25 лет раз 12 – 14 прилетали в Беларусь. В глаза бросается чистота городов и хорошие дороги, впрочем, они такие наверняка только в центральной части страны. Есть товары в магазинах, аэропорт подтянулся к уровню мировых стандартов. В то же время хочу отметить дороговизну услуг и товаров, особенно в сравнении с зарплатой. Ну и лица людей какие-то неулыбчивые и угрюмые. Поразил музей Отечественной войны. Там до сих пор мыслят советскими категориями, хотя множество противоположных фактов стали общепризнанными.

 

Об Америке…

Нью-Йорк – это еще не Америка. Это как приемный пункт стеклотары. Каждая бутылка несет отпечаток, откуда ее притащили в этот самый пункт. А еще Нью-Йорк – это город, который никогда не спит.

Большое яблоко (англ. The Big Apple) – самое известное прозвище Нью-Йорка. Возникло в 1920-х годах.

Живем мы в одном из 5 районов Нью-Йорка – в Бруклине. Это, по большому счету, спальный район. Мне там нравится. Тихое место, туристы у нас не ходят. Близко океан. Рядом шоссе и метро, позволяющие относительно быстро добраться куда надо.

Нью-йоркское метро неприятно впечатляет. Грязное, старое, с крысами. Это вполне можно отнести и к самому городу. К вечеру на улицах (особенно на торговых) можно увидеть горы мусора.

Поражает открытость людей. Большинство американцев, даже совершенно незнакомых, всегда готовы помочь. Заходи куда угодно. Спокойно фотографируй. А в Минске на Комаровке нас с женой чуть не сдали в милицию за то, что мы снимали на видео шикарный торговый ряд с копченым салом.

После терактов 2001 года появилось много ограничений. Я понимаю, что это делается во благо, но это неприятно поражает по сравнению с тем, что я еще застал в 90-х годах.

Человек ко всему привыкает. Я в этом плане не исключение. На многое уже смотрю спокойно или стараюсь не замечать. Но мечту съехать в тихое местечко не оставляю.

Михаил Самусевич с семьей. Фото из личного архива героя

 

…и американцах

Большинство нашего окружения из бывшего СССР. Хотя в последнее время больше держимся обособленно. Люблю тишину, люблю свой дом, свою крышу. На работе общаюсь больше с американцами.

Особых стереотипов насчет американцев у меня не было. Ожидал некоторой агрессивности, особенно в отношении людей из бывшего СССР. Но местный народ оказался довольно дружелюбным. Любят расспрашивать о каких-то деталях.

В обычной американской семье в среднем трое детей. По окончании школы дети, как правило, уезжают из семьи на учебу/работу и больше не возвращаются. Снимают квартиры на несколько человек, так и живут. Молодежь не брезгует работой. Большинство ресторанов фаст-фуда обслуживается молодежью. Долгое время они совмещают учебу с работой, чтобы стать на ноги, сделать карьеру.

Романтические отношения между молодыми людьми начинаются довольно поздно. Физиологические потребности решаются через секс без обязательств. Соответственно, и женятся поздно. На улице бывает трудно определить, кто гуляет с ребенком – мама или бабушка, так как совершенно нормально родить в 40 и позже.

 

Об американской мечте и ассимиляции

Несомненно, американская мечта – это мечта о свободе в широком смысле слова. И она у нас есть. Здесь никто не додумается проверить у тебя документы, никто не требует никакой регистрации, никто не остановит твою машину (конечно, за исключением редких случаев, когда полиция должна быстро реагировать). У нас нет блата в широком смысле этого слова. Нас никто не ограничивает в свободе перемещений.

Михаил работает за Бруклинским мостом (на фото ) и каждый день прогуливается по набережной – своему любимому месту в центре Нью-Йорка. Фото из личного архива героя

К сожалению, странам бывшего Союза это еще не доступно. Даже игра в демократию в виде выборов ничего не меняет. Ведь практически все бывшие республики имеют одних и тех же правителей по много лет, что не имеет ничего общего со свободным выбором.

Хотим мы этого или нет, но мы вынуждены следовать американским традициям. В первую очередь из-за детей. Не пустить детей на Хэллоуин – это как отменить Коляды.

Мы отмечаем День благодарения. Я его называю День колхозника. Когда все в поле убрано, не грех и дома стол накрыть.

Местной кухни в Америке как таковой нет. Каждый народ привез что-то из своего национального. Так что из местного у нас пицца и разный фаст-фуд. Американцы, как мне кажется, не очень любят готовить.

Мы готовим то, что нам нравится. Это в основном обычная еда: супы, борщи, фаршированный перец, блюда из картошки и мяса. Иногда под настроение готовлю драники, это любимое блюдо всей нашей семьи.

По дороге в храм освятить пасху. Фото из личного архива героя
Михаил с тещей Зоей Ивановной, женой Еленой и дочкой Алиной на фоне Манхэттена. Фото из личного архива героя
Михаил живет в кондо (небольшом доме) на 12 квартир. Фото: google.by/maps

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.