• 17 °C
    Погода в Бресте

    17 °C

  • 2.0542
    Курс валюты в Бресте
    USD2.0542
    EURO2.3426
    100 RUB3.0768

Наши за границей. Каменчанин уехал в Ванкувер и работает на голливудских проектах

356 Комментировать 16.07.2017

Николай Волчок. Фото из личного архива героя. Источник: https://www.b-g.by

Татьяна ГАПЕЕВА,

корреспондент

Николай Волчок - менеджер скульптурной группы. Он работал над фильмом «Ночь в музее - 3» и сериалом «Однажды в сказке».

«БГ» Николай Волчок, приехавший погостить к родственникам, рассказал, что поражает его в канадцах, какой проект запомнился ему больше всего и почему местная молодежь уезжает из Ванкувера.

Николай Волчок в редакции «БГ». Фото: Ирина ШАТИЛО

 

Ванкувер выбрали из-за статьи в газете

Все началось, когда в 3 года мне в руки попал кусок пластилина. Это случилось благодаря кузену, который присматривал за мной. Он часто играл с друзьями в пластилиновые войны, а я находился рядом. С того времени я ни о чем другом не думал, все время лепил.

Были даже смешные моменты. Например, в пионерском лагере я участвовал в конкурсе на какой-то рассказ. Я занял первое место, и мне подарили игрушечного попугая. А за второе место подарили пачку пластилина. Как я обиделся! Зачем мне этот попугай? Но обменять попугая на пластилин не пытался, не было тогда бизнес-жилки.

Инициатива уехать в Ванкувер принадлежала жене. Она окончила промышленное отделение академии искусств в Минске. Но поняла, что художественные амбиции — это хорошо, но надо как-то выживать, и переключилась на компьютерную графику. Она быстро стала арт-директором в фирме, главный офис которой находился в Бостоне. Так что она предложила уехать.

В Минске я делал эксклюзивные шахматы. Идея создать компанию принадлежала моему другу Грише Пашкову. Она и сейчас процветает. Насколько я знаю, такие шахматы есть и в Белом доме в Вашингтоне, и у Путина. Вначале мы разрабатывали идею — это могли быть, например, Наполеоновская война, Петр I и шведы. Потом я создавал модели, Гриша прорабатывал детали. Мы не просто лепили — изучали тематику, портретное сходство. Я успел сделать 4 комплекта шахмат.

Когда мы уезжали, перрон был заполнен людьми. У меня было такое количество друзей и такая большая родня, что уезжать не хотелось. Но моя жена — прагматик. Она переезд в Ванкувер приняла как данность. Я же много лет воспринимал этот переезд болезненно.

Решение уехать в Канаду было авантюрой чистой воды. Почему Канада? Потому что это было единственное объявление в газете, где было сказано, что помогут уехать. Потом мы уже поняли, что можем документы сделать самостоятельно. Дальше город. Какая разница, куда ехать, если едешь наобум? Мы открыли газету, посмотрели, что лучший город для проживания в мире — это Ванкувер, и выбрали его. Друзей и знакомых у нас не было. Я и английского не знал. А жена разговаривала. Но самое интересное, что я первый нашел работу там.

Дом, в котором живет Николай с семьей. Фото из личного архива героя

 Первая работа была столяром. Причем до этого я столяркой никогда не занимался. Поэтому после работы я вместо того, чтобы ехать домой, шел в книжный магазин. Они в Канаде большие, можно, как в библиотеке, набрать горы книг, взять кофе и читать. Так что я параллельно работал и пытался разобраться, что и как мне сделать.

Потом я устроился в компанию, где делал скульптуры для католических соборов. Это была хорошая практика. До этого они не создавали скульптуры, а тут начали брать заказы под меня. Помогло то, что в Минске я делал алтарь для костела святого Симеона и святой Елены. У меня были рекомендации настоятеля.

За 4 года я намолотил много всего. Теперь эти скульптуры располагаются по всей Северной Америке. Есть и в дереве, и в бронзе, и из стекловолокна. И главное — за это время я сколотил портфолио.

Жена за все время, что мы живем в Канаде, поменяла всего 2 или 3 компании. Последние 7 лет работает на «Боинге». Они разрабатывают обучающие программы для сотрудников, она делает дизайн.

Моменты отчаяния были. Год, а может, и больше. Но семья стимулировала.

С моим образованием там не возникло проблем. Важнее портфолио. Что касается инженеров, преподавателей, медработников, то придется переучиться. А это очень непросто. У меня есть знакомый, который в Петербурге работал электриком. Он переучивался два года. Там, чтобы быть электриком, нужно окончить институт. Потому что это большая ответственность. Просто так после ПТУ никто не возьмет.

Программистам реально найти работу. Я живу рядом с Сиэтлом, где располагается офис «Майкрософт». Там гигантское русскоязычное сообщество. У них есть свой КВН, клуб самодеятельности.

Николай Волчок работал в индустрии аквапарков. Этот семиметровый череп создан для аквапарка в Чикаго. Фото из личного архива героя

 

Когда работаешь в кино, всегда хорошее настроение

В Ванкувере около 20 голливудских киностудий. Это удобно, особенно сейчас, когда канадский доллар стал ниже, чем американский, и мы добились налоговых кредитов для кино. В даунтауне располагается пентхаус Сталлоне, пентхаус Шварценеггера. Костнер там целую винодельню купил. Так что увидеть знаменитость — не проблема.

Я предпочитаю работать с канадцами. Они не выпендриваются.

Я не видел ни одного фильма, на котором работал. Мне они совершенно безразличны. Три года я работал на сериале «Однажды в сказке». Помню, летел в самолете, дай, думаю, посмотрю. Через 20 минут выключил. Но работать мне там нравилось, команда хорошая. На 5-м сезоне я ушел к Netflix на сериал «Затерянные в космосе», но, возможно, сейчас вернусь.

Рабочая рутина в киностудии. Фото из личного архива героя

Я предпочитаю работать с канадцами. С ними легче, чем с эмигрантами. Они не выпендриваются. Если есть задача, следуют тому, что ты им сказал, или стараются сделать лучше. Часто эмигранты — не только славяне — не понимают, что от того, как ты работаешь прямо сейчас, завидит то, где ты будешь работать потом, кто тебя пригласит. У них есть представление, что им кто-то должен. Если это не так, то они возмущаются.

Когда у вас плохое настроение, начинайте улыбаться.

У меня безумный рабочий день. Я встаю в 5 утра, а возвращаюсь домой в 7 — 8 вечера. Часто нет выходных. Последний раз я приезжал в Беларусь 2,5 года назад, и за это время у меня не было отпуска. Но это кино. Там очень сложно. На тебя сегодня может быть большой спрос, но ты понимаешь, что он может закончиться. Поэтому пытаешься взять как можно больше.

За все годы, что я работаю в кино, у меня ни разу не было депрессии. Всегда хорошее настроение. Дело не столько в работе, сколько в людях. Если ты работаешь в какой-то фирме, то уволить тебя не так просто. В кино же все работают по контракту. Поэтому be not nice чревато. Все очень приятные. Хотя, может, у кого-то кошки на душе скребут. Но есть привычка улыбаться, и она становится второй натурой. Я знаю, что говорят про искусственные улыбки. Но это формирует характер. Когда у вас плохое настроение, начинайте улыбаться.

Рабочий момент в киностудии. Фото из личного архива Николая ВОЛЧКА

Мой любимый проект — «Ночь в музее 3». В одном павильоне мы воссоздали полностью все катакомбы Тутанхамона. Во втором — несколько выставочных залов Британского музея. От пола до витрин, все артефакты.

В гробнице Тутанхамона стояли гигантские египетские скульптуры. Был пролом в потолке, откуда сыпался песок. Все стены изрезали рельефами, покрасили. Сделали копию кресла Тутанхамона.

В Британском музее есть комната, куда привезен песок прямо из Египта, там и кости, и артефакты. Чтобы посетители могли по нему ходить, сверху лежит стекло. Вот эта комната была сделана. Только стекла закупили на 120 тысяч долларов, и это не учитывая установку. Мы сделали несколько десятков мумий. Очень много скульптурной работы было.

Был после «Ночи в музее 3» трагический момент. Это был последний фильм Робина Уильямса. Он был чудеснейшим человеком. Часто знаменитости не очень приятно ведут себя на площадке. Но любой человек мог подойти к Робину Уильямсу и попросить сделать с ним фото. Съемки фильма закончились, и буквально через 2 месяца я зашел в магазин и увидел в журнале, что Робин Уильямс покончил с собой…

Кино не развивает. Конечно, есть фильмы, например, Роберта Редфорда.

Стивен Спилберг молодец в отличие от многих режиссеров. Часто у режиссеров есть ассистенты, а они сами не появляются на площадке. Спилберг приходит каждый день, он вовлечен в процесс.

Во время работы я слушаю лекции на телефоне, какие-то новости, передачи, которые развивают меня. Кино не развивает. Конечно, есть фильмы, например, Роберта Редфорда. Это хороший режиссер. Но на его проектах нет бутафории. Часто те фильмы, которые очень сильно нагружены бутафорией, — полное барахло.

Декорация для одного из сериалов, над которым работал Николай Волчок. Фото из личного архива героя

 

Канадцы трудолюбивые и искренние

Ванкувер поначалу мне не понравился. По прибытии в Канаду мы ехали через какие-то склады. Я спросил: когда же будет Ванкувер? А это он и был. Но чем дальше, тем больше мне этот город нравится. Я уже часть Ванкувера. Мы всегда очень заняты, поэтому вырваться куда-то сложно. Но мы живем в таком месте, куда люди съезжаются со всего города, и сами искренне удивляемся, где живем.

Ванкувер — это горы и океан. Фото из личного архива героя

Мое любимое место — Лонг Бич. Это пляж протяженностью 15 — 20 км. Там открытый океан. Я до сих пор помню свое первое впечатление.

Ванкувер стоит на океане, но перед ним располагается большой остров. Чтобы увидеть океан, нужно проехать 180 км. Мы отправились туда, остановились на стоянке. Океана еще не было не видно. Открыли машину — стоял грохот, земля гудела. Хотя шторма не было. Это не море, это океан.

В канадцах меня поражает отсутствие зависти. Может быть, оно у кого-то и есть, но спрятано очень сильно. Они чужим успехом восхищаются.

Канадцы трудолюбивые, даже до безумия иногда. Они не будут стоять, если рядом никого нет, кто бы их контролировал, и трепаться, если есть работа. Я им рассказал, что в Швеции сейчас переходят на 6-часовой рабочий день, потому что поняли, что и производительность труда не падает, и людям лучше. Канадцы начали смеяться, что если у них такое введут, то они будут работать 6 часов на одной работе и найдут другую еще на 6 часов.

Они искренние, не боятся сказать, что думают. Никому не приходит в голову, что ты скажешь что-то, а тебе дадут по голове.

По эмигрантским меркам мы очень быстро купили дом — через два года. Но мы не приехали с пустыми карманами, а имели сбережения, на которые могли жить.

Сейчас жить в Ванкувере очень дорого. Три сотки земли стоят миллион долларов и выше. Там может стоять какой-то сарайчик, но домом его назвать нельзя. Что-то лучше будет стоить и 3, и 5 миллионов. Сейчас Ванкувер — не очень привлекательный город, чтобы туда переезжать. Даже местная молодежь его покидает. Снимать самую захудалую квартирку стоит 2 тысячи долларов в месяц. Плюс нужна, например, страховка на машину. Для молодого человека, у которого нет опыта вождения, стоимость будет выше — сотни три в месяц. А зарплата молодого специалисты 3 — 3,5 тысячи. То есть выжить почти невозможно.

Дом, в котором живет Николай с семьей. Фото из личного архива героя

Недвижимость покупают китайцы. Они могут прилететь в Канаду, подняться над побережьем на вертолете, выбрать несколько домов, подписать договор на 20 — 30 млн долларов и вернуться обратно в Китай. Часто они в этих домах и не живут. Могут целые улицы пустовать, газоны не косят. Это сейчас большой скандал, мы уже скинули старое правительство, которое допустило это.

День Канады мы отмечаем всей улицей. Она не проездная, а закрытая. На праздники все выходят на улицу, расставляют столы, тенты, барбекю, выносят свои блюда и вместе отмечают.

Есть другая традиция. В Беларуси, когда гости приходят, хозяйки падают с ног. В Канаде существует понятие potluck. Ты приглашаешь гостей и договариваешься, какое блюдо каждый из них принесет. Хозяйка же готовит основное блюдо, как правило, мясное.

Канадцы все время говорят, какая у них замечательная страна. У меня всегда спрашивают: «Ну как, здорово у нас?» Я пытаюсь говорить искренне. Первые 10 лет я отвечал, что завидую тем, кто здесь родился. И они сразу понимали, что мне здесь нравится, но я не часть этой страны. Теперь этого чувства у меня уже нет.

 

В Беларуси у домов красивые фасады, а внутри — как 30 лет назад

Меня до сих пор расстраивает, что я не могу выражать мысли так, как хочу. На бытовом уровне говорить по-английски — не проблема. Но я общаюсь с художниками, философами, и здесь приходится не очень легко. Я могу донести мысль, но чувствую, что это звучит не так, как если бы говорил по-русски. Словарный запас может быть неплохим, но вы все равно не будете так говорить, как они.

Младшая дочь говорит только по-английски. Она понимает русский язык, но сама ответить на нем не может. До 2 лет она русский знала, но когда пошла в детский сад, наотрез отказалась говорить. Сказала, что нормальные детки говорят только на нормальном — английском — языке. А на «ненормальном» она говорить не хочет. Старшая дочь, которая родилась в Беларуси, говорит по-русски относительно хорошо.

На прогулке в Брестской крепости. Фото из личного архива Николая ВОЛЧКА

Белорусские супермаркеты на голову выше, чем канадские. Речь идет о продуктах. Такого разнообразия там нет. У вас может быть 10 видов сметаны, а в Канаде — только один. Раньше было иначе, но большие корпорации съели маленькие и все стало одинаковым. Если что-то и можно найти, то только в европейских магазинчиках, но такого качества, как у вас, там не будет. Есть магазины при фермах, но там продают только фрукты и овощи.

В Канаде здание может быть неказистым, но внутри будет комфортно и красиво. В Беларуси наоборот. У вас бывают очень красивые фасады. Открываешь дверь — все так же, как 30 лет назад. И те же запахи.

В свободное время я помогаю жене на огороде. У нас свои картошка, свекла, морковка. Вырастить их гораздо дороже, чем купить в магазине. Но у нас дочь — аллергик. Так что жена разбила огород для детей, и ей понравилось. Это совсем другие продукты, совсем другой вкус. Какие у нас помидорчики, какие огурчики!

Уезжая, никогда не оглядывайтесь назад, советует Николай Волчок. Фото: Ирина ШАТИЛО

Советы от Николая Волчка для тех, кто задумывается о переезде:

— Уезжать надо тогда, когда это действительно необходимо.

— Уезжая, никогда не оглядывайтесь назад.

— Помните, что жизнь навсегда разделится на «до» и «после». И «после», скорее всего, не будет продолжением «до». Все придется начинать с нуля.

— Решение уехать не всегда может нести позитивные последствия.

— Надо понимать, что дети, которые выросли в другой стране, никогда не будут принадлежать к культуре и культурным традициям той страны, из которой вы уехали. Родственные связи на эмоциональном уровне с теми, кто остался здесь, будут разорваны.

— Ваш переезд отразится не только на вас, но и на жизни тех близких людей, которые останутся.

— Когда люди переезжают, они пугаются необычной атмосферы, и ищут русскоязычную среду. Но нужно пытаться интегрироваться. Иначе со временем можно застыть, как муха в янтаре.

В высокогорьях Вистлера. Фото из личного архива героя

Николай с супругой Илоной и младшей дочерью Каролиной. Вистлер, Олимпийские игры. Фото из личного архива героя

Комментарии