Прислать новость
  • 18 °C
    Погода в Бресте

    18 °C

  • 3.5538
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5538
    EURO7.032
    100 RUB8.4252

Сотрудник СИЗО переодевался в штатское, чтобы внедриться в группу волонтеров: Как в Барановичах судили экс-военного

15.07.2022 07:17 Дмитрий Нешта во время судебного заседания. Источник фото

Военный пенсионер Дмитрий Нешта на суде признал вину частично и не согласился с квалификацией своих действий.

23 июня суд Барановичского района и Барановичей приговорил военного пенсионера Дмитрия Нешту по террористической статье 289 УК и за изготовление «коктейлей Молотова» по ч. 1 ст. 295-3 УК к 12 годам колонии усиленного режима с лишением звания подполковника. Под стражей он содержится девять месяцев, КГБ включил мужчину в «список террористов».

На процессе стало известно, что одной из причин проведения Дмитрием акции стал бунт заключенных в бобруйской колонии в августе 2020 года, где отбывал наказание его сын. После этого Дмитрий волонтерил под СИЗО-6. Чтобы раскрыть волонтеров и их цели, заместитель начальника барановичского СИЗО переодевался в штатскую одежду и проводил с ними время под стенами учреждения. Насчет волонтерства Нешты в суде допросили его и электромонтера СИЗО-6.

Реклама

Также на суде был допрошен знакомый Нешты — политзаключенный с «химии», а еще начальник отдела уголовного розыска Витебского РУВД. Дмитрий на суде признал вину частично и не согласился с квалификацией своих действий. Дело в открытом режиме рассматривала судья Юлиана Щерба при участии народных заседательниц, а гособвинение поддерживала Светлана Пасемко. ПЦ «Весна» подробно рассказывает, как судили Дмитрия Нешту.

Дмитрий Нешта на суде

Читайте также: «Настачка, прости, что втянул тебя в это». Последнее слово Дмитрия Дашкевича на суде

Кто такой Дмитрий Нешта?

Дмитрий Нешта — военный пенсионер, работал в Барановичах на 558-м авиаремонтном заводе. Его задержали 26 октября 2021 года. Сразу против Нешты возбудили уголовное дело по ст. 14 и ч. 2 ст. 218 УК (покушение на умышленное уничтожение имущества), но затем дело переквалифицировали на ст. 289 УК (акт терроризма). КГБ внес мужчину в «список лиц, причастных к террористической деятельности».

На суд приезжало государственное брестское телевидение. Вот что в сюжете говорили о Неште на процессе:

«Подсудимый вел себя очень уверенно: советовался с адвокатом и, кажется, даже улыбался».

В чем обвинялся военный пенсионер?

По материалам следствия, Дмитрий Нешта 26 сентября 2020 года, находясь в гараже в Барановичах, незаконно изготовил три «коктейля Молотова», действие которых основано на применении горючих веществ, а затем перенес их к автомобильной стоянке, расположенной возле одной из воинских частей, где использовал их при совершении акта терроризма.

Он же, находясь вблизи автомобильной стоянки, в целях оказания воздействия на военнослужащих внутренних войск МВД РБ одной из воинских частей, желая вызвать в них отказ от выполнения служебных обязанностей по оказанию помощи сотрудникам правоохранительных органов в обеспечении законности и правопорядка во время массовых беспорядков на территории Барановичей, имея умысел путем поджога причинить тяжкие последствия в виде уничтожения принадлежащих военнослужащим размещенных на автостоянке автомобилей, всего имущества в размере на сумму 59 039 рублей 78 копеек, действуя общеопасным способом, бросил три «коктейля Молотова» с зажженными фитилями в автомобили, принадлежащие военнослужащим, после чего, убедившись, что они вспыхнули, покинул место происшествия.

Реклама

«Своим поступком бунтарь хотел призвать военнослужащих воинской части 7404 отказаться от выполнения служебных обязанностей предоставлять помощь органам внутренних дел в обеспечении правопорядка во время протестов», — сказали в сюжете государственного телевидения.

Вину по ч. 1 ст. 295 УК Нешта признал полностью, однако по ч. 1 ст. 289 не признал и показал, что при подавлении массовых мероприятий силовики были слишком жестокими. Он решил повлиять на ситуацию, донести до представителей власти свою позицию о недопущении применения ими физической силы. Дмитрий хотел призвать военнослужащих воинской части 7404 к отказу от выполнения своих служебных обязанностей по оказанию помощи органам внутренних дел с обеспечением правопорядка, и названной цели решил добиться путем забрасывания коктейлей на территорию воинской части.

По делу выступали двенадцать свидетелей и шесть потерпевших.

Читайте также: Начало суда над Юлией Лаптанович, пропажа и розыск 13-летнего подростка: Что произошло в Бресте и области 4 июля

Что говорил сам Дмитрий на суде?

На суде Дмитрий Нешта давал показания и объяснил, что одна из причин, подтолкнувших к совершению акции, — бунт заключенных в бобруйской колонии в августе 2020 года, в которой на тот момент отбывал наказание его сын. По его мнению, бунт мог быть жестоко подавлен:

«До выборов 2020 года я как государственный человек видел и положительные стороны, и недостатки. По роду своей деятельности я проявлял принципиальность, настойчивость в достижении цели. Перед выборами у меня даже вызывало улыбку все это мероприятие, массовые беспорядки, в связи с тем, что моя позиция была такова, что если человек чего-нибудь хочет, то надо начинать со своей деятельности ежедневной, на работе и т. д., а когда такие массовые мероприятия, все выходят такие недовольные, в курилках, в магазине, ругаются — а на работе служишь. Голову опустили и делают, как им велят. Из-за всех этих мероприятий, которые были в предвыборной кампании, я считал, что в этой обстановке не может быть этих процентов — 80% — которые были озвучены после этого.

6 августа я лег в больницу, меня прооперировали, был в лечебно-диагностическом центре в Барановичах. Анализировал существующую обстановку. 9 августа сходил проголосовал на свой участок. И так как были проблемы с интернетом, то по телевизору ждал результатов выборов. И я не предполагал, что предвыборная гонка позволит показать результат 80%. Для меня он был шокирующим, неожиданным. Я понял, что в стране что-то началось. Кому-то было выгодно, чтобы начались массовые беспорядки, милиция начала их разгонять. Для меня это был шок. Зачем, если можно было спланировать все менее возмутительно, чтобы не было таким триггером для возникновения массовых беспорядков? После этого продолжил лечение, наблюдал по телевизору, интернет-ресурсы и т. д., анализировал происходящую в стране ситуацию через все возможные имевшиеся интернет-ресурсы.

Через неделю мне где-то сообщили о том, что после выборов произошел бунт в Бобруйске в исправительной колонии, а там у меня в то время сын отбывал наказание. Видя то, что происходит на воле, я просто немножко… Как же там бунт подавляется, что там может быть? При этом я полностью поддерживаю государство на применение физической силы, понимал, что должен сохраняться принцип законности и адекватности применения этой физической силы. В больнице, кроме как анализировать происходящее, мне ничего не оставалось. При этом я думал, чем я могу в этой ситуации помочь. Диалога нет, да, наломали дров, особенно в первые дни, и при этом не идет никакого диалога, все душится силовыми методами».

Дмитрий Нешта во время судебного заседания

Прокурорка спросила, почему Нешта выбрал именно воинскую часть 7404. Обвиняемый очень подробно объяснил:

«Знал, что есть такая воинская часть. Знал, что некоторые протестующие пострадали от военнослужащих этой воинской части, машины и т. д.

Не стремясь призывать к отказу от выполнения задания, но при этом заставить задуматься о том, как вы — правоохранительные органы — выполняете эти задачи. Мне напоминало это: профессионал должен выходить выполнять поставленные задачи с холодной головой и горячим сердцем. То, что я видел после августа, это мое впечатление — работали горячие головы. Это меня сильно как военнослужащего покоробило. Столкнули беларусов с беларусами, идет такая эскалация, диалога нет.

Я решил искать способы, как повлиять положительно на ситуацию. С этой целью я обдумывал вопрос записаться на прием к командиру бригады, председателю городского исполнительного комитета. При этом я осознавал, оценивал обстановку: эффективными эти мероприятия не будут. Формально можно сходить на прием, но я осознавал, что в лучшем случае меня не услышат, в худшем — меня посадят на сутки за то, что я вмешиваюсь в работу государственных органов. Поэтому мною было принято решение провести имитацию силовой акции. Я понимал, что отказа от выполнения поставленных заданий не будет, но через доклады оперативных дежурных служб военнослужащих каждый из них задумается, как выполнять поставленные задачи, без необоснованной жестокости к людям.

Было три варианта. Первый — выбирал объекты, как минимизировать ущерб, последствия, избежать гибели людей, причинения им телесных даже легких повреждений и т. д. Все эти аспекты мною оценивались. И в связи с этим, зная, что есть стоянка внутренних войск, которая не охраняется, рядом находится пустырь, где строятся здания, рядом находится пожарная команда, дежурные службы ездят, дежурная служба воинской части, бесконтрольно это не останется, даже если что-нибудь пойдет не так.

Планировал сделать «коктейль Молотова», чтобы его действие было минимальным. Зная, пройдя вокруг стоянки, пути отхода, подхода, размещение камер, выяснил, что поверхность самой стоянки достаточно гигроскопическая, т. е. хорошо вбирает поверхность. Для сильнейшего эффекта планировал при изготовлении «коктейлей Молотова» более пустого места.

У меня еще был вопрос, как правильно сымитировать, чтобы не повреждать, но чтобы выглядело очень убедительной имитацией попытки неудавшегося теракта. Поэтому, рассмотрев все варианты, я выбрал «коктейли Молотова». Потому что даже если не повредит, упадет рядом, эффект будет. Визуализация хорошая. Мой посыл дойдет до адресата. С этой целью я делал коктейль, действие которого минимальное».

Государственная обвинительница обратила внимание, что показания Дмитрия Нешты на суде значительно отличаются от тех, которые он давал в ходе следствия. На это обвиняемый на суде сказал:

«Мои показания в ходе следствия связаны с тем, что я не желал создавать конфликт со следствием и боялся, что если буду противоречить версии следствия, то условия моего содержания могут измениться не в лучшую сторону».

На вопрос о том, добровольно ли Дмитрий давал показания, он ответил:

«Воспользуюсь правом не отвечать на этот вопрос».

Тогда гособвинение спросило: был ли протокол допроса записан с его слов. На это Дмитрий многозначительно ответил:

«Возможно. На все показания после 19 января 2022 года я хочу воспользоваться правом статьи 27 Конституции».

Дальше объяснять эти слова обвиняемый отказался.

На суде он четко обозначил цели своей акции:

«Воздействовать, чтобы исполняли [военнослужащие] свои обязанности в рамках правового поля. Не отказа от выполнения своих обязанностей, а чтобы выполняли свои обязанности в рамках правового поля без необоснованной жестокости, без необоснованной агрессии».

Конвой на суде Дмитрия Нешты

Читайте также: Нередко кричали «Слава Україні!»: Житель Барановичей отсидел в ИВС и рассказал, как силовики относятся к войне

Что говорили потерпевшие по делу?

По делу были допрошены шесть потерпевших из воинской части 7404: водитель, контролер, начальники службы и караула.

Из показаний потерпевших на суде стало известно, что военнослужащие барановичской части 7404 действительно оказывали помощь сотрудникам милиции для «охраны правопорядка».

Водитель Павел Бутрулий рассказал, что в результате взрыва «коктейля Молотова» на парковке было разбито лобовое стекло в его машине. Военнослужащий сразу понял, что это акт запугивания, и «испытал переживания». Стало известно, что родственники Нешты уже выплатили ему компенсацию за повреждение машины и моральную компенсацию — 352 рубля. Бутрулий продолжает пользоваться той машиной и просил строго не наказывать обвиняемого.

Контролер Станислав Бычек, который помогает этапировать заключенных в вагонах, рассказал, что 26 сентября он был в командировке и об инциденте ему сообщили по телефону. Когда он вернулся, то увидел возле своей машины только черные следы, повреждений не было. Он сообщил, что в августе и сентябре действительно оказывал содействие органам внутренних дел, а именно «пресечение массовых беспорядков». На суде он заявил, что не имеет никаких претензий к Неште.

Начальник службы Сергей Коржуков 26 сентября находился в КПП, когда увидел по видеокамерам три вспышки на парковке. Сразу вызвали следственную группу, милицию и командира части. Машина Коржукова также находилась на парковке, но она не была никак повреждена, поэтому военнослужащий не заявлял требований о компенсациях.

На суде допросили начальника караула Пышного, но в день происшествия он был в Гродно и по телефону ему сообщили, что на парковке «чуть не была повреждена его машина». Он рассказал, что с военнослужащими проводятся тренировки и обучение на случай внештатных ситуаций — «бунты, массовые беспорядки, побеги».

Еще один начальник караула Юрий Шулейко на процессе рассказал, что также был в командировке, когда произошла акция на парковке. Его машина тоже находилась 26 сентября на парковке воинской части, но она не была повреждена.

Читайте также: В какой-то момент силовик пожрет силовика, система начнет зачищать своих: Эксперты объяснили, чем завершатся репрессии

На суде допросили политзаключенного с «химии»

На суде в качестве свидетеля через видеосвязь из исправительного учреждения №6 был допрошен политзаключенный Дмитрий Максимчик. Это знакомый обвиняемого, с которым они познакомились во время дворового чаепития осенью 2020 года и состояли в одном телеграм-чате «Основание будущего». На вопрос гособвинения, обсуждали ли они политические темы, Максимчик ответил, что «в 20-м году политические темы не обсуждал только ленивый». Прокурорка спросила, на какие темы высказывался именно Нешта:

«Ничего крамольного в принципе не высказывал, не было никаких политических призывов. Ничего такого не слышал, чтобы он к чему-то такому призывал, осуждал. В основном его комментарии касались непосредственно города, благоустройства города».

Гособвинительница по делу Дмитрия Нешты Светлана Пасемко

Допрос начальника отдела уголовного розыска Витебского РУВД

Начальника отдела уголовного розыска Витебского РУВД Ивана Коваленка и Дмитрия Нешту связывают семейные узы: обвиняемый приходится ему братом жены. Коваленка допрашивали в качестве свидетеля. Он рассказал, что летом 2021 года Нешта написал ему сообщение, где высказал мнение, что в августе 2020 года сотрудники милиции применяли слишком жесткие меры при задержании протестующих. Коваленок ответил ему только один раз.

«Смысл был такой, что я ему говорил, что «Дима, не смотри на Запад, там нас не ждут», я ему объяснял, что ни в одной демократической стране так называемого Запада ничего не происходит по-другому, а ровно так же, происходит разгон массовых беспорядков, действительно так же применяются водометы, специальные средства и все остальное. Ну как-то вот так, в этом контексте», — сказал на суде начальник отдела уголовного розыска Витебского РУВД.

При этом на суде сотрудник милиции охарактеризовал Дмитрия с положительной стороны:

«Понимаете, это человек фанатично настроенный на свою работу правильно и досконально. Когда он служил в вооруженных силах, он был предан государству, воинской службе, он работал от и до, не зря же дослужился до подполковника. Ну а тут, понимаете, как я вижу это, тут просто произошла такое «промывание мозгов». И те люди, те силы, которые заполучили эти мозги, ну они получили такого фанатично настроенного человека. Семьянин, человек вполне благопристойный. Семьянин прекрасный. Только с положительной стороны могу его охарактеризовать».

Читайте также: Атмосфера хуже, чем в 1930-е? Психолог, социолог и историк — о том, что репрессии делают с белорусами

Допрос заместителя начальника СИЗО-6 Дмитрия Шустова

На процессе в качестве свидетеля был допрошен заместитель начальника следственного изолятора № 6 Дмитрий Георгиевич Шустов. Он давал показания насчет волонтерства Нешты под СИЗО-6. Сотрудник СИЗО даже переодевался в штатское, чтобы внедриться в группу волонтеров. Первый вопрос, который ему задало гособвинение, был: «Помните ли вы в сентябре 2020 года последующие дни событий 2020 года, отбывал ли какой-либо вид наказания на территории СИЗО либо за территорией СИЗО Нешта? Если да, когда это было и в связи с чем?» На это Шустов ответил, что на территории СИЗО он его не помнит, однако помнит его за пределами следственного изолятора:

«Точной даты я назвать не смогу, ориентировочно осень 2020 года, октябрь-ноябрь месяц. У нас в учреждении содержались административно задержанные. При их освобождении работала группа волонтеров за пределами учреждения. В связи с тем, что данная группа находилась вблизи учреждения и необходимо было устанавливать факты противоправных действий на территории нашего учреждения, на что они готовы, намерены пойти, я переодевался в штатскую одежду несколько раз. В течение дня с данной группой волонтеров присутствовал там, с целью понять их действия. Собирались они там с целью встречи освобожденных участка ИВС. В этой группе несколько раз в течение какого-то времени я видел обвиняемого. В последующем, уже в 2021 году, когда Нешта был задержан, заключен под стражу, прибыл в наше учреждение, на комиссии по профилактическому учету я узнал его, что он находился в той группе волонтеров».

Шустов на суде описал действия волонтеров под СИЗО-6:

«При освобождении человека подходил волонтер, волонтеры интересовались, по какой статье, за что, откуда сам. Если не по этой [протестной статье 23.34 КоАП] статье, то интерес этой группы людей к нему пропадал и человек шел дальше. А если по этой статье, они скандировали сразу «Жыве Беларусь». В этой группе была не запрещенная символика, в принципе».

Сотрудник СИЗО сказал, что Нешта в группе волонтеров выкрикивал лозунги.

Допрос электромонтера СИЗО-6

Насчет волонтерства Дмитрия Нешты под стенами следственного изолятора также допросили электромонтера Дмитрия Светличного, который сообщил, что видел обвиняемого в группе волонтеров около СИЗО-6 осенью 2020 года.

Чем закончился суд?

В судебных прениях прокурорка подчеркнула, что акция Нешты «была совершена в связи с политическим положением, а также содержание голосовых сообщений и переписка, выявленная в мобильном телефоне, из которых установлено, что обвиняемый готов идти на все», и запросила 12 лет колонии в условиях усиленного режима.

В последнем слове Дмитрий сказал лишь, что «хотел бы законного рассмотрения дела и все».

В итоге суд приговорил Дмитрия, как и просила прокурорка, к 12 годам колонии, а также лишил звания подполковника.

Дмитрий Нешта на суде

Читайте также: «Правозащитник — не преступник»: Алесь Беляцкий, Валентин Стефанович и Владимир Лабкович ровно год за решеткой

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.