Прислать новость
  • 3 °C
    Погода в Бресте

    3 °C

  • 2.567
    Курс валюты в Бресте
    USD2.567
    EURO3.0586
    100 RUB3.3976

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

398 31.12.2018 12:27 Фото из архива артиста театра «Etere» Сергея Захарчука. Источник: https://vk.com/

Какой на вкус керосин, как волосы в носу горели, и почему не стоит повторять этого дома, рассказал «БГ» артист театра «Etere» Сергей Захарчук.

Что такое фаер шоу, наверное, знает каждый. Это живое и яркое представление, в котором приручители стихии, спиннеры и просто артисты оригинального жанра вводят зрителей в гипнотический восторг с помощью выдувания пламени и огненных узоров. Кому-то эти ребята кажутся настоящими героями, а некоторые считают их сумасшедшими. Так кто же они, артисты или экстремалы? На этот и другие вопросы корреспонденту «БГ» ответил артист театра «Etere» Сергей Захарчук.

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

Реклама

– Что такое фаер шоу? Многие знают, как это выглядит, но что это с точки зрения специалиста?

– По-русски это называется «огненное шоу». И закономерно, что, во-первых – это огонь. Живой, горячий, настоящий, опасный и притягательный. Во-вторых – это шоу. Сцена, зрители, спецэффекты, сценарий и четкая цель самого мероприятия. Ну и в-третьих – это сумасшедшая кухня, которая разворачивается «за кулисами», потому что фаер шоу охватывает огромнейшее количество всяких навыков и умений от макраме до аргонной сварки.

Если говорить проще, то это самостоятельная субкультура, основанная на жонглировании, танцах и пиромании.

Реклама

– Почему именно фаер? Ведь ты мог заняться, чем угодно, но взялся за огонь.

– До того, как я услышал о фаер шоу, я не предполагал, что буду чем-то подобным заниматься. И не собирался. Все началось летом 2009. Сидели большой компанией на Советской, отдыхали, и как-то появился один парень, который обронил, что занимается огненным шоу. Я подумал: «Хм, интересно. Я люблю огонь». Спросил: «А шо там? А можно к вам?» Разрешили, пришел, и так понеслось.

Проводить свою жизнь в стереотипном советском мире я не хотел, поэтому и уволился. Работы вокруг хватает, важно найти то место, где будет приятно работать по тем критериям, которые важны каждому. Поэтому я и не особо держался за завод.

Конкретно ты с каким реквизитом чаще всего работаешь?

– Мне нравится заниматься всем этим в целом. Я смотрю на наше снаряжение как на возможность изучить что-то свежее, научиться чему-либо новому и стать лучше, нежели как на реквизит, над которым я буду потеть ближайшие годы. И это позволяет быть более мультизадачным и приспосабливаемым.

Реклама

– Есть ли у тебя какой-то необычный элемент, который очень хочется выучить?

– Сюда  можно записать редкие и непопулярные виды реквизита. Вот пара примеров. Парящая в воздухе палочка под названием «левистик», которая управляется всего лишь одной тонкой ниточкой. Или забавное приспособление, которое катается по веревке, удерживается на ней за счет инерции вращения и выглядит как две соединенные полюсами полусферы. Называется «диаболо». Количество трюков с ним поражает. Но еще больше поражает, что в Китае и Японии диаболо – детская игрушка, и дети начальной школы там иногда показывают с ней такое мастерство, что остается просто смотреть, открыв рот.

Нет предела совершенству! Умеешь жонглировать тремя шариками – возьми еще один. Умеешь крутить две пои (вид реквизита – прим. авт.) – возьми еще две.

– Какое выступление для тебя стало самым важным и, возможно, переломным?

– Важным и переломным выступлением, наверняка, можно назвать первое выступление с огнем на публике. Это был далекий 2009 год. В конце августа проходил опэн-эйр «Еще лето», и нас пригласили украсить мероприятие. Оно проходило на реке Мухавец за городом на двух баржах, закрепленных у берега, и часть гостей туда доставлялись на теплоходе «Гродно». А мы с ребятами выдували огонь с носа теплохода, который подплывал к месту проведения. Другим значимым для меня мероприятием был международный фаер-фестиваль в Минске «МИФФ». Там я осознал, что фестивали предоставляют огромную возможность для развития своих навыков и для самореализации. Тогда я решил направить деятельность свою и моей команды в фестивальное русло, а также сделать это направление приоритетным.

– А что на счет неудачных выступлений? Были какие-то нелепые ситуации во время шоу?

Забыть костюм, забыть реквизит, забыть топливо – это святое. Однажды чуть не забыли артиста. Всякое бывает. Из нелепых ситуаций могу вспомнить мое участие в фестивале четырех стихий WAFEst в Нижнем Новгороде этим летом. Я там был волонтером и в один из моментов, когда я доливал топливо в чаши по периметру сцены, ветер поменялся, и чаша загорелась от лежащего недалеко факела. В итоге я отдернулся от чаши, на себя и на сцену вокруг немного расплескал топливо. Зрителям потеха: сцена горит, под сценой горит, руки у волонтера горят, ведущий не понимает, что происходит. Я быстро потушил чашу, сбил с себя огонь и мокрыми тряпками вытер сцену от топлива. Все прошло секунд за 20, и из ущерба были исключительно лишь волосы в носу. Потому что по технике безопасности все было подготовлено на похожие случаи. Ну еще однажды старый чемодан в прицепе горел. Ничего страшного, в нем все равно лежал реквизит из несгораемых материалов. Только ручки на снаряжении поменяли, и все. Зато как красиво горел…

Зритель должен увидеть готовую картинку, красивое профессиональное шоу, которое ждет, а не кривую постановку из-за чьего бы то ни было просчета.

– Какие травмы можно получить, покоряя огонь?

– Самое очевидное – ожоги. Но все происходит максимально по технике безопасности. Натуральные ткани одежды, шапка, все открытые участки тела спрятаны. Кто-то из опытных ребят наблюдает, чтобы ничего не произошло. Очень опасный момент – это пиротехника. Поэтому в нашем сообществе люди друг друга агитируют использовать проверенные и надежные изделия, а также сценическую пиротехнику – холодный огонь. Естественно, он не холодный, но его температура пониже. На высоте метр-полтора, можно держать руку под искрами фонтана. Будет немного щипать, но не обжигать. Вопрос техники безопасности не прекращает быть актуальным, потому что всегда найдется тот, кто поступает глупо, абсолютно игнорируя все предписания и ломая с трудом выстраивающийся образ для обычных людей, что огненное шоу – это шоу профессионалов. Ни к одному из громких событий с пожарами фаерщики не причастны!

Никто не удивляется царапинам и порезам, потому что реквизит, с которым работают артисты, далеко не «белый и пушистый» (в прямом и переносном смысле).

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

– А какое топливо на вкус?

– Некоторые ребята используют бензин, кто-то ламповое масло или другие парафины. Что касается керосина, то на вкус такой же, как и на запах. Вкус не резкий, по ощущениям – просто жирная жидкость. Кто-то может сказать, что мы получаем кайф от того, что нюхаем керосин. Кому-то может и нравится этот запах, но мы его целенаправленно не нюхаем. Да и в тех количествах, в которых пары керосина распространяются на площадке, вряд ли можно получить какой-то эффект вообще. На счет кайфа опять же очень важный момент, что строго запрещено выступать в состоянии какого-либо опьянения.

Мы топливо не пьем, как многие считают. Для выдувания огня топливо набирается только в полость рта. Дальше оно не поступает.

Я так понимаю, что фаер – это не работа, а только хобби, которое иногда оплачивается?

– Если заниматься фаером как работой, то уже ничего не получится с этим совмещать. Тут надо будет и тренироваться, и продавать, и рекламировать, и работать над остальными аспектами предприятия. Это полноценное предпринимательство со всеми большими и маленькими проблемами бизнеса. Владелец может зарабатывать, наемный артист – без шансов. Точнее шансы есть, но вскоре появится желание либо меньше работать, либо больше зарабатывать. Остается искать хорошего работодателя. Но денег все равно не много. В мире что-то похожее на кризис, не многие могут позволить себе такого рода развлечения. Поэтому для меня это скорее хобби. Дурачимся в свое удовольствие.

– Так кто же такие в итоге фаерщики – артисты или экстрималы? К кому ты себя относишь?

– Тут нет однозначного ответа. Лично мне нравится сцена, нравится само занятие. Покрутить, покатать, покидать, поплясать – это забавно. Но и огонь я тоже очень люблю, от него тепло на душе.  Но тут же можно встретить разных людей. Есть те, кому просто нравится в уголочке крутить, и они не стремятся на сцену и публику. Есть люди, которых прямо рвет на сцену. Кому-то нравится огонь, такие мамкины пироманы. Я, в принципе, как раз такой. Но мне нравится совмещать это все. Это интересно. И в этом мне нравится возможность развития. Постоянно думаю: «А что еще с огнем можно сделать и с чем совместить?»

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

– Участие во всех фестивалях до которых получится добраться. Да и вообще больше выступать. Ну и развитие театра, его артистов, освоить новые виды шоу, хотя у нас и имеются световое шоу, ходули, живые статуи. Нужно чтобы в коллективе регулярно появлялось то, чего раньше не было. В планах еще популяризация нашего коллектива и самого фаер шоу как явления. Естественно, неплохо было бы с этого получать еще и серьезные деньги. Важное место в наших планах отведено нашему фестивалю огненного шоу «БрэстФэст», который будет в апреле.

Сгореть, конечно, можно, но мне нравится зажигать: бывший слесарь из Бреста рассказал о нестандартном хобби (видео)

– Что бы ты лично для себя попросил на Новый год у Дедушки Мороза?

– А у меня все есть. Хотя я бы попросил, чтобы мне ничего не мешало идти своим путем, двигаться в выбранном мной направлении, и реализовывать свои идеи и планы. Я не заинтересован в чем-то вещественном. Такой вот я идейный человек. И мне нравится тот курс, по которому я плыву.

– А что бы ты подарил Деду Морозу?

– Билетик на наш фестиваль!

– Он же бесплатный?!

– Ну значит флаер, пущай знает наших! Чтобы пришел, почувствовал, как у нас тут замечательно и интересно. Мы конечно на наш фестиваль хотели пригласить Киану Ривза, он клевый парень, любит приключения и часто вписывается на всякий дикий движ, по слухам. Хотя мы конечно не обидимся, если он не придет. Проблема в том, что с ним сложно связаться. Но если прилетит и Дед Мороз, я тоже очень даже буду не против.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.