Прислать новость
  • -0 °C
    Погода в Бресте

    -0 °C

  • 3.8901
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5458
    EURO2.8863
    100 RUB3.3994

Видение

«Принять решение и принять последствия». Что не так с лидерами в белорусской политике?

914 18.11.2021 19:37 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Лидер — это тот, кто видит, куда идти. Разбираемся с политологами, что представляет из себя белорусское лидерство независимо от его официальности. 

В Беларуси в целом, начиная с Лукашенко, с середины 90-х, преобладает харизматическое лидерство. Хотя представление о том, что лидер должен быть харизматом, вождем, появилось не в это время. Это последствия советской системы. 

Есть ли какие-то перемены сейчас — можем ли мы перейти к другим форматам лидерства? Эту тему обсуждали политологи Игорь Тышкевич и Ольга Харламова. Делимся тезисно главным о нашем наболевшем лидерском вопросе. 

Реклама

Игорь Тышкевич: Можно ли утверждать, что лидер — это про ответственность? Что, условно говоря, определенная часть индивидуумов, которые не хотят брать ответственность за формирование целей самостоятельно, за самостоятельный трек политической активности, часть этой ответственности делегируют лидеру? Лидер может ее принять формально, может реально брать на себя ответственность за других. И что будет с человеком, который претендует на роль лидера, но эту ответственность брать не хочет? 

Ольга Харламова: Мы начали разговор с того, что лидер — это тот, кто идет впереди, тот, кто ведет за собой. Если ты идешь впереди, это уже ответственность. Если говорить о белорусском представлении лидерства, с вопросом «взять на себя ответственность» у нас есть серьезные проблемы. 

Для белорусов лидер — это возможности, а не проблемы и не ответственность.

Для стран, которые мы называем развитыми демократиями, понимание лидерства — это понимание ответственности. 

И.Т.: Может быть, дело не только в демократии? Сингапур нельзя назвать демократией даже близко, при этом у них подход: «компетенции, на которые навешивается ответственность» — и тогда из тебя делают лидера. Если мы берем китайскую модель, там фактически про ответственность. Если мы берем южнокорейскую модель — там демократии немного больше, но они прошли через сложный период — «ответственность и немного традиций». Если есть примеры из других, не демократических стран — я специально искал страны, которые нельзя назвать традиционной либеральной демократией — ответственность есть у всех. У нас это, получается, последствия совка?

Читайте также: «Мертвый герой — очень удобный герой». Мнения об эффективности политического процесса в Беларуси

О.Х.: Мы разговаривали про политическую социализацию, про своеобразность белорусской политической социализации: мы боимся брать на себя ответственность. Потому что вся советская история учит тому, что ответственность — это очень неприятные последствия. Тот, кто хоть чуть-чуть выбивается из общего ряда, он не про лидера, он не про определенные возможности. Он про последствия, которые могут быть и чаще всего бывают неприятными. Поэтому белорусы максимально дистанцируются от этой ответственности. Это часть последствий политической социализации.

Вся советская история учит тому, что ответственность — это очень неприятные последствия.

Реклама

И.Т.: Получается забавно: у нас одна часть общества пытается перекинуть свою ответственность на лидера, ища лидера, а с другой стороны потенциальные лидеры — не буду называть фамилии — одни работают в формате «бояре плохие, я хороший», а другие в формате «я в домике»: я за разговаривать, давать интервью, но не брать ответственность за того, кто где-то что-то делает. 

О.Х.: И то, и то — последствия одного и того же процесса. Либо гипертрофированное «я могу все», либо гипертрофированное «я просто вывеска». Это два полюса.

Читайте также: «Власти недооценили последствия, которые нес интернет». Мы наблюдаем борьбу «квазимонархии» и цифрового сознания? 

И.Т.: Но вопрос, что один полюс может быть повернут в формат координации, второй — в формат лидера, который как баран пробивает стены. И в том, и в другом случает какую-то толику ответственности придется брать. Может ли сработать формат лидерства — допустим, в белорусских условиях долгое время — когда ты сознательно хочешь выйти на вершину, но не хочешь брать ответственность, сваливаешь ее разными путями?

О.Х.: Он не просто может сработать, он работает. Мы это видим. Если мы говорим про ответственность, вообще каждый из избирателей в определенный момент является лидером. Он в определенный момент должен понимать, что берет на себя ответственность. Когда ответственность избирателя? Тогда, когда он берет бумажку для голосования и принимает решение. Его ответственность — принять решение и принять последствия этого решения. Принимать последствия и ответственность мы не хотим. Мы хотим проголосовать, мы хотим получить, не понимая, что голосование — это ответственность и последствие. 

В принципе, у нас получается такие же лидеры. Одна из особенностей лидера — быть похожими на своих последователей. Если мы не хотим брать ответственность, наш лидер тоже не будет хотеть брать ответственность.

Лидер не будет хотеть и не будет понимать, что с того момента, как я бросила эту бумажку, я на себя ответственность уже взяла и частично передала ее тому, за кого проголосовала. Не только я, но и другие.

И.Т.: И тут очень интересный вопрос, который много в чем иллюстрирует нашу ситуацию. Если мы друг другу что-то передаем в пользование — если сравнить с товарными отношениями — это определенный ресурс. Соответственно, когда ты передаешь часть своего ресурса, ты всегда можешь спросить: «Окей, а как ты его потратил?» Мы передаем часть ответственности лидеру — и вот тут давайте вспомним, как, независимо от типа лидеров в Беларуси, они реагируют на критику? А спросить — это же как раз таки вопрос обратной связи. Это часть работы лидера.

О.Х.: Конечно. Ответственность, и обязанности, и чувство ответственности и обязанностей — это часть функций лидерства. Это особенности качественного, эффективного лидера. 

Как только лидер теряет связь со своими последователями, как только лидер теряет своих последователей, он перестает быть лидером.

Формальным он еще определенное время может оставаться. У него еще есть должность, но части функций лидера у него уже нет. 

И.Т.: Твою первую фразу сейчас будут примерять к органам власти и так далее. Но вопрос более широкий. Ответственность — это обратная связь, это реакция на критику. Как только лидера начинают держать — в Украине это называется «теплая ванна» — говорить: как мы тебя обожаем, ты белый и пушистый, как только не доходит критика и негатив (а коммуникация — это в том числе негатив, окрики «Ты куда прешь?»), то лидер рискует перестать быть лидером, рискует превратиться во что-то смешное и не очень уважаемое. 

Читайте также: «Бредовость подачи почувствовали даже журналисты БелТА». Чего боится Лукашенко и как пытается напугать оппонентов

Лидер, до которого не доходит критика, рискует превратиться во что-то смешное.

О.Х.: Конечно. Любой лидер — это обратная связь. Это связь со своими последователями, связь с конкурентами, связь с теми, кто не согласен, что ты лидер, но является частью группы, лидером которой ты формально являешься. 

И.Т.: На финал хочу посоветовать одно: если мы кого-то пытаемся назвать лидером, давайте загибать пальцы: ответственность, коммуникация, критика, команда, видение. Если человек или группа соответствуют этому, они могут стать лидерами. Если нет — лучше не связываться. 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.