Прислать новость
  • 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 3.9794
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6237
    EURO2.9631
    100 RUB3.326

Правозащитник из Бреста Роман Кисляк: «Мы готовим серию законопроектов для новой Беларуси»

1 212 10.01.2022 07:07 Роман Кисляк в Батуми. Источник фото

Известный в Бресте правозащитник Роман Кисляк уехал в Грузию, опасаясь уголовного преследования, но продолжает работать для белорусов.

Роман Кисляк много лет занимается защитой прав и свобод брестчан в разных сферах. Он помогал активистам законными методами выразить несогласие со строительством аккумуляторного завода под Брестом, добивался улучшения условий содержания задержанных в изоляторах города, оспаривал несправедливые аресты, следил за проведением избирательной кампании и реализацией права на свободу собраний, выражения мнения…

Читайте также: Бизнесмен из Бреста: «У меня забрали станки, вытрепали всем нервы… Но то, что произошло – это очень хорошо!»

Реклама

За свою работу Роман неоднократно задерживался милицией, получал прокурорские предупреждения. В июле 2021 года в дом родителей Романа пришли с обыском. После этого правозащитник принял решение экстренно эвакуироваться. Сейчас он живет и работает на берегу моря – в Батуми.

В интервью «БГ» Роман Кисляк поделился наблюдениями о жизни в Грузии, рассказал о соглашении между грузинским и белорусскими спецслужбами и о том, какая помощь нужна политзаключенному блогеру Александру Кабанову.

Роман, какое уголовное дело вызвало необходимость провести у тебя обыск?

– По какому делу я не могу сказать, но это особо тяжкое преступление, к которому я не имею никакого отношения. Это было 19 июля днем. Обыск начался без меня, и меня не пустили в дом, я стоял во дворе. Обыск проводили 7 часов. Учинили бардак: вещи просто кидали на пол. От двери к окну нельзя было пройти, не наступив на что-нибудь.

После обыска
После обыска

Изъяли бумаги: стопку сантиметров 20 высотой. Какие – не знаю. Все носители информации: компьютер, ноутбук, планшет, телефон, флешки, винчестеры. Что конкретно – я не знаю, списка описанных вещей и копию протокола обыска так и не предоставили. Говорили, вернут через месяц, но прошло уже 5 – и никто не думает ничего возвращать. Я собираюсь потребовать. Я считаю, что это намеренные действия – помешать мне заниматься тем, чем я занимаюсь, а именно защитой прав человека.

Почему после обыска ты принял решение срочно уезжать?

– Свой отъезд я называю временной эвакуацией. Я не знаю, сколько она продлится – год, два. Я до сих пор считаю, что я живу в городе Бресте, я гражданин Республики Беларусь и не собираюсь отказываться от гражданства, и намерен работать на Беларусь.

Я планировал уезжать еще до обыска. В июне я понял, что все общественные организации ликвидируют, всех, кого можно, посадят. Предполагал, что и ко мне придут.

Думал, что у меня есть несколько недель завершить дела. Обыск ускорил отъезд, и значительно затруднил.

Реклама

Я никаких преступлений не совершал, но понимал, что это не имеет значения – как бы ты осторожно себя не вел с точки зрения закона, это стало неважным. Я думаю, меня рано или поздно арестовали бы, а потом следовал бы обвинительный приговор. Из СИЗО и колонии было бы затруднительно продолжить деятельность, поэтому неделю спустя я уехал.

Что было в тот момент самым сложным?

– То, что пришлось уезжать так быстро. У меня все изъяли, люди даже не знали, задержан я или нет. И я не мог сказать, что я уезжаю. В том числе некоторым близким, чтобы никто случайно не проговорился. Я даже не заходил на сайт Белорусской железной дороги, чтобы не показать, что я куда-то еду. Ездил на вокзал, смотрел, какие ходят поезда.

Улетел, куда были билеты – в Батуми. У меня было два рюкзака с собой, летние вещи только.

Отель я забронировал буквально за 15 минут до вылета. И потом сложно было с жильем. Это был июль, высокий сезон. На сайтах висело много уже неактуальных объявлений. Я поменял несколько гостиниц, пока нашел квартиру на длительный срок. В Батуми по разным оценками приехало от 2000 до 5000 белорусов. Так что мне пришлось конкурировать не только с туристами, но и с белорусами, которые приехали сюда на длительный срок.

– С каким чувством ты уезжал?

– Когда я ехал в маршрутке в аэропорт и смотрел за окно, на березки и сосны, думал: ну красивая ведь страна! Но атмосфера насилия очень давит. И по прилете в Грузию, у меня было ощущение, что я из ГУЛАГа, из ада попал в рай. Здесь в Батуми пальмы, собаки гуляют, тепло, грузины сидят о чем-то общаются… Полиция постоянно ездит – и никто ни к кому не цепляется, они просто смотрят за порядком. Я общался с полицейскими, они вполне доброжелательные. Мы обсуждали насилие в отношении протестующих в Беларуси, и они были удивлены и не согласны с тем, что с людьми так можно обращаться. Грузинские полицейские считают это недопустимым.

Пришлось учиться переходить дорогу на красный

Как тебя приняла Грузия? Долго адаптировался?

– Первую неделю привыкал к дорожному движению. Тут не пропускают пешеходов, как в Польше или у нас, здесь машины и водители доминируют. Приходилось учиться переходить дорогу на красный свет! Не дождешься, пока зеленый загорится. В общем, тут есть своя специфика. С другой стороны, тут люди очень доброжелательные. Многие говорят на русском, и в этом плане просто. Хотя встречаются и те, кто не говорит ни по-русски, ни по-английски.

Двор в жилой застройке Батуми
Двор в жилой застройке Батуми

Говорят, в Грузии решение многих проблем облегчают личные контакты. Тебе повезло с этим?

– У меня не было знакомых в Батуми. Зато есть друзья-грузины в Тбилиси, а у них друзья в Батуми. И да, эти друзья друзей помогли мне сделать медицинскую страховку. Без нее цены на медобслуживание очень высокие. Один день в стационаре стоит 1000 лари – это примерно 320 долларов. Я своей страховкой уже воспользовался несколько раз. В Грузии много собак, их не отлавливают, как у нас, а чипируют, вакцинируют и выпускают. И все они дружелюбные, но вот одна маленькая меня все-таки укусила за ногу. Я проходил мимо стройки, засмотрелся, и наверное, она подумала, что я какое-то зло замышляю. Так что пришлось делать уколы от бешенства. Но это не страшно.

Читайте также: Сям’я журналістаў з Берасця ў Беластоку: «Прывыкаем да бяспекі. Калі ў дзверы грукаюцца — гэта можа быць і кур’ер»

Как тебе грузинская медицина?

– Смешанные впечатления. Государственных поликлиник или больниц здесь нет, и конкуренция делает свое дело. Есть много хороших поликлиник, клиник со стационаром. Но вот детская больница в Батуми одна, и в страшном состоянии. Стены обшарпанные, мамы или бабушки сами моют пол, никто не кормит, посетители ходят без бахилл. В Аджарии мы зарегистрировали неправительственную организацию белорусов, посещаем больницы и намерены поднять этот вопрос. В Батуми произошла трагедия 8 октября – обвалился подъезд дома, 9 человек погибло. И через три дня обвалился подвесной потолок в детской больнице. Никто не пострадал, но это людей напугало. Приехали мужья и отцы, забрали своих детей и жен. При этом в целом в больницах отношение персонала к пациентам хорошее, все протоколы исполняются, врачи нормальные. Но есть учреждения, где есть впечатление, что ремонт не делался с советских времен. В медицинском плане Батуми – город контрастов.

– Грузинская кухня ассоциируется с мясом, но ты мясо не ешь. Как ты обходишься без хинкали, шашлыка и цыпленка табака?

– Вот, кстати, почему я еще уехал – я не ем ни мясо, ни рыбу. Я уже сидел несколько суток в 2020 году в мае и в августе и требовал, чтобы меня обеспечили вегетарианским питанием. Всегда с этим были сложности. Сейчас тем более никто не будет удовлетворять мои жалобы. Я понимал, что если я попаду в тюрьму, для меня это будет медленная смерть.

Насчет Грузии и правда есть стереотип, что здесь едят много мяса. На самом же деле тут очень много вегетарианской еды – блюд грузинской кухни без мяса. И это недорого даже в ресторанах. Сопоставимо с тем, когда ты покупаешь продукты и готовишь дома. Но нужно знать места!

Про мясо можно забыть.
При таком изобилии про мясо можно забыть.

Что касается магазинов. Мы уже привыкли, что приезжаем в торговый центр – и покупаем все, что угодно. Здесь, если хочешь купить дешевле и лучше, нужно обойти семь магазинов. Фрукты отдельно, молоко отдельно – здесь даже домашнее молоко продают. В какой-то лавке лучше хлеб, в другой еще что-то.

Я насчитал 10 сетей аптек! Единой службы, где можно проверить цены на лекарства, нет. Благо, все аптеки рядом, поэтому можно обойти все и найти, где дешевле. А еще такой лайфхак: в районах дальше от центра в аптеке той же самой сети цены могут быть ниже, чем в центре. Иногда даже в несколько раз!

Нам нужно спасать Александра Кабанова

– Роман, ты сказал, что продолжаешь работать на Беларусь, для белорусов. Твоя работа сейчас связана с защитой прав белорусов в Беларуси или уже в Грузии?

– Основная моя работа связана с делами внутри Беларуси. Она не сильно изменилась из-за моего переезда, поскольку давно почти все делается дистанционно. Беларусь – это не только территория. Беларусь – это, прежде всего, люди. И я считаю, что мы, белорусы, которые уехали, вместе с белорусами, которые остались, должны создавать новую Беларусь.

Читайте также: «Ощущение, что мы в Беларуси будущего». История брестской семьи, которая не захотела, чтобы детей воспитывала система

Сейчас мы работаем в том числе над новыми законами. После августа 2020 мы встречались с депутатами парламента и предлагали новые законы, но нас игнорировали. Сейчас мы продолжаем эту деятельность. После смерти Витольда Ашурка мы готовим закон Витольда Ашурка. В самое ближайшее время мы раскроем детали. Но кроме этого мы готовим серию законопроектов для новой Беларуси.

Например, мы работаем над законом о суде присяжных. Сейчас законы в Беларуси ведут нас в темноту, на дно болота, а мы должны выйти наверх и показать, что право и закон – это модель того, как должно быть. Мы готовим ряд законов, которые помогут эффективно управлять государством, уважая и обеспечивая права и свободы граждан и защищая нас от тирании и узурпации власти.

– Кроме работы над законами, ты продолжаешь следить за делами белорусских политзаключенных?

– Конечно. Сейчас я занимаюсь срочным сбором средств для родственников нашего брестского блогера Александра Кабанова. В колонии он находился в помещении камерного типа, на этом основании его несколько раз отправляли в ШИЗО. Сейчас его перевели в тюрьму в Могилеве. Ему запрещают передачи и посылки, доступ адвоката к нему тоже был ограничен. Он потерял больше 30 кг. Условия для него создают невыносимые.

Александр Кабанов
Александр Кабанов

На нем висит долг по искам по уголовным делам – и они не выплачены, поэтому Кабанов не может отовариваться в тюремном магазине. Чтобы снять это ограничение, родственники хотят выплатить долг. Нам нужно спасать Александра Кабанова. Такими жесткими условиями его просто убивают. Сумма нужна не очень большая – около 3100 рублей. Раньше Александр отказывался выплачивать эти деньги, потому что они пойдут в бюджет. Но сейчас мы пообщались с родственниками, и они решили, что этот вопрос нужно закрыть: жизнь дороже этих денег. Я очень опасаюсь за его здоровье. Его задержали после того, как он переболел ковидом, а СИЗО и колония – это не санаторий. Мы помним историю Витольда Ашурка, и я бы не хотел, чтобы она повторилась.

Читайте также: Пінскі майстар Андрэй Шклёда робіць музычныя інструменты ў Празе: “Як у Беларусі працаваў рукамі, так і тут працую”

– А что насчет белорусов в Грузии?

Несомненно, у нас есть дела, которые связаны с белорусами в Грузии. Например, были случаи, что отказывали в получении вида на жительство – мы пытаемся разобраться, в чем причина. Можно сказать, что здесь формируется белорусская диаспора. В одном чате 700 с лишним человек, в другом – 250. Больше всего белорусов в Тбилиси и Батуми. В других городах тоже есть, но гораздо меньше. Акции почти еженедельно проходят.

КГБ может использовать спецслужбы в темную

– Белорусы в Грузии протестовали, когда вступило в силу соглашение между службой безопасности Грузии и КГБ. В чем его суть, есть ли в нем угроза для белорусов?

– Белорусы напряглись, безусловно. Некоторые даже уехали. Соглашение не предусматривает выдачу, оно о том, чтобы обмениваться информацией между ведомствами. Оно может способствовать выдаче, но эту процедуру можно обжаловать, ей можно воспрепятствовать правовыми способами. Больше волнует сбор информации. По запросу КГБ спецслужбы могут собирать информацию. И насчет этого есть опасения – на основе этой информации людей могут похищать и вывозить, например.

Акция солидарности белорусов в Батуми.
Акция солидарности белорусов в Батуми.

Мы проговаривали для грузинского телевидения, что мы опасаемся, что КГБ может использовать спецслужбы Грузии в темную, называя нас – политических, гражданских активистов, журналистов, правозащитников – террористами, например. И собирать о нас информацию их руками. Уже есть пример, когда Алеся Беляцкого осудили на основании сведений, которые предоставили банки Польши и Литвы.

На акции протеста мы обращали внимание, что недопустимо сотрудничать в таких условиях – когда это может использоваться для преследования инакомыслящих. В Беларуси столько дел об экстремизме, о терроризме… У нас что, толпами по стране ходят террористы? Что случилось с нашей страной? Очевидно, это используется, чтобы преследовать тех, кто считает недопустимым фальсификацию выборов и насилие над мирными гражданами.

Акция солидарности белорусов в Батуми.
Акция солидарности белорусов в Батуми.

– Как ты себе видишь свое возвращение в Беларусь? Как ты поймешь, что пора домой?

– Когда Беларусь станет безопасной, тогда я вернусь. Когда я буду уверен, что меня никто произвольно не задержит ни в аэропорту, ни потом. В мае 2020 десятерых мужчин, которые участвовали в протестах против аккумуляторного завода, задержали, потому что власти посчитали, что мы можем выдвинуть своего кандидата. Это произвол. От правового государства не осталось ничего, нет никаких правил. А государство должно быть безопасным для любого человека и гражданина. Сейчас оно опасно, особенно, для правозащитников.

– Есть что-то, о чем ты скучаешь в Беларуси?

– Много чего есть, но я не буду отвечать на этот вопрос… По книгам скучаю! У меня было очень много книг – вся стена была в книгах, я любую мог взять почитать. А сейчас у меня их всего 5 штук!

Читайте также: «Я тут чужынец, і гэта нармальна»: брестчанин Виктор Климус делится впечатлениями о жизни белоруса в Варшаве

Вечерний Батуми.
Вечерний Батуми.
Здесь продают квас из желтых бочек.
Здесь продают квас в желтых бочка, как во времена СССР.
Акция солидарности на набережной Батуми.
Акция солидарности на набережной Батуми.
После обыска.
Картина после обыска.
Роман Кисляк.
Роман Кисляк.
Роман Кисляк.
Роман Кисляк.
Роман Кисляк.
Роман Кисляк.
Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.