Прислать новость
  • 14 °C
    Погода в Бресте

    14 °C

  • 2.5215
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5215
    EURO3.0606
    100 RUB3.4062

Письмо читателя. «Неймется обгадить светлую память советского солдата?»

Письмо читателя. «Неймется обгадить светлую память советского солдата?»

17.09.2017 18:00

«БГ» получила письмо-отклик на материал «Герой в дупле дуба: что не так с советской легендой?».

От 25.08.2017 прочла в вашей газете статью немецкого историка Кристиана Ганцера, который ставит под сомнение достоверность подвига пограничника Алексея Новикова. Меня задело это исследование, поэтому я вам пишу*…

Герр Ганцер! Хочется с вами поспорить. Первый логический вопрос: почему по прошествии 76 лет со времени тех событий неймется обгадить светлую память советского солдата?

Реклама

Да, нет свидетелей его подвигу, ведь из ближайшей Дубицы никто не прибежал на заставу, когда там шел бой. Но бой шел! Это было слышно, и немцы не стреляли бы по пустой заставе. Так что же их заставляло вести бой? Вот здесь логично подумать, что, может, задело ваших соотечественников, прошагавших победным маршем по всей Европе, что здесь, в самом начале ожидаемого ими «блиц-крига», какие-то солдаты нарушали их планы. Ведь именно на нашей земле началась битва за Москву, так как наступающая на Брестском участке границы армия «Центр» должна была по самому короткому пути двигаться на Москву и фашисты наметили 7 ноября провести на Красной площади победный парад.

А тут в самом начале – и такой облом.

Да, не было у наших солдат хорошего оружия (что тоже немаловажно!), и из-за вероломного нападения не было даже возможности дать соответствующий отпор. Но из 485 погранзастав Западной границы ни одна не пропустила врага на нашу землю без боя. А то, что говорил командир или думал солдат, нам нетрудно представить. А то, что настоятель монастыря был допущен до смертельно раненного, просто и не удивляет – священник может (в любой религии этот обычай) исповедовать перед смертью.

Герр историк делает акцент на логику: где логика упорного боя и почему немцы не обошли дуб раньше? А зачем они вообще туда шли? Ведь был пакт о ненападении! Почему этот молодой парнишка встал на пути доблестных солдат вермахта со своим несовершенным пулеметом, ведь они были вооружены лучшим оружием того времени? А взял и посмел! Никто теперь не узнает, что он в тот момент думал, но каждый, кто понимает, что такое в 20 лет встать на пути огромной махины, которая в любой момент тебя раздавит, примеряя на себя его ситуацию, может только предположить, что он мог сказать или подумать. Да, уж точно никакой логики, когда на пути солдат вермахта, вооруженных лучшим оружием, раскормленных награбленными по всей Европе харчами, вставали на смерть наши пограничники, солдаты с несовершенными автоматами и винтовками еще прошлого века.

Раз уж речь про логику: в первый день войны снайпер со стороны крепости застрелил у колодца тогдашней деревни Речица немецкого офицера. Хоть немцы и торопились «нах остен», но они согнали всех мужчин деревни и расстреляли каждого четвертого. Все одиннадцать человек лежали на земле, и их запретили хоронить. Ни у кого из убитых не было оружия! Где логика?

Сколько предвоенной подготовки провели немцы, чтобы ослабить, расколоть нашу армию: за 1 год, с октября 1939 по декабрь 40-го, пограничники вместе с местным населением, помогавшим им на Западной границе, задержали и уничтожили более 5 тыс. лазутчиков и диверсантов. А за II квартал 41-го года количество задержанной агентуры увеличилось в 25 – 30 раз. На что только не шли гитлеровцы: организовывали псевдорелигиозные секты, заманивали туда солдат и пропагандировали идеи пацифизма, т. е. солдатам внушали, что брать оружие в руки – грех. Мне рассказывала об этом мама, она до войны работала в крепости на кухне. Моя мама проследила за этими солдатами и доложила куда надо. Секту «прикрыли».

А в ночь на 22 июня 41-го года пограничники Брестского отряда занимались уничтожением в Бресте и его окрестностях диверсантов из полка «Бранденбург-800», переброшенных через границу в товарных вагонах с двойным дном.

И вопреки логике герр историк не упоминает даже, что против каждой заставы были выделены специальные ударные группы, в 5 – 10 раз превышающие численность погранзастав, вооруженных легким стрелковым оружием. А группы подавления были оснащены и совершенными пулеметами, и минометами, и орудиями, и танковую поддержку часто имели. Надо было герру историку не пользоваться сомнительного качества воспоминаниями бывших кавалеристов, а обратиться в архив, например, танкистов. Ведь ту войну выигрывали не на лошадях, а на танках и самолетах.

А пример вот он: бой на 5-й заставе у деревни Чилеево. Пограничники наши залегли на краю луга и отбивали атаки немецких автоматчиков, когда пустили на них танк, метко брошенная граната остановила его.

Реклама

И тогда немцы согнали всех жителей деревни и погнали их перед собой. Каждый житель деревни знал пограничников в лицо. Солдаты перестали стрелять, за живым заслоном двигались около 400 гитлеровцев и 4 танка против 60 пограничников. Солдаты пропустили сквозь себя жителей деревни и вступили в рукопашный бой с немцами. После 5-часовой неравной схватки под пулями и штыками, под гусеницами танков погиб весь личный состав заставы.

Да, Алексей Новиков был героем, но героизм, как бы вас ни коробило от этого факта, был массовым. И когда в 1964 году на Брестчину приезжал Александр Мамчур, который был свидетелем последних часов жизни Алексея Новикова, восстановили хронологию событий: в 4 часа утра 22 июня все погранзаставы на Западной границе подверглись артобстрелу и бомбардировке. В первый час обстрела здание комендатуры, находившееся у 15-й заставы, превратилось в руины. Уцелевшие пограничники хватали оружие и бежали к границе, занимали линию обороны. Вооруженные винтовками и пулеметами, они 16 часов отражали натиск врага. Но кончались боеприпасы, и оставшиеся в живых отошли на соединение с 75-й дивизией, дислоцировавшейся у Малориты. Когда на заставе все стихло, на том берегу возросло оживление. Теперь посчитаем: 4 часа + 1 час + 16 часов = 21 час – это почти ночь, а ночью немцы не наступали.

А на другой день они налаживали новую переправу. Когда лодки приблизились к середине реки, откуда-то сверху застрочил пулемет, лодки, пробитые пулями, шли ко дну, мертвых относило течением, а живые суматошно пытались доплыть до своего берега. Они, взбешенные, обстреляли заставу из минометов, а когда вновь стали переправляться, застрочил пулемет. Немцы не могли понять, откуда ведется огонь, и до вечера (это был уже 2-й день войны) не смогли переправиться. А к вечеру следующего дня специальная группа переправилась южнее и захватила уже тяжелораненого солдата в плен. Они его на носилках перевезли на польский берег и отнесли в монастырь Яблечно, где находился их штаб. Т. е. на 3-й день войны. Наш солдат потерял много крови и находился в бессознательном состоянии. Ненадолго он пришел в себя, и тогда к нему подошел настоятель монастыря, предложив исповедоваться перед смертью. От исповеди он отказался, только назвал свое имя, попросил передать нашим, что он из Дубицы Алексей Новиков.

Он лежал посреди монастырского двора, а рядом немцы уложили тех, кого выловили вниз по течению, – 73 фашиста (не сотни, не тысячи, хотя и им черед придет).

Монахи и местные жители похоронили Алексея в центре монастырского двора, а весной следующего года на могиле высадили алые розы. После войны его останки перезахоронили в братскую могилу советским воинам в г. Бяла-Подляске, в которой покоятся  40 тысяч советских солдат, погибших при освобождении Польши в этом районе.

Вот интересно, что с этой могилой сейчас происходит, после того как польский сейм постановил снести все памятники советским воинам? Вот это печально.

А после приезда в Дубицу Мамчура, монаха из Яблечно, после публикаций и узнали все его имя, а работники музея из Бреста установили, что это был Алексей Александрович Новиков, младший сержант, командир отделения 15-й заставы.

Алексей родился на станции Кын в Пермской области. Он закончил школу, педучилище и немного поработал учителем географии. Был призван в армию и незадолго до войны начал службу в погранвойсках на Брестском участке границы.

За мужество и героизм он был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

С нетерпением ждала рассказ о лошадях. Удивил меня герр историк. Неоднократно повторял, что немцы не ходили в атаки лоб в лоб, и тут же противоречие себе, а мне стало понятно.

На карте Брестской области есть все дороги, и действительно прикрытие правого фланга 24-го танкового корпуса дошло до деревни Збураж, но не через Дубицу и леса с болотами, озерами и бездорожьем, а южнее у Домачево, откуда и сейчас есть хорошая дорога на Черск – Радеж – Збураж – Малориту.

Ведь если у конников был приказ прикрывать танковые колонны, то они его и выполняли, а не застревали на погранзаставах. Вот так логично и понятно, какого ляда немецкие офицеры, переодетые в гражданку, приезжали в Домачево и катались до Малориты под предлогом того, что они ищут могилы погибших в I Мировую войну родных. А ведь и сейчас в Домачево есть это кладбище. Все эти «поиски», а по сути разведка дорог была накануне войны, все дороги были на немецких картах. По ним-то и цокали копыта ваших кавалеристов, а на заставы были брошены другие войска – спецотряды, в 5 – 10 раз превышающие численность погранзастав.

Кстати, про лошадей ни словом не обмолвился и монах из Яблечно, а вот 73 убиенных, выловленных из Буга, посчитал.

Так что-то не так у герра историка с логикой. Зато во всем его исследовании сквозит, даже нет, красной нитью проходит желание умалить, принизить деятельность чекистов. Так ему хочется, чтобы мы стали сомневаться и разуверились в подвигах наших солдат. А мне не важно, чекисты они или бывшие школьники (на нашей земле и такие были) – все равно они герои.

А что с именем Ленина или Сталина воевали и в атаки шли, тоже правда, ну не кричать же им: «Хайл Гитлер». Время было такое, у каждого народа были свои кумиры. Хотя в СССР был осужден культ личности, в Германии вроде тоже осудили гитлеризм, а недавно издали «Майн кампф» Гитлера. Вот и где тут логика?

А история Отечественной войны не переписывается, а постоянно дополняется новыми страницами. Страшная война оставила столько следов на нашей земле, что и теперь на местах боев находят непогребенные останки, узнают имена павших.

В земле слежались тьма свинца и стали,

До сей поры холмы еще хранят

Стаканы гильз, и чешую гранатЮ

И наши потемневшие медали.

У под нулевку стриженных ребят

Любовь, мечты и молодость украли

Те, в касках, что «Лили-Марлен» орали,

Палили в солнце, вскинув автомат.

Но мальчики сороковых годов

Не оставляли после смерти вдов

И городов без боя не сдавали.

Они бросались, словно в реку, в бой…

Их до сих пор еще не сосчитали

С времен войны последней мировой…

Почти 35 лет прошло с тех пор, как я услышала впервые историю Алексея. Тогда я училась на курсах экскурсоводов. Римма Владимировна Харькова вела экскурсию «Подвиги немеркнущей славы», а мы у нее учились мастерству. Из трех тем, предложенных нам, я выбрала эту. И пока работало турбюро, я ее водила, это была 5-часовая экскурсия, а сведения мы черпали не из «забытых газет времен Очакова и покорения Крыма», а из разработок научных сотрудников брестского музея. Чего желаю в дальнейшем и герру историку: не пользоваться сомнительными источниками, а искать архивы.

По большому счету, мне очень жаль, что развалилось турбюро, исчезли туристические маршруты вдоль границы и мои 2 внука призывного возраста не попадут на эту экскурсию.

С уважением, бывший экскурсовод и теперь уже пенсионерка Надежда Васильевна Копченова

 

* публикуется с сохранением авторского стиля

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.