Прислать новость
  • 10 °C
    Погода в Бресте

    10 °C

  • 2.5755
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5755
    EURO3.0365
    100 RUB3.4258

Первый раз в первый класс: «Пенал, ручка с пером №86 и чернильница-непроливайка». Как это было 79 лет тому назад

Первый раз в первый класс: «Пенал, ручка с пером №86 и чернильница-непроливайка». Как это было 79 лет тому назад

360 02.09.2019 09:38 Владимир Губенко во втором ряду второй слева (с книгой в руках). 8 класс. Фото из личного архива Владимира Губенко.. Источник: https://www.b-g.by/

Брестчанину Владимиру Губенко 87 лет. В преддверии нового учебного года он поделился с «БГ» воспоминаниями о школе времен начала 40-х прошлого века.

Героя этой публикации коллеги-журналисты сегодня представляют так: математик и физик по образованию, инженер по профессии, историк и художник по призванию. Он окончил физико-математический факультет Брестского педагогического института им. А.С. Пушкина. Работал завучем по производственному обучению в СШ №9. С 1967-го по 1992 год возглавлял металлофизическую лабораторию Брестского электромеханического завода.

В XXI веке раскрылась еще одна сторона таланта Владимира Губенко: он известен как автор сотен карандашных рисунков, с документальной точностью воссоздавших историю Бреста. Они вошли в книгу его воспоминаний и рисунков о Бресте 1930 – 1960-х годов, которая называется «Брест моей памяти».

Реклама

А начинался этот непростой, протяженный, насыщенный событиями и впечатлениями путь к познанию окружающего мира, признанию и известности, конечно же, со школьной парты.

Первый раз в первый класс: «Пенал, ручка с пером №86 и чернильница-непроливайка». Как это было 79 лет тому назад
Владимир Губенко в сквере Иконникова в Бресте рассказывает о том, как пошел в школу 1 сентября 1940 года. Фото: Ирина ШАТИЛО

Когда очень хочется казаться старше

1 сентября 1940 года, ровно год спустя после начала Второй мировой войны, 8-летний Володя в сопровождении мамы Тани отправился «первый раз в первый класс». К этому дню он готовился давно, торопил время, завидовал старшему брату Жене, уже старшекласснику. Снизу вверх он смотрел и на своих друзей, среди которых он был самым младшим: единственным в коротких штанишках, выдававших с головой возраст. А возраст был такой, когда очень хочется казаться старше. И вот настал момент, когда его мечты сбылись.

Реклама
Первый раз в первый класс: «Пенал, ручка с пером №86 и чернильница-непроливайка». Как это было 79 лет тому назад
Владимир Губенко в третьем ряду второй слева (с книгой в руках). 8-й класс СШ №3 (1947-1948 г.г.). Фото из личного архива В.ГУБЕНКО

«В тот день я шагал рядом с мамой в роскошных брюках, державшихся на мне благодаря кожаному ремню с блестящей пряжкой. На ногах – новенькие ботинки почему-то бело-розового цвета, в руке – новенький портфель с блестящим никелированным замком. В портфеле – незатейливое, но дорогое сердцу школяра-первоклассника имущество: букварь, несколько тетрадей в косую линейку и в клеточку, пенал с карандашами, ручка с обязательным стальным пером №86 и чернильница-непроливайка», – вспоминает 79 лет спустя Владимир Николаевич.

 Улицы и перекрестки

В тот день Володя шагал с мамой по хорошо знакомой улице Пушкинской (современное название), еще не зная, где находится школа. Пушкинская пересекалась с проспектом 17-го Сентября (название того времени). Так главная улица города стала называться после 22 сентября 1939 года. До этого она называлась Unii Lubelskiej, а еще раньше Бульварным проспектом.

«Это тот редкий случай, когда главной улицей города становится улица городской окраины. Западная сторона проспекта 17-го Сентября относилась к крепости», – рассказывает Владимир Губенко.

Перекресток улицы Пушкинской и проспекта 17-го Сентября (нынешней улицы Ленина) ему был хорошо знаком, он не раз здесь бывал. На улице Коммунистической, бывшей Калиновского, стояло здание бывшего Полицейского клуба, который после смены власти стал Домом политпросвещения. Здесь в 1940-41-м годах работала его мама Татьяна Станиславовна Смоловик. Она был депутатом Брестского горсовета. Здание сохранилось до настоящего времени. После войны к нему был пристроен большой зал. Теперь это Общественно-культурный центр (ОКЦ).

Семья Губенко приехала в Брест в начале 1940 года. Глава семейства Николай Васильевич был направлен в приграничный город на должность начальника Брестского железнодорожного техникума.

Реклама

Бывшая гимназия «Польской Матери Школьной», куда направлялись Володя с мамой, в 1940 году была уже советской десятилеткой – средней школой №15. Довольно большое, по описанию Владимира Николаевича, двухэтажное здание выходило главным фасадом на проспект 17-го Сентября. Стояло оно в глубине небольшого двора за деревянным забором (сейчас на этом месте находится здание банка БелВЭБ).

Через дорогу, напротив школы, был большой, тогда еще безымянный сквер (в настоящее время – сквер Иконникова) с большими старыми каштанами, вязами и огромным, в несколько обхватов, тополем-патриархом. Его ствол был с громадным дуплом, в котором могли поместиться два человека.

 «Восточники», ученики хедеров и чистописание

«Среди учащихся было много «восточников», детей военнослужащих, госслужащих. Значительную часть местных ребят и девочек составляла еврейская молодежь», – продолжает свой рассказ Губенко.

«Восточниками» называли командированных в Брест из внутренних регионов СССР специалистов и членов их семей.

Школа была переполнена. Первых классов было четыре. Шестых, в одном из которых учился его старший брат, – три. Занятия проводились в две смены. На переменах на заднем дворе школы нередко слышны были разрывы боеприпасов, которые приносили ученики, добывая их на многочисленных свалках. В большинстве своем это были австрийские 8-миллиметровые патроны времен Первой мировой войны.

«Я учился в 1В. Большинство учеников в моей параллели составляли бывшие ученики хедеров, едва умевшие говорить на русском языке, – делится Владимир Николаевич. – Они держались обособленно».

Хе́дер – еврейская религиозная начальная школа.

Он вспоминает, что его брат Женя хорошо отзывался о своих иудейских одноклассниках. Они успешно учились, дружили, сходясь на общих увлечениях филателией и шахматами.

Первый раз в первый класс: «Пенал, ручка с пером №86 и чернильница-непроливайка». Как это было 79 лет тому назад
5 класс средней школы №5. Владимир Губенко в первом ряду, крайний справа (1945 год). Фото из личного архива В.ГУБЕНКО

Володя постепенно привыкал к школе. Он не был особо обременен учебой, так как читать научился давно и хорошо усвоил четыре правила арифметики. А вот с чистописанием не ладилось: «иногда приходил в отчаяние от вида написанных строк». Он чувствовал себя обреченным на мучительное бумагомарание, сравнивая написанное им с тем, что выводил своим каллиграфическим почерком старший брат.

Я быстро подрасту

Дети того времени восторгались Красной армией и мечтали стать ее бойцами: отважными летчиками, танкистами, пулеметчиками, кавалеристами, моряками. Каждого встречного военного они окружали искренним, безграничным вниманием, которое Владимир Николаевич называет сегодня «щенячьим восторгом».

С малых лет они уже знали все воинские звания, знаки различия, эмблемы родов войск. Очень популярными среди детей были строки стихотворения поэта Льва Квитко:

Нарком Ворошилов, я быстро подрасту

И стану вместо брата с винтовкой на посту.

Первоклассник Володя Губенко любил на переменах выходить из школьного двора на тротуар проспекта 17-го Сентября. Там он занимал пост у самого края газона, ожидая встречи с военными. Его внимание привлекала каждая проезжающая мимо легковушка. Автомобильное движение в те времена было небольшое, поэтому частенько ожидание проходило вместе с переменой впустую. Но любая приближающаяся «эмка» ставила его в стойку «смирно». Он вытягивался как мог, потому что роста был небольшого, чтобы проезжавшие его заметили, и прикладывал кисть руки к козырьку кепки. Легковушки проносились мимо, и он не знал, произвел ли впечатление на проезжавших.

Поэтому он решил сменить пост и стал ходить подальше от школы – на угол проспекта 17-го Сентября и ул. Буденного (современное название). У этого Т-образного перекрестка автомобили притормаживали, и маленький Володя надеялся, что его заметят и оценят. И надежда сбылась.

 Стоял, вытянувшись в струнку

«Однажды легковушка, проезжавшая по проспекту 17-го Сентября, замедлила ход и стала поворачивать на улицу Буденного, медленно проезжая мимо меня. Я стоял, вытянувшись в струнку с ладонью у виска, пальцы которой едва его касались, – результат упорной тренировки перед зеркалом. Стоя навытяжку, как мне казалось, очень по-военному, я восторженно ел глазами начальство. На мою удачу, окна «эмки» были открыты и сидевшие с моей стороны оценили торжество момента для мальчишки, откозыряв мне по-военному строго и серьезно. В душе, вероятно, улыбнулись, может быть, вспомнили своих оставшихся дома детей», – описывает эпизод Владимир Николаевич.

«Эмка» – советский автомобиль, серийно производившийся на Горьковском автомобильном заводе с 1936-го по 1942 год.

С тех пор прошло много лет. Как сложилась судьба этих командиров, увидели ли они своих сыновей, дочерей или навсегда остались в руинах Брестской крепости, в белорусских полях, лесах, болотах, где гибли, пропадали без вести герои 1941 года, неизвестно. А в тот день, маленький Володя, окрыленный вниманием командиров, чувствовал себя самым счастливым среди людей, еще не зная, что многие из них не переживут день 22 июня 1941 года.

«Когда, случается, я прохожу по улице Ленина и пересекаю улицу Буденного, вспоминаю эту встречу, этот эпизод из жизни мальчишки, сохранившийся в благодарной памяти о тех, кто ценой своей жизни сохранил и продлил жизнь поколений нашего народа», – говорит Владимир Губенко.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.