• 13 °C
    Погода в Бресте

    13 °C

  • 2.409
    Курс валюты в Бресте
    USD2.409
    EURO2.6425
    100 RUB3.3935

Профессия – «литературный негр»: писатель-призрак из Бреста рассказывает о работе на «литературной плантации»

Олимпиадное движение школьников зашло в Беларуси «в исторический тупик», считает брестский педагог с 26-летним стажем

1 940 26.09.2019 18:47 Фото носит иллюстрационный характер. Источник: https://goodfon.ru/

Давно назрела необходимость поговорить об олимпиадном движении школьников. Вернее, о неадекватном отношении к нему в современной системе образования.

Есть информации, что в недалекой перспективе намечается совещание при президенте по вопросам развития системы образования. В его преддверии интересно было бы услышать мнения не только чиновников от образования, но и учителей-практиков. Предлагаем вашему вниманию одно из них.

Письмо в редакцию. О чем бы я сказал президенту

Реклама

Предметные олимпиады получили распространение в 30-е годы прошлого века. Но есть сведения, что интеллектуальные конкурсы, напоминающие олимпиады, были и в ХІХ веке. Естественно, участие в них изначально было добровольным, главное виделось не столько в баллах и местах, сколько в самой занятости и увлеченности обучаемых. Итоги конкурсов подводились, победители чествовались и – жизнь продолжалась. Не сразу это движение бюрократизировалось, а занятые учениками места стали абсолютизироваться и превращаться в повод для укоров учителям: «У вас недостаточно высокие показатели в олимпиадах…» А что, каждый учитель считает это для себя чем-то стоящим?

Олимпиадное движение настолько выродилось, что без административного ресурса уже давно бы сошло на нет.

Давайте будем честны: большинству учителей олимпиады совершенно не интересны. Олимпиадное движение настолько выродилось, что без административного ресурса уже давно бы сошло на нет. Это по определению стихия для очень ограниченного круга детей, а взрослых и подавно. Психология учителя – это не психология шоумена. У него перед глазами ученики, которых хочется научить (по крайней мере тех, кто не сопротивляется получению знаний; остальных достаточно хоть чем-то занять). Есть те, кого еще надо убедить, что преподаваемый материал им по силам и может оказаться востребованным в жизни и это, ух, как увлекательно!

Реклама

У кого учеба идет легко и кто более продвинут, за тех можно искренне порадоваться. На уроке таким ученикам уделяется особое внимание: они вызываются на более сложные задания, им предлагается оказать помощь одноклассникам, которые испытывают затруднения. Как писал классик педагогики А.Дистервег, «по-настоящему человек знает только то, что он может рассказать». Сильные ученики, проговаривая материал так, чтобы поняли другие, делают и свои знания более основательными.

Но выбирать самого продвинутого, чтобы поднимать до неестественного для его возраста уровня, – простите, а зачем? Лучше предложить дополнительный занимательный материал для его возраста. Никто не против индивидуального подхода. Тем более что современные педагогические наработки направлены на усиление индивидуализации.

Самая большая ложь олимпиад – преподнесение их в качестве примера индивидуализации обучения и раскрытия одаренности.

Но сама природа массовой школы, как ее в XVII в. обосновал Я.А. Коменский, все же из индивидуализации не делает культа, определенное внимание уделяется и навыкам работы в команде (правильно это или неправильно – вопрос спорный). Массовая школа предлагает знания как бы «для всех», пусть и в разной мере. А вот расширение и углубление полученного в школе (на уроках, факультативах, стимулирующих занятиях, в профильных лагерях и др.) в немалой степени остается заботой самого обучаемого и его родителей. Сегодня возможности развития дарований огромны, главное – умело ими воспользоваться.

Самая большая ложь олимпиад – преподнесение их в качестве примера индивидуализации обучения и раскрытия одаренности. Пример, скажем так, крайний и нетипичный. Учитель не столько ради самих дарований данного ученика, сколько ради собственной славы выбирает того, кто ему выгоден. И дает ему сверх положенного. Остальным – подвинуться. Да и немногие одаренные дети по определению могут участвовать в олимпиадах выше школьного уровня, но лишь те, на кого сделана ставка.

Во все века приличным для учителя было уделять подчеркнутое внимание тем, кто без его помощи испытывает трудности. Это, действительно, служение детям и своей профессии. С талантливыми заниматься тоже стоит. Но, когда учитель из собственных соображений ловит выгоду с одними учениками за счет других, все это, по-моему, нравственно мелко.

Реклама

Кому из учителей олимпиады психологически близки, пусть те в них и участвуют.

Возможно, кто-то на природу современного олимпиадного движения смотрит иначе. Но примите как данность, что объективно существует и приведенное выше понимание. И с ним нельзя не считаться. Споры на сей счет, думаю, излишни. Кому из учителей олимпиады психологически близки, пусть те в них и участвуют. По большому счету, только они и участвуют, остальные отбывают повинность в качестве «мертвых душ».

В романе Всеволода Кочетова «Журбины» (1952 г.) упоминается довоенная олимпиада: «…на областной математической олимпиаде школьников она заняла только шестое место, а Игорь – первое. Тогда все пожимали плечами и говорили: «Ничего удивительного, если папаша у него знаменитый профессор».

Как видим, уже тогда олимпиады имели крупный педагогический изъян: дети высококлассных специалистов (особенно когда сами специалисты были еще и примерными родителями) и неспециалистов в данной области соревновались в знаниях вместе. И в чем смысл такого соперничества, когда одни уже априори обречены на успех, а другим оставалось лишь изображать массовку?

Ради призового места увлеченный олимпиадами педагог однозначно делает ставку на ученика, которому родители и так дали больше всех.

Но и тогдашние олимпиады, в которых участники представляли главным образом самих себя, по своим педагогическим недостаткам не шли ни в какое сравнение с тем, что происходит нынче. В сегодняшней действительности участник представляет школу и своего учителя, над которыми довлеет бюрократическая махина.

Ради призового места увлеченный олимпиадами педагог однозначно делает ставку на ученика, которому родители и так дали больше всех. Но пренебрегает высокомотивированными школьниками, непосредственно нуждающимися в его помощи. Пусть много восторженных статей пишут в СМИ про успехи учеников на олимпиадах, но лично я считал и считаю сами олимпиады в сегодняшнем виде явлением педагогически ущербным (хотя за сами чьи-то успехи могу где-то и порадоваться).

В олимпиадах школьного уровня участвуют все желающие, здесь действует принцип «главное не победа, а участие» (хотя победа сама по себе остается приятной). На последующих этапах – районном, областном, республиканском – вперед выдвигаются рассуждения о престиже школы, района, области. Ничего не имею против престижа, но это уже не собственно педагогическая проблема. И вряд ли школе на ней стоит сильно «заморачиваться». Тем более что на общий психологический фон учебного заведения и знания остальных учеников олимпиадные показатели не влияют абсолютно никак. Это что-то сродни игре в прятки: поиграли, разошлись, новый день – новые заботы.

Олимпиадное движение зашло в исторический тупик. Его нравственный кризис налицо. А причина чисто педагогическая: перепутаны цель и средство.

Разговоры о том, что «олимпиады – это очень важный показатель» (ибо кто-то где-то по нему оценивает работу школы и отдельных учителей). не выдерживают критики. Пусть будет стыдно тем, кто из этого, в общем-то, малозначащего показателя делает неадекватные выводы.

Для учебного заведения олимпиады – это лишь одно из средств активизации познавательной деятельности обучаемых, да и то при трезвом отношении, но не самоцель. Абсолютизируют их итоги те, кто в студенческие годы плохо учил педагогику. Олимпиадное движение зашло в исторический тупик. Его нравственный кризис налицо. А причина чисто педагогическая: перепутаны цель и средство.

Стремление к повышенной деятельности Л.Н. Гумилев назвал пассионарностью (от латинского рassia – неодолимое желание, страсть). Учитель может быть пассионарен в олимпиадах. Таких в нашей профессии немного, но они есть. Есть учителя, пассионарные в чем-то другом (проведении интересных уроков, внеклассной работе, индивидуальном подходе к ученикам, работе с семьей и др.). Даже если человек не пассионарен, а лишь добросовестно выполняет свое дело, это уже немало.

Попытки административного принуждения к пассионарности, включая олимпиадную, – это очень большая глупость.

Есть люди, которые не приемлют публичного сравнения себя с кем-то. Это просто их психологическая особенность, в ней нет ничего постыдного. Понятно, что по своей психологии они не олимпийцы и готовить к олимпиадам других – не их стихия. Любая творческая пассионарность должна приветствоваться. Но попытки административного принуждения к пассионарности, включая олимпиадную, – это очень большая глупость.

Любой конкурс имеет смысл лишь при условии добровольного участия и личного приятия его условий. Учителей почему-то укоряют за итоги олимпиад, хотя для начала было бы нелишне поинтересоваться у каждого из них, считает ли он себя участником олимпиадного движения.

Удивительное дело: если в детском саду ребенок не хочет играть, его не заставляют. А взрослых людей мало того что не спрашивают о желании поучаствовать в игре, так еще и упрекают, что не так сыграли. Где здравый смысл?

А что плохого, если человек не гонится за вершинами, но ему достаточно быть просто самим собой?

Сегодня интереснейшие мероприятия проводит Белорусская ассоциация «Конкурс», и главное – они пользуются у детей спросом. Есть олимпиады, проводимые вузами для потенциальных абитуриентов. В них также меньше заорганизованности, участвуют только желающие, чтобы проверить свои знания и открыть для себя нечто новое. В этих условиях так называемая республиканская олимпиада выглядит как анахронизм. Он все еще существует лишь благодаря искусственной подпитке. Но при этом ее обязательность мешает учителям нормально работать, не отвлекаться на пустяки и беречь свое здоровье.

Вообще, мания призовых мест в современном образовании достигла угрожающих размеров. Если ребенок или учитель «хватают звезды», может, это и неплохо. А что плохого, если человек не гонится за вершинами, но ему достаточно быть просто самим собой? Неужели за это еще нужно оправдываться?

Сегодня республиканская олимпиада – это главный тормоз развития школы.

Люди бывают разные, и пора признать, что незвездные – это нормальные люди, им в школе тоже должно быть уютно. Да и подлинное творчество возможно в условиях отказа от мучительного сравнения себя с другими (по крайней мере, для немалого числа людей). Хотим мы того или нет, но чрезмерное увлечение «необыкновенностью», в отличие от «незаморачивания» на этом вопросе, объективно увеличивает отчужденность очень многих детей и их родителей от школы. Пора открыто назвать вред вредом.

Сегодня республиканская олимпиада – это главный тормоз развития школы. Понятно, что есть люди, заинтересованные в сохранении олимпиад в их нынешнем виде. Именно поэтому необходима политическая воля, направленная на коренной пересмотр этого проекта. О сворачивании его речь не идет.

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.