Прислать новость
  • -2 °C
    Погода в Бресте

    -2 °C

  • 3.9237
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5734
    EURO2.9232
    100 RUB3.3614

«Охота на ведьм» вступила в Беларуси в новую фазу. Любая динамика для действующей власти враждебна

1 051 10.12.2021 06:09 Фото носит иллюстративный характер.. Источник фото

В перспективе возможно, что власть начнет тотально увольнять тех, кто не придет на референдум или придет, но поставит крестик не там, где нужно.

Вероника работает на одной из кафедр Брестского государственного университета имени Пушкина. Контракт у нее истекает через год. На прошлой неделе, как утверждает брестчанка, ее вызвали в деканат и настоятельно рекомендовали написать заявление – то бишь уволиться «по соглашению сторон». Руководство университета нынче категорически отказывается комментировать подобные истории – мол, это их внутреннее дело. Однако случай, насколько нам стало известно, далеко не единичный.

И дело отнюдь не ограничивается БрГУ. Подобные «рекомендации» нынче раздают во всех без исключения государственных учреждениях – крупных и средних. Все эти увольнения объединяет одно: они касаются, в основном, тех, кто так или иначе участвовал в протестной деятельности: выходил на улицу, собирал или ставил подписи за альтернативных кандидатов, ходил наблюдать за выборами по собственной инициативе, а не по поручению.

Реклама

По словам многих из этих людей, если раньше где-то на местах руководство закрывало глаза или даже выражало солидарность с сотрудниками, которые были на акциях и получили сутки или штрафы, то сейчас оно ищет поводы убрать их из коллектива.

Семен работал начальником подразделения на железной дороге. Уволили его несколько месяцев назад. По словам собеседника, до сих пор бывшие коллеги пишут ему и рассказывают, как достается поставившим подпись за альтернативных кандидатов, под коллективным обращением о непризнании итогов выборов и отставке Лукашенко. «Многие грамотные специалисты вынуждены были уволиться. Теперь начальство лихорадочно ищет им замену. Всегда была очередь из желающих – сейчас ее нет. Кадровый голод страшный. Машинистов, помощников машинистов набирают по объявлениям. К чему это может привести, даже боюсь думать» – говорит брестчанин.

Еще один наш собеседник Вениамин работал в службе безопасности на одном из предприятий областного центра. Месяц назад с ним не продлили контракт за то, что он отказывался составлять списки сотрудников, выходивших на акции. «Это была моя принципиальная позиция. Не хотел подставлять коллег, с которыми проработал более десяти лет. Уверен, что поступил правильно. Многих, конечно, вычислили и без меня. У идеологов и КГБ есть списки. И они знают, кого за что уволили, поэтому устроиться в моей сфере в другое место не получится. Говорят, теперь на госпредприятиях при устройстве на работу будут делать запрос о правонарушениях в МВД», – делится Вениамин.

Читайте также: Эксперты — о чистках властей: «Лукашенко не волнует будущее Беларуси, при его правлении никакого будущего нет»

Коллеги-журналисты рассказывают, что такая ситуация сейчас по всей стране. Очередной вал увольнений несогласных – реакция местных «князьков» на запрос со стороны режима – выжигать крамолу в любой форме и в любом проявлении. Даже Лукашенко на днях, беседуя со своими назначенцами, вдруг, якобы, обеспокоился чересчур активной «охотой на ведьм», призвал не искать врагов – дескать, среди них могут быть просто «заблудшие». Похоже, окуклившаяся власть не допускает даже мысли, что огромное число белорусов могут быть против нее, не будучи при этом врагами и даже заблудшими. Просто потому, что искренне так думают.

Старший аналитик Центра новых идей Геннадий Коршунов дает такое объяснение этому феномену:

«Общество и власть «росли» в разные стороны и в то же время стремились к автономии друг от друга. Власть фиксировалась на собственных интересах и обрубала каналы обратной связи, а общество долгое время было не против – «абы не мешали».

Но в конечном итоге выстрелило главное отличие между двумя столпами государства – отношение к переменам. Здесь и накопился снежный ком противоречий – считает Коршунов:

Реклама

«Для власти, сосредоточенной на прошлом, любая динамика всегда была враждебна. Общество же, наоборот, открыто к изменениям. Оно находилось в условиях, когда ему нужно было смотреть в будущее, – расти, играть и учиться, зарабатывать и кормить детей, общаться и решать проблемы, путешествовать и планировать жизнь. Так, по сути, возник цивилизационный разрыв между архаичной властью и авангардом общества. Сколько могло бы так продолжаться в стабильных условиях – неизвестно. Но системный кризис 2020-го года спровоцировал резкое противостояние друг другу этих эпох, мировоззрений и систем».

Читайте также: Шрайбман — о посылах властей: «Лукашенко будет таким как прежде, его нужно ублажать, чтобы не наделал глупостей»

Если исходить из того, что в прошлом году в Беларуси началась историческая или социальная революция, то сейчас мы находимся на этапе контрреволюции, считает социолог. Власти прикладывают максимум усилий, чтобы подавить любые, даже потенциальные формы проявления солидарности. Фактически власть в своих действиях сейчас работает на уровне даже не индустриального, а традиционного общества – феодального с монархической формой правления. Эдакий султанизм на одном «клочке земли» в центре Европы, на двадцать первом году двадцать первого века.

Но интересно вот еще что. По данным независимой социологии можно говорить о том, что протестные настроения с начала года фактически не снизились. Больше трети общества как поддерживали протест и его главные требования, так и продолжают поддерживать. Еще примерно треть скептически относятся к новым акциям, но поддерживают требования протеста (прежде всего, расследование фактов насилия со стороны силовиков, прекращение насилия как такового и проведение новых выборов). Если же говорить о сторонниках власти, то наиболее жестких лоялистов процентов 20. И еще столько же — это консервативные люди, которые очень боятся что-то менять.

Читайте также: Экономист объяснил, как на простых белорусах скажется запрет властей на ввоз европейских продовольственных товаров

Если же исходить из того, что так или примерно так структурировано белорусское общество по отношению к действующей власти, то давайте теперь попробуем экстраполировать это на главный вопрос референдума, который собирается проводить режим.

Логично в таком случае предположить, что изменения в Конституцию готовы поддержать четверть – максимум треть белорусов. Никак не большинство. Если, конечно, власть не начнет тотально увольнять тех, кто не придет на участки или придет, но поставит крестик не там, где нужно. Впрочем, как показали последние события, лом, которым режим упорно пробивает дно, пока еще выглядит довольно крепким. Хотя, как известно, впечатления бывают обманчивы.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.