Прислать новость
  • 24 °C
    Погода в Бресте

    24 °C

  • 2.481
    Курс валюты в Бресте
    USD2.481
    EURO3.0232
    100 RUB3.4629

«Нет состава преступления»: В Бресте СК отказался заводить дело по заявлению матери задержанного и избитого подростка

731 04.02.2021 19:32 Акция протеста в Бресте 10 августа, на второй день после выборов президента. Источник фото

Данных о том, что к 14-летнему парню «физическая сила и спецсредства сотрудниками милиции применялись необоснованно, в ходе проверки не получено».

В конце января брестчанка Инна Коновальчик получила письмо из УСК по Брестской области. Следователь по особо важным делам Е. Драгун сообщал, что по заявлению о причинении телесных повреждений ее 14-летнему сыну Давиду 10 августа прошлого года проведена проверка, по результатам которой принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Женщина с таким решением не согласна и намерена обращаться в суд. Она рассказала «Брестской газете», что произошло с ее сыном 10 августа прошлого года и как она пытается привлечь к ответственности причастных к этому.

«Ты с мамой, чего ты боишься?»

Реклама

По словам Инны, в тот понедельник ее 14-летний сын Давид поехал в город с друзьями. Телефон у него был с собой, но заблокирован. В центре был и старший 17-летний сын, который гулял с девушкой.

«А около 17 часов моему гражданскому мужу Денису позвонил друг, он живет возле ЦУМа, и сказал, что «в городе такооое творится: там и стреляют, и ОМОНа нагнали». А так как интернет не работал, и нигде никакой информации, я сразу начала звонить старшему сыну, а потом решила, что надо ехать в город искать Давида. Мы поехали вместе с Денисом. Вышли на бульваре Космонавтов в районе Гоголя», – вспоминает женщина.

Уже в городе Инна еще раз созвонилась со старшим сыном и они договорились встретиться возле KFC. Там она попросила его вместе со своей девушкой ехать домой в Южный – находиться в городе было опасно. Сын резонно заметил, что уехать не получиться – автобусы не ходят. Инна велела им идти пешком, а сама, разделившись с Денисом, пошла в сторону МОПРа, где был эпицентр событий – искать другого ребенка. Не найдя Давида, она опять вернулась к ресторану быстрого питания.

Акция протеста в Бресте 10 августа, на следующий день после выборов президента

«Как раз начали рваться петарды возле ОМОНа. ОМОН пошел с дубинками на людей. Все побежали прятаться, и я тоже. Все побежали во дворы, а я за ларьки. Смотрю: ребенок мой несется. Кричу: «Давид, а ну-ка стой!». А он говорит, что ему надо найти друзей. «Хорошо, говорю, ищи и встретимся у моста возле кольца». И он убежал», – вспоминает брестчанка.

Читайте также: «Слышал, как дети, играя на улице, кричат – ОМОН, прячемся! – депутат Брестского горсовета о складывающейся ситуации

По словам Инны, встретиться им удалось не сразу – опасаясь за свою безопасность, женщина пряталась в подъезде вместе с другими людьми. Позвонил гражданский муж, с которым они в суматохе потерялись, и велел оттуда уходить – мол, самое небезопасное место.

Когда Инна добралась до моста, Давид с друзьями уже были там, подошел Денис. А на самом мосту с двух сторон стояли омоновцы со щитами. Давид сказал матери, что не пойдет через этот кордон в сторону Южного, потому что, как он слышал, «ОМОН бьет людей».

«А я ему говорю: «Ты с мамой, чего ты боишься? Никто тебя не обидит», – рассказывает Инна. – Я подошла к омоновцам не очень близко и говорю: «Послушайте, ребята, мы живем в Южном, нам надо пройти. Вы нас пропустите?» А они щиты открывают и так культурно: «Да, пожалуйста». И мы по одному проходим. Только щиты за нами сомкнулись, как мы оказались в кольце, так как с другой стороны тоже ОМОН стоял».

Читайте также: В Бресте возле ЦУМа женщины протестовали против жестокости силовиков (фото + видео)

Реклама

После этого, по словам Инны, ей, мужу и подросткам сказали перелезть через ограждение и стать на колени рядом с другими людьми. Наша собеседница обратила внимание, что стоящих на коленях людей было много, но других женщин в поле ее зрения не было видно.

«Пока мы стояли на коленях, Денис просил меня ничего не ляпнуть – чтобы не было хуже. А я, зная характер сына, умоляла его молчать, «не качать права», только отвечать на вопросы. А потом как из-под земли вырос какой-то омоновец, посмотрел на нас и говорит другим омоновцам: «Вы что, сумасшедшие, женщину на колени поставили?! Ну-ка поднимите женщину! Женщина, поднимайтесь!» Он подошел ко мне, подал руку и помог перелезть через ограждение», – вспоминает брестчанка.

По ее словам, он попросил показать, что у нее в рюкзаке, и не найдя ничего подозрительного, сказал: «Ну все тогда, идите».

«Я говорю: «Как я пойду? Отдайте мне ребенка, он несовершеннолетний, после 23-х он должен находиться с мамой». А он: «Что вы переживаете? Он же с вашим гражданским мужем. Идите отсюда». Мне кажется, он знал, что будет дальше. Мне кажется, он меня просто как женщину пожалел. Но не знаю, почему он не пожалел детей», – говорит Инна.

Не зная, что делать, она позвонила еще одному своему сыну в Москву. Он сказал, что единственное, что можно сделать – набрать 102. Однако, говорит Инна, в милиции она ничего не узнала, зато прослушала короткую лекцию на повышенных тонах о том, что она – ненормальная, раз в такой ситуации пошла в город с ребенком.

Потом она увидела, как подъехали автозаки и в них стали грузить людей, которых собрали на мосту. В их числе –  ее несовершеннолетнего ребенка и гражданского супруга.

«Мамочка, умоляю, срочно забери меня отсюда!»

Ночь, конечно же, была бессонной. А после 4 утра ей на мобильный позвонили с незнакомого номера. Мужской голос назвал фамилию, имя, отчество Давида, спросил, ее ли это сын. Услышав утвердительный ответ, сказал: «Ну так приезжайте его заберите». И положил трубку. Инна перезвонила – никто не отвечал. Позже Давид расскажет ей, что звонили с телефонов задержанных – просто брали любой.

Читайте также: «Зачем меня ломать?»: В Сети появился ролик, смонтированный из записей с нательных камер силовиков

«Примерно через полчаса опять раздался звонок. «Ну вы едете или нет?!» «Я говорю: Куда?! Вы же не сказали! Я сижу жду звонка». А он мне говорит: «Мы в части» и опять отключился, – вспоминает Инна. – А через минут 15-20 с другого номера звонок – и уже мой ребенок плачет в трубку: «Мамочка, я тебя умоляю, заклинаю, бери такси, срочно забери меня!» Я говорю: «Ты где?» «Я в каком-то спортзале». Слышу, что он у кого-то спрашивает адрес, а они на вопрос не реагируют. Потом опять звонок, и какой-то мужчина мне сказал, что это часть напротив наркологии и что меня ждут на КПП».

Когда Инна приехала к войсковой части в Северном городке, там уже были другие женщины. Они рассказали, что стояли здесь всю ночь, но им детей не отдали. Позже выяснилось, что, в отличие от Давида, их дети были совершеннолетние.

Спустя какое-то время привели Давида. Сотрудник спросил у нее, все ли нормально с ее ребенком.

«А там полумрак. Смотрю: вроде да, он в шортах был. Сотрудник говорит: «Пишите расписку, что не имеете претензий к сотрудникам милиции». Я сказала, что у меня есть претензии. «Ну имеете, пишите, что имеете и какие». Я написала, что у меня есть претензии к сотрудникам ОМОНа, которые без всяких объяснений задержали моего несовершеннолетнего ребенка, который находился рядом с матерью, – говорит Инна. – После того, как мы вышли с КПП, сын схватил меня за руку, его трясло: «Мамочка, я тебя умоляю, пошли отсюда», а в глазах слезы».

Женщина вспоминает, что по дороге домой Давид все время оглядывался: «Говорил мало, только сказал: «Мама, мне стыдно, но я плакал. Даже взрослые здоровые мужики плакали…»

Дома мать осмотрела сына и увидела следы побоев у него на голове, теле, руках и ногах. Сын рассказал, что происходило в спортзале.

Еще несколько дней Инна искала гражданского мужа. Ждала у ИВС, потом у СИЗО. Позже узнала, что он в СИЗО: Денису дали 10 суток, но он вышел раньше.

Пять месяцев ожидания

Пока женщина искала гражданского мужа, она много общалась с родственниками задержанных и пострадавших, с правозащитниками. Ей советовали не оставлять историю с задержанием и избиением Давида.

Через 10 дней Инна с сыном поехала в Следственный комитет и написала заявление о том, что 10 августа его незаконно задержали и избили сотрудники правоохранительных органов. Давида направили на судмедэкспертизу.

Согласно заключению эксперта, у него зафиксированы «телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин в левой лопаточной области, в области задней поверхности грудной клетки и задней поверхности левой голени, относящиеся к телесным повреждениям, не повлекшим за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, и могли образоваться при обстоятельствах и в срок, указанные Коновальчик И. Э».

В конце сентября брестчанка получила письмо из СК, в котором сообщалось, что срок проверки по ее заявлению продлен до трех месяцев. В ноябре 2020 года проведение проверки было приостановлено. Потом – 12 января 2021 года – возобновлено. А 27 января Инна Коновальчик узнала об отказе в возбуждении уголовного дела.

Читайте также: Депутат парламента: «Как стало возможным такое насилие со стороны тех, кто призван защищать правопорядок?»

Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела, «данных о том, что к 14-летнему парню физическая сила и спецсредства со стороны сотрудников милиции применялись необоснованно, а также что при этом имело место превышение служебных полномочий, в ходе проверки не получено».

Опросить сотрудников органов внутренних дел, участвовавших в пресечении противоправных действий на территории Бреста, не представилось возможным. В адрес УВД Брестского облисполкома и четвертого управления ГУСБ МВД РБ были направлены поручения об установлении лиц, которые применяли физическую силу и специальные средства в отношении задержанных и лиц, участвовавших в несанкционированных массовых мероприятиях, а также о предоставлении необходимой служебной документации по данному поводу. Согласно поступившим ответам, лица, причинившие телесные повреждения гражданам, установлены не были. Необходимая служебная документация не предоставлена», – говорится в документе.

В возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 426 отказано за отсутствием в деянии состава преступления.

Инна Коновальчик намерена обжаловать постановление УСК в суде.

Читайте также: «Это серьезный шаг к справедливости»: первое уголовное дело по факту пыток в Беларуси завели в Литве

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.