Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.6395
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6395
    EURO2.8763
    100 RUB3.8142

«Мой поступок — необходимое зло». Как в Высоком живет Артем, которого оправдали в убийстве отца из-за состояния аффекта

21.01.2023 18:36

Примерно с семи лет Артем помнит, как его отец выпивал. Затем начались скандалы. Валерий мог начать по любому поводу и был тираном.

Зиму 2020-го Артем Ершов из Высокого не помнит или не хочет помнить. В тот год 26 февраля он не выдержал и несколько раз ударил топором отца, который пил и устраивал им с мамой скандал за скандалом. Мужчина оказался в больнице, где спустя время умер, а 17-летний парень — в СИЗО.

За молодого человека тогда переживал весь город и многие в стране. Во время прений прокурор запросил для него минимальные шесть лет воспитательной колонии, но судья неожиданно решила еще раз отправить Артема на психолого-психиатрическую экспертизу. Исследование показало: в момент убийства он находился в состоянии аффекта и не мог осознавать значение своих действий. Молодого человека освободили от ответственности и выпустили в зале суда. Спустя три года блог «Люди» поговорил с парнем. Мы перепечатываем этот текст.

Реклама
Артем Ершов. Фото из соцсетей

Читайте также: Что мы тут не видели. Путешествие в один день: Скоки — Сычи — Линия Молотова — Волчин — Высокое

«Мне пока нужно выплачивать иск — десять тысяч рублей»

Как и в большинстве маленьких провинциальных городов, жизнь в Высоком течет размеренно. По утрам тротуары заполняются людьми — жители спешат на работу. Вместе с ними этими же дорогами и тропинками направляется в котельную 20-летний Артем Ершов. Тут он подсобный рабочий. На нем шапка, теплая куртка, ботинки. Случайный прохожий вряд ли узнает его в зимних сумерках. За три года его история, как и фото, которое многие помнили, затерялись в череде новостей. Лишь изредка знакомые все еще могут обронить при встрече: «Не повезло тебе… Так попал».

«Но без всякого осуждения», — делится наблюдениями Артем.

Артем и его мама Наталья живут в стареньком одноэтажном доме в двух минутах ходьбы от центрального парка. Пока сын находился в СИЗО, женщина сделала ремонт в зале. Кухню приводили в порядок уже вместе после приговора. Осталась спальня, но c ней пришлось подождать.

«После освобождения я закончил колледж и работал в бригаде, которая чинила трубы. В октябре или ноябре меня перевели в котельную. Когда отопительный сезон закончится, пойду учиться на кочегара. На котельной мне нравится. Еще в первый месяц понял: это мое. Тут много думать не нужно, просто берешь дрова, кидаешь — и у людей появляется теплая вода. Освободившись из СИЗО, понял, что очень люблю однообразие, когда один день похож на другой. Это дает ощущение стабильности и спокойствия, а неспокойных дней у меня хватало», — говорит молодой человек.

График у Артема два через два. Мы общаемся в среду, когда у него выходной. Он сидит на диване, рядом черный кот Василий, которые еще три года назад носил необычное имя Кокс, но за бунтарский дух был переименован.

«Мама считает, что имя влияет на характер. Сейчас он, кажется, стал спокойнее», —объясняет Артем перемены в жизни питомца.

Согласен ли с этим сам Василий, мы не знаем. Он, как говорится, и усом не ведет. Лишь в продолжение слов хозяина то ли кашляет, то ли чихает. Парень и сам спокоен и немногословен.

Реклама

«Бабушка и сестра, с которой у нас общий отец, постоянно говорят: «Нужно учиться». Идеально было бы пойти на преподавателя биологии и химии. Еще можно выбрать историю, она мне интересна, — рассуждает собеседник, который летом 2019-го закончил школу со средним баллом 8,3. — После выпуска пробовал поступать в Пушкина (БрГУ им. А.С. Пушкина), но не прошел на бюджет. Если честно, не думал тогда, что к университету стоит готовиться. Не понимал, что будет после школы. Знал, есть такая вещь, как ЦТ, но не вникал. По идее сейчас я могу поступить на заочное, но это большие финансовые траты, а мне пока нужно выплачивать иск — десять тысяч рублей».

По словам Артема, после освобождения из СИЗО его ждал еще один суд. Он постановил: парню необходимо вернуть деньги, которые государство потратило на лечение его отца. Около месяца врачи боролись за жизнь мужчины, но сделать ничего не смогли.

«За ИВЛ, лекарства. Год у меня высчитывают ползарплаты. Думаю, где-то половину уже погасил», — говорит собеседник.

Артем с котом Коксом в 2020 году. Теперь питомца зовут Василий. Фото из архива TUT.BY

Читайте также: «Слова ее убийцы принимают за истину?!»: Родители убитой мужем воспитательницы из Барановичей требуют пересмотра дела

«Если бы можно было все переиграть, сказать себе: „Не делай этого“, я бы не делал»

«Тот день я уже забыл, — коротко говорит Артем, как только мы подходим к произошедшему в феврале 2020-го. — У меня так мозг сложен, что все плохое исчезает. Конечно, это событие покрупнее, чем какая-то неприятность, но уже все. Я о нем не вспоминаю. Да и зачем?»

В старых материалах, сохранивших ту трагедию, написано, что 25 февраля отец Артема, Валерий, как всегда, вернулся домой пьяный. Сын с мамой уже спали. Отец ворвался в их комнату около 22.00, включил свет, проорал «подъем!» и начал скандалить.

«Я понял, что-либо его [убью], либо себя», — вспоминал тогда парень.

Назавтра ситуация повторилась. В этот раз поводом для скандала стало то, что Наталья и Артем вовремя не убрали следы ночной попойки Валерия. Около часа мужчина орал на жену. Сын в это время смотрел в спальне сериал.

«Когда он закончил, я вышел из комнаты и посмотрел на него. Он спал на диване», — рассказывал молодой человек.

Тогда, вспоминал Артем, он посмотрел на спящего отца — и на него нахлынуло чувство страха. Парень ушел на кухню, взял нож. Лезвие было тупым, и Артем пошел в сарай. Там он взял топор, вернулся в квартиру и нанес несколько ударов Валерию по голове. После этого парень пришел к маме и спокойным голосом сказал: «Все, я убил его». Наталья вызвала скорую, а сын позвонил в милицию. Приезда наряда Артем ждал во дворе. В суде он признал свою вину в полном объеме.

Мать Валерия, бабушка Артема, тоже живет в Высоком. На суде она была за внука горой. У них и сейчас теплые отношения. Парень навещает ее каждый день.

«Бабушка у меня вредная. Я ей говорю, если нужно что-то сделать, позови. Она отвечает: «Хорошо, хорошо». Потом прихожу, а она уже со всем справилась», — улыбается молодой человек.

Бабушка с Натальей ухаживают за могилой Валерия. Если просят Артема помочь, он идет на кладбище вместе с ними.

«Мне важно им помочь, а об остальном стараюсь не думать. Просто сосредотачиваюсь на цели — и все. Бывают мысли, если бы он был нормальным отцом, не пил, все было бы шикарно. А так… Как есть. Мой поступок — это было необходимое зло, чтобы избежать большего зла. Все мы знаем Бэтмена и Джокера. Бэтмен никогда не убивает Джокера, хотя тот делает много плохого. Но стоило бы Бэтмену перешагнуть грань, столько жизней было бы спасено.

Если бы можно было все переиграть, сказать себе: «Не делай этого», и я бы не делал. За этим всем потянулось столько проблем. Нужно выплачивать долг, я не могу пойти учиться. А так все могло быть иначе. Закончил бы колледж, прошел отработку и вполне возможно, поступил бы в вуз… То, что я сделал, неправильно, но он был слишком большим темным пятном», — рассуждает собеседник.

Артем с мамой Натальей в 2020 году. Фото: TUT.BY

Читайте также: В Бресте изменили приговор мужчине, который убил свою беременную жену в состоянии аффекта

«Он мог доколупаться до всякой мелочи»

После трагедии город всеми силами поддерживал Артема. В магазинах даже появились ящики, с помощью которых парню собирали деньги на адвоката. После освобождения люди на улице его узнавали. Иногда, когда заходил в магазин, где мама работает продавцом, покупатели, заметив его, говорили: «Хорошо, что ты вернулся».

«Вся эта история немного пошумела и утихла, — переносится Артем в дни после освобождения. — В колледже попросил доучиться в своей группе, мне разрешили. Ребята встретили меня радостно, учителя вошли в положение. По вождению, например, мне назначали больше часов, чтобы я успел все отъездить. Зачеты сдал, благо, память хорошая. В итоге получил корочку сварщика и права».

Три года у Артема с мамой тихая жизнь. Несмотря на то что парню всего двадцать, свободное время он предпочитает проводить дома. Иногда ходит в гости к лучшему другу или приглашает его к себе. В их с мамой квартире о том февральском дне ничего не напоминает. Об отце он тоже старается не думать.

«С глаз долой из сердца вон, — говорит молодой человек, а позже признается, что спит теперь спокойно. — Когда был в СИЗО и слышал на улице голоса, появлялась сильная внутренняя тревога. Думал, что он идет. Я всегда ждал от него неприятностей, но сейчас прошло время, и мое сознание успокоилось. Думаю, мне повезло, что у меня крепкие нервы. Если бы они не закалились всеми этими скандалами, то у меня уже давно крыша бы поехала».

«Закалка» началась лет с семи. С тех пор Артем помнит, как отец выпивал. Затем начались скандалы. Парень говорит, что ссору Валерий мог начать по любому поводу: не так стоишь, не так смотришь.

«Вот я сидел в спальне, он зашел… — Артем делает паузу и сам вдруг удивляется, что не может вспомнить, что было дальше. — Он мог доколупаться до всякой мелочи. Я его любил и долго думал, что так и нужно. Но лет в 13−14, когда одноклассники стали рассказывать, как ходили с папами на шашлыки или еще что-то делали вместе, я стал понимать: у меня этого нет. У меня было мало радостных эмоций, связанных с отцом. А даже если такое случалось, потом появлялось что-то темное и все это перекрывало».

«Когда он кричал на маму, я за нее заступался. Переключался на меня — она защищала, — вспоминает молодой человек. — Иногда мы ходили к бабушке ночевать, один раз спали в магазине. Проблема в том, что, если мы оставались у бабушки, он туда приходил и ее беспокоил. А она человек в возрасте, у нее давление. Был месяц, когда я перебрался к бабушке, потом стало жалко мать — и я вернулся, чтобы его усмирять».

Артем не скрывает: в детстве он обижался на маму за то, что не уходила от отца. Хотя понимает — финансово это было непросто. Чтобы скрыться от Валерия, им понадобилось бы уехать в другой город или деревню, иначе папа все равно бы к ним приходил.

«Но мне казалось, она взрослая, она может что-то придумать и изменить жизнь, а я ребенок, мне десять лет, что я могу сделать? Всем женщинам, которые понимают, что живут с тираном, я бы посоветовал уходить от такого человека. Да, может быть тяжело, страшно, нет денег. Можно перетерпеть нужду, есть одни макароны, лишь бы спокойствие.

Я, например, в еде не прихотливый. Мне не обязательно мясо, могу и две недели на гречке сидеть. Меня несложно было бы прокормить. Главное, чтобы не было издевательств, чтобы ничего не расшатывало психику, ведь если ребенок все это видит, непонятно к чему это может привести. Это я, повезло, родился спокойным и адекватным. А если бы был другой характер? Под стать ему. Вот я бы, например, увидел, как он покричал и получил миску супа. Потом я бы точно так же мог пойти в школу, кричать и получать свое силой и угрозами. И кем бы я стал тогда?» — задается вопросом молодой человек.

Сейчас эта тяжелая история у Артема позади. А что впереди? О чем он мечтает?

«Хотел бы, чтобы было у меня всегда спокойствие, а остального можно добиться», — чуть задумавшись, отвечает он.

В планах у парня поступить на учителя биологии и химии. Артем Ершов. Фото: соцсети

Читайте также: «Я только через час пришла в себя». Разборки бывших в Дрогичине закончились уголовным делом за избиение ребенка

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.