Прислать новость
  • 10 °C
    Погода в Бресте

    10 °C

  • 2.6621
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6621
    EURO3.1635
    100 RUB3.4535

«Моешься из бутылки и боишься, что не успеешь, что сотрудники ИВС увидят в глазок»

«Моешься из бутылки и боишься, что не успеешь, что сотрудники ИВС увидят в глазок»

1 031 15.04.2017 15:00 Наталья Папкова вспоминает дни, проведенные в ИВС, с содроганием. Фото: Людмила СЕЛЕХ. Источник фото

Активистка Наталья Папкова после сроков в изоляторе: самое сложное для девушки в ИВС - нет условий для личной гигиены.

Брестчанка Наталья Папкова, которая активно участвовала в нескольких акциях протеста против декрета №3 в Бресте и получила за них в общей сложности 12 суток административного ареста, рассказала, каково это – женщина в изоляторе временного содержания.

– Попасть в такое место, как ИВС, из привычной жизни в достаточно комфортных условиях – это тяжелый стресс. В камере холодно, я мерзлячка, и поэтому мне постоянно нужен был кипяток. Каждый раз обращаться к охранникам с такими банальными просьбами и когда они тебя игнорируют, очень сложно.

Реклама

Они практически с первого дня знали, за что я туда попала, кто я. Смешанные чувства были, когда они обращались ко мне то «Наталья Ивановна», а бывало, что говорили «Эй, змагарка!» Очень сложно было такое обращение переносить.

«Моешься из бутылки и боишься, что не успеешь, что сотрудники ИВС увидят в глазок»

 

Реклама

Соседи – женщины и крысы

Со мной сидели женщины, все они были ограничены в общении с детьми, им грозило лишение родительских прав. Если они не работают или не выходят на работу, им ставят прогулы и они практически сразу попадают в ИВС. Им тоже дают сутки: сколько дней они прогуляли на своей основной работе – столько и сидят. В это время их возят на другую работу, куда-то в Катин Бор.

С соседками были отношения нормальные, но когда с моей стороны были какие-то инициативы, за которые могли наказать всех, то доходило даже до матюков.

Первый раз, когда я отбывала в ИВС 7 суток, я протестовала против того, что в камере бегают крысы, просила их потравить или хотя бы заделать дырки. В ответ против меня «ввели санкции»: перестали давать кипяток, забрали сигареты. Я била бутылкой в дверь, стучала ногами – требовала кипятка. Они мне сказали, что, пока я не успокоюсь, никакого кипятка не будет. Меня потом завели к начальнику, который потребовал, чтобы я успокоилась, так как на меня уже жаловались те, кто сидел в соседних камерах.

С соседками были отношения нормальные, но когда с моей стороны были какие-то инициативы, за которые могли наказать всех, то доходило даже до матюков.

Когда после двух суток моих безуспешных требований сделать что-нибудь с крысами я сказала в камере, что объявлю голодовку, мои соседки начали возмущаться. Они заявили, что вот ты, мол, сейчас выйдешь, а нам тут 10 или 15 суток как быть, если из-за тебя в воспитательных целях у всех, например, заберут матрасы.

Реклама

 

Вечная свекла на ужин

Утром на завтрак сечка, в обед перловка с котлетой либо картошка такая, я дома что-то подобное готовлю, называется «товконица». Но в ИВСе она без сала, на воде, и такое чувство, что картошка перемерзшая. В обед дают и супы. В первый раз, когда я сидела, они были похожи на уху. А когда я сидела во второй раз, то давали практически нормальные супы, борщи какие-то. Вечером давали «салат» – почти все время это была свекла порезанная. Последние двое суток один раз был салат из огурцов, второй – с крупно порезанной перемерзшей капустой.

Из еды в передачах в ИВС пропускают практически все. Правда, колбасу или мясо режут на куски. Когда в зал суда мне принесли чебуреки, то их порвали на кусочки.

«Моешься из бутылки и боишься, что не успеешь, что сотрудники ИВС увидят в глазок»

 

Дома такой «роскоши» нет

Тихий час официально в ИВС есть, но когда ты сидишь все время в камере, то у тебя практически все время тихий час. Девочек из моей камеры с утра увозили на работу, поэтому я практически все время была сама, читала и спала. Дома такой «роскоши» быть не может.

Прогулки должны быть каждый день, но я за 12 суток выходила на них раза 3-4. За основными камерами есть проход по ступенькам, и там находятся «прогулочные комнаты». Стены там бетонные, а сверху – решетка.

Со мной была книга Алеся Беляцкого «Халоднае крыло Радзімы», и во время первого срока я практически все время ее читала. Когда начинали болеть глаза, потому что на нижней «кровати» из-за плохого освещения читать было проблематично – закрывала книгу. На втором сроке мое место было наверху, читать уже было нормально, но вот спать – проблематично, потому что всю ночь горел свет и под потолком скапливался сигаретный дым.

Между туалетом и камерой – стеночка примерно по пояс. И каждые 10-15 минут ходят милиционеры-мужчины и смотрят в глазок. И каждый раз боишься, что не успеешь, что увидят.

 

Между туалетом и камерой – стеночка по пояс

Самое сложное для девушки в ИВС – отсутствие условий для соблюдения гигиены. Для мытья интимных частей тела, ног мы использовали воду из бутылки. Вода холодная постоянно, девочки, которых вызывали на кухню мыть посуду, просили кипяток или хотя бы теплую воду. В бутылки им наливали, и они приносили в камеру для всех.

Между туалетом и камерой – стеночка примерно по пояс. И каждые 10 – 15 минут ходят милиционеры-мужчины и смотрят в глазок. И каждый раз боишься, что не успеешь, что увидят.

Читайте также: Дмитрий Горбунов, отсидевший 15 суток: «В нашей стране люди – это просто мусор»

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.