Прислать новость
  • -14 °C
    Погода в Бресте

    -14 °C

  • 2.5721
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5721
    EURO3.1261
    100 RUB3.4916

«Механика для меня умерла». Как рассеянный склероз изменил жизнь инженера из Бреста

«Механика для меня умерла». Как рассеянный склероз изменил жизнь инженера из Бреста

313 12.12.2020 07:03 Фото носит иллюстративный характер. Источник: https://intalent.pro/

Высший балл на курсе, красный диплом… Перспективное будущее студента Юрия перечеркнула авария, из которой он вышел на первый взгляд здоровым.

В начале 90-х студентов еще возили «на картошку». 19-летний отличник из Брестского политехнического института Юрий, будущий инженер, мечтавший заниматься наукой, тоже успел потрудиться на колхозных полях. Только вот после одной из таких поездок молодой человек стал инвалидом. Врачи потом написали: «рассеянный склероз».

«Механика для меня умерла». Как рассеянный склероз изменил жизнь инженера из Бреста
Юрий показывает первые страницы своей истории болезни.

 

Стало сложно чертить

Реклама

Причиной стала дорожная авария: автобус перевернулся на пути из колхоза в Брест. Все остались живы, но многие получили травмы. Юрий ударился головой и боком, но выбрался из автобуса самостоятельно и серьезных повреждений не заметил. Однако вскоре после этого у него началась задержка мочеиспускания и стало падать зрение. Особенно заметно это было, когда студент чертил.

Читайте также: Офтальмолог: «Любая патология – близорукость, дальнозоркость, астигматизм – лучше поддается лечению на ранних стадиях»

Юрий вспоминает, что офтальмолог ставила ему уколы под глаза, но они не помогли. Потом молодой человек начал замечать, что при ходьбе немеет левая нога. Неврологи внимательно слушали его жалобы, но, кроме таблеток для кровообращения, ничего не назначали.

Реклама

Брат Юрия, стоматолог-хирург в Минске, предложил приехать обследоваться в столице. Там его осмотрела нейроофтальмолог. Изучив глазное дно, она с легкостью поставила диагноз – оптикохиазмальный арахноидит. Это воспаление паутинной оболочки мозга в области хиазмы и внутричерепного отдела зрительных нервов. Несмотря на такой диагноз, в брестской областной больнице Юрия положили в неврологическое отделение, поскольку его врач подозревала другое заболевание. В 96-м она отправила Юрия в Гомель, где появился аппарат МРТ. По результатам обследования врач убедилась, что у пациента никакой не оптикохиазмальный арахноидит, а рассеянный склероз, и начала его лечить.

Замкнулся в себе

К тому времени Юрий уже получил диплом, причем красный. Он остался в институте работать, но всего лишь инженером на кафедре машиноведения, вопреки своим мечтам и видам на него преподавательского состава. Юрий многие годы проводил лабораторные занятия на роботах: учил студентов программировать их. Его здоровье постепенно ухудшалось. Спустя какое-то время мужчину понизили до лаборанта, затем перевели на полставки. А несколько лет назад, когда Юрий начал с трудом передвигаться даже на костылях, с ним не продлили контракт. После этого 47-летний мужчина, инвалид второй группы без права работы, замкнулся в себе.

Читайте также: От инсультов страдают одинаково и мужчины, и женщины: как дать отпор заболеванию

Думал, что поправился

Рассеянный склероз – это хроническое аутоиммунное заболевание нервной системы. В разговорной речи склерозом часто называют нарушение памяти в пожилом возрасте, но рассеянный склероз» не имеет отношения ни к старческому «склерозу», ни к рассеянности внимания. «Склероз» в данном случае означает «рубец», а «рассеянный» – «множественный». До настоящего времени точные причины развития рассеянного склероза неизвестны, вылечиться от этой болезни пока нельзя.

Реклама

«Рассеянный склероз «гиппократы» называют болезнью молодых. Она валит, когда организм только становится на рельсы, – своими словами поясняет Юрий. – Какой-то шок, стресс – коротнуло и сбилось. Но это лишь предположения эскулапов».

После того, как Юрию впервые поставили диагноз, он начал лечиться раз или два в год в областной больнице. Потом ему посоветовали поехать в Гродно к доктору, который занимается именно «рассеянниками». Там Юрию впервые назначили гормоны в больших дозах. Брестские врачи также говорили, что при рассеянном склерозе помогает только гормональная терапия. Но он решился пройти курс, только когда совсем перестал мочиться.

«После этого все заработало, – вспоминает Юрий. – Я думал, что поправился. Но нет. К сожалению, вылечить это невозможно».

Мужчина знает польский язык, и раньше он слушал польское радио, но перестал его включать, когда услышал, что в соседней стране собирают деньги человеку, который болен рассеянным склерозом.

«Я понял, что если уж для более продвинутой Польши это проблема, то что говорить о нашей моцнай і квітнеючай… И я выключил приемник из сети. Все, что мне было интересно, – это музыка и новости. Теперь мне и это абыякава», – делится Юрий.

Брестчанин никого не винит в том, что с ним случилось: это была обычная авария. Нет у него и обиды на государство, которое помогает лишь пенсией в 230 рублей.

«А есть ли в этой обиде толк? – задает он риторический вопрос. – Я взрослый, я не буду обижаться».

А вот отец Юрия до сих пор винит председателя колхоза-миллионера в том, что не помог пострадавшим в той аварии. По словам мужчины, тогда это дело замяли, ребята разъехались на попутках, а дальше живи, как хочешь.

Читайте также: «Никому особо нет дела». Как друзья и интернет спасают брестчанина-инвалида Сергея Снарского

Понимает, что деградирует

Раньше у Юрия весь угол комнаты был занят электронными компонентами и специальной литературой. Теперь же там сложены обувные коробки.

«Механика для меня умерла». Как рассеянный склероз изменил жизнь инженера из Бреста
В какой-то момент инженер решил, что радиодетали ему больше не понадобятся, и попросил сотрудника ЦМТ все забрать.

«Я забросил чертежи, отдал все радиодетали пионерам в ЦМТ. Теперь я чистый лист бумаги, а моя жизнь – эпикризы. Механика для меня умерла. Я не могу сделать то, чему меня учили когда-то давно. Все, это пройденный этап», – уверен собеседник.

Сейчас Юрий ничем не увлекается. Единственное его занятие – ходить на собрания инвалидов в Доме ветеранов.

«У них там примитивная работа. Сейчас маски шьют – такие вот, как на вас. А остальное – пустое, мне кажется. Все, что они делают, – только чтобы дома не сидеть, хоть чем-то заниматься, выходить в люди», – считает брестчанин.

Юрий понимает, что деградирует. И, возможно, это гложет его больше всего.

«Другого варианта, увы, нет и, наверное, не будет, потому что государство не занимается тем, что не имеет смысла, – спокойно говорит он. – Даже в Германии лечения нет. Немцы, американцы поддерживают таких людей социально, но это все-таки «дикий» Запад…»

Юрий неоднократно искал варианты лечения и вообще какой-либо помощи. Ездил и на встречу общества больных рассеянным склерозом в Минск.

«Там люди понимают друг друга, они практически одной крови, как в «Маугли». Но это лишь психологическая поддержка», – разочарованно говорит собеседник.

«Если ляжешь, уже не встанешь»

Юрий уже давно понял, что врачи не могут помочь ничем, кроме гормональной терапии. Но

он по-прежнему избегает этого метода, принимает только витамины: «Это при обострениях нет другого выхода. Но чтобы до этого не доходило, нужно падтрымліваць себя».

Мужчина слабо верит в пользу физических упражнений для «рассеянника», но все равно занимается на старом велотренажере, который ему когда-то подарил супруг одной женщины с таким же диагнозом после ее смерти.

«Механика для меня умерла». Как рассеянный склероз изменил жизнь инженера из Бреста
По словам Юрия, тренажер работает вполне исправно.

«А вдруг атрымаецца… До аварии я бегал до Тельм, а теперь я не умею бегать, – говорит собеседник. – Но нужно грузить себя хотя бы тренажерами, потому что, если ты ляжешь, уже не встанешь».

Только вот брестчанин не может позволить себе купить спортивный инвентарь: они с отцом живут на небольшие пенсии. Мать Юрия, которая была преподавателем немецкого языка в бывшем педагогическом институте, недавно умерла, женат он не был.

«Я думал учиться, учиться и еще раз учится, как говорил Ленин, – и все будзе добра: деньги в кармане, семья. Пока человек не сталкивается с такими проблемами, ему кажется, что все очень просто в этой жизни. Но нет, – размышляет Юрий. – Высший балл на потоке, красный диплом… А теперь я опустился на самый низ. Значит, неправильные планы были на эту жизнь. Но поезд давно ушел, и я купаюсь в том болотце, которое сам выбрал».

Мужчина признается, что эта болезнь его сломала и он сам не знает, как его можно взбодрить.

«Электричеством, разве что, – шутит Юрий. – Я еще смеюсь. Вы редко найдете «рассеянника», который улыбается…»

Читайте также: «Я не ожидал, что в Бресте столько неравнодушных людей». За три дня голодающим братьям помогли десятки белорусов

Надоело бороться

На данный момент у Юрия проблемы с мочеиспусканием, ему сложно передвигается даже на костылях, он плохо видит. Брестчанин признает, что при этой болезни могло быть и хуже, и считает себя симулянтом по сравнению с одним парнем, с которым познакомился в больнице: у него, помимо всего, еще и речь нарушена.

Пока мы говорили, у Юрия дважды звонил телефон. Оказалось, это была его знакомая из другого города, у которой такой же диагноз. Насколько ему известно, она заболела, когда узнала, что утонула ее подруга.

«Эта моя знакомая очень умная и образованная. Мы ровесники. Ее много лет держит религия, а я отношусь к этому с непониманием, хотя тоже хочу надеяться… Раньше я надеялся на «эскулапов-гиппократов». Думал: они же умные, шесть лет штанишки протирали. Они умные, но перед рассеянным склерозом пока что поднимают руки вверх».

Юрий смирился с этой болезнью, но на вопрос о мечте отвечает: «Здоровье». Говорят, человек мечтает лишь о том, что можно осуществить.

Дорогие читатели! Если вы можете помочь Юрию, обращайтесь, пожалуйста, в редакцию «Брестской газеты».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.