• 15 °C
    Погода в Бресте

    15 °C

  • 2.062
    Курс валюты в Бресте
    USD2.062
    EURO2.3119
    100 RUB3.2085

Мать, сын которой признан самоубийцей: «Одного хочу – чтобы могла молебен заказать»

1 057 12.11.2018 19:17 Фото носит иллюстративный характер. Источник: https://dneprovec.by

По факту смерти дважды проводились проверки, однако родные считают, что следствие ответило не на все вопросы.

В связи с отсутствием состава преступления

В ноябре 2016 года около 16 часов в г. Пружаны в гараже был обнаружен висящим в петле труп 40-летнего Василия Томина (имя и фамилия, эти и все другие, которые упоминаются в статье, изменены – прим. авт.). Согласно заключению эксперта, его смерть наступила в результате механической асфиксии, развившейся вследствие сдавления органов шеи петлей при повешении. Других повреждений, кроме странгуляционной борозды на шее, найдено не было, как и признаков постороннего воздействия на тело. При судебно-химическом исследовании крови у погибшего обнаружен этиловый спирт в концентрации 2,8 промилле.

2,5-3 промилле алкоголя в организме – это тяжелая степень опьянения. Для него характерны тяжелое нарушение моторики (двигательной активности организма или отдельных органов), совершенно невнятная речь, человек может потерять сознание. При этом сильно нарушены все психические и физические функции, в том числе восприятие. Наступает эмоциональная бесчувственность. Повышен риск захлебнуться собственной рвотой, упасть и нанести себе серьезную травму или стать жертвой другого несчастного случая. На том этапе возможны полная амнезия, хватание судорог и непроизвольная дефекация.

В возбуждении уголовного дела по факту смерти Василия Томина было отказано в связи «с отсутствием в чьих-либо действиях состава преступления». В феврале 2017 года управлением Следственного комитета РБ по Брестской области постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти было отменено, а материалы направлены для проведения дополнительной проверки. Однако после нее повторно было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

 

«Плакал и сказал, что жить дальше не будет»

В соответствии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 28 апреля 2017 года, по факту смерти Василия Томина было установлено, что он не имел постоянного места работы, на протяжении последних 3 лет совместно с супругой не проживал, злоупотреблял спиртными напитками, что выпивал он «на протяжении дня» и 20 ноября 2016 года.

Его мать Алла Степановна при опросе показала: хотя сын официально не работал, но он выезжал на заработки в РФ. При работе с циркулярной пилой двумя годами ранее он лишился четырех пальцев на левой руке, потому подрабатывал на шабашках у частных лиц. Последний раз мать видела сына буквально накануне его гибели, когда приезжала в Пружаны. Он находился в подавленном состоянии из-за того, что его жена Ирина сожительствует с другим мужчиной. На следующий день между 21 часом и 21.30 сын позвонил ей, «плакал и сказал, что жить дальше не будет, после чего отключил телефон». После этого мать позвонила знакомой сына Татьяне, но та не ответила. А 21 ноября Алла Степановна попросила жену сына сходить к нему. Около 16 часов та ей перезвонила и сообщила, что сын повесился.

 

Виновных в смерти нет

Супруга погибшего Ирина пояснила, что она последние 3 года не проживала с Василием, поскольку он пил и в состоянии опьянения вел себя агрессивно, «угрожал ей, выгонял из дома». Что муж неоднократно высказывал ей «угрозы покончить жизнь самоубийством через повешение, если она не вернется к нему». Но она на его слова не реагировала, считая «пьяным бредом».

Его знакомая Татьяна сообщила, что 20 ноября 2016 года встречалась с Василием по его просьбе. Они купили в магазине продукты, а потом вместе поужинали у него. Спиртного они при этом не употребляли. Томин просил ее сходить за алкоголем в магазин, но она отказалась и около 18.45 ушла домой. Странностей никаких она не заметила, но он «был в состоянии сильного алкогольного опьянения». Потом-де Томин несколько раз звонил ей на мобильный, но она звонка не слышала. А когда увидела пропущенный вызов и перезвонила, то не ответил он.

Из материалов проверок следует, что одни знакомые Василия указывали на то, что он сильно пил, был в состоянии опьянения неуправляемым, что денег у него не было. Дескать, их не хватало даже на жизнь, не то что на строительство дома. Другие опрошенные указывали, что «деньги у него всегда были, так как он постоянно работал». Он даже собирался купить машину и показывал, что у него есть доллары. Но так ее и не приобрел. Василий-де хоть и выпивал, «но пьяницей его назвать нельзя». А вот его переживания по поводу ухода от него жены подтверждали все опрошенные.

По результатам двух проверок были сделаны выводы, что смерть наступила из-за механической асфиксии и никаких объективных данных, которые свидетельствуют о жестоком обращении, доведении до самоубийства, нет. Как и лиц, виновных в его смерти.

 

На тряпке видны следы, будто ею вытирали веревку

Однако, по мнению матери Василия и его отчима, следствие по факту гибели проведено не в полной мере и допущен ряд нарушений. По их словам, даже распечатку телефонных звонков делал их адвокат, а не следствие.

Алла Степановна отметила, что при опросе ее ответы были искажены, что она не свидетельствовала, будто сын ей сказал, что он «жить дальше не будет». По ее словам, сын позвонил ей 20 ноября после 19 часов и они нормально поговорили. Потом он попросил дать трубку племяннице и говорил с ней. Ей он сказал, что дома не один, у него Ира и два парня. Сразу после этого раздался крик, и связь прервалась. Слышала это не только племянница, но и отчим Василия Виктор Алексеевич, сидевший рядом с девочкой во время ее разговора с дядей.

«Мы больше до него дозвониться так и не смогли, – пояснила Алла Степановна. – Утром решили позвонить его жене Ире, которая с ним не жила с 2011 года. Именно она, судя по тому, что сказал Вася племяннице, была у него в тот вечер. Невестка ответила, что находится на работе, но, когда с работы будет ехать, заедет к нему. Она посмотрела, а он висит в гараже. Мы сразу же поехали в Пружаны. Но сын уже был в морге».

Отчим погибшего указал на то, что нигде в материалах дела нет экспертизы веревки и части разорванного халата, валявшегося в тачке, подпиравшей табуретку, возле которой висел Василий. А на той тряпке видны следы, будто ею вытирали веревку.

«Нет ответа следствия на вопрос, откуда взялся в гараже этот халат, – пояснил он. – Точно знаю, что он не Васин. Он что, повесился, а потом веревку вытер? Тем не менее нам отвечают, что следов присутствия кого-то еще в гараже нет. Нет их потому, что веревка и разорванный халат не исследованы. На посмертной фотографии Василия у него свернут нос набок. Мы же показали фото, сделанное весной 2016-го, где нос прямой. А потом получили ответ, что нос у Васи якобы был свернут давным-давно. В материалах экспертизы о том, что нос поврежден, вообще нет ни слова. А я считаю, что ему нос свернули, когда водку в рот заливали. Никто даже не выяснял, где и с кем он пил в день смерти».

 

«Он физически не мог повеситься сам»

По данным следствия, Василий, несмотря на тяжелую степень опьянения и недостающие четыре пальца на левой руке, мог повеситься сам. А его мать и отчим с этим категорически не согласны.

Виктор Алексеевич неоднократно требовал, чтобы был проведен эксперимент, можно ли повеситься с одной рукой в сильном алкогольном опьянении, но всякий раз получал ответ, что это не положено, со ссылкой на ч. 2 ст. 173 УПК, содержащую перечень мероприятий, которые могут быть проведены на стадии проверки.

Пункт 2 ст. 173 УПК: «До возбуждения уголовного дела могут быть получены объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребованы дополнительные документы, назначена проверка финансово-хозяйственной деятельности, произведены осмотр места происшествия, трупа, местности, предметов, документов, освидетельствование, экспертизы, задержание и личный обыск при задержании, а также может быть проведено извлечение трупа из места захоронения (эксгумация)».

«Отказывают в эксперименте потому, что он физически не мог повеситься сам, – считает Виктор Алексеевич. – Ведь статья, на которую они ссылаются, не содержит запрета. Табурет, возле которого он висел, остался в гараже, я пробовал с него дотянуться до балки, на которой была веревка. Это оказалось невозможным, а тем более, если была такая степень опьянения, да еще и одной рукой. Но нам отвечают, что раз он мог работать, несмотря на отсутствие четырех пальцев, то и повеситься мог».

По его мнению, недостаточно следствием уделено внимания тому, что знакомая Василия Татьяна проговорилась, будто ушла она из его дома не вечером 20 ноября, а только утром.

Алла Степановна пояснила, почему родные Василия считают, что это было убийство, а не суицид.

«На фото, которые были сделаны во времянке, где жил сын, после обнаружения его трупа, видно, что на кровати есть простыня, наволочки, а когда мы приехали 21 ноября, сразу, как только узнали, что случилось, там уже ничего этого не было, – подчеркнула она. – Почему же помещение не опечатали сразу, не составили опись имущества в присутствии понятых? Мы увидели, что во времянке все пропылесошено и убрано. Потому и думаем, что таким образом следы заметали. Куда его вещи делись, никто нам не отвечает».

 

«На пьянку все списали»

Так же Алла Степановна и Виктор Алексеевич не раз просили дать им входящие данные заявления невестки, в котором, по их мнению, содержатся клеветнические сведения о них. О его существовании они узнали только в суде в мае текущего года. По изложенным в нем фактам была проведена проверка, и административного наказания невестке, по их словам, удалось избежать только потому, что ими был пропущен двухмесячный срок, отведенный на обжалование.

«Мы уже почти два года добиваемся справедливости, – подчеркнул Виктор Алексеевич. – Я по имеющимся документам составил вопросы, но на них мне не ответили. Пишем в центральный следственный аппарат Минска, а они все отправляют на Брест. А здесь дело закрывают, и не можем ничего добиться. Когда мы дошли до прокуратуры, там нам задали вопрос, может, вы хотите вскрытие сделать, мать ответила, что согласна. Но присутствовать при этом будет не она, а я. Потом все замолчали на эту тему. Но мы надеемся, что нам удастся добиться вскрытия и тогда, думаю, многое прояснится».

Алла Степановна считает, что причиной гибели сына могли стать деньги. По ее словам, зять видел у него доллары, подтверждает это и его друг, которому он помогал строить дом. Однако после смерти Василия никаких денег обнаружено не было.

«Сын при зяте их пересчитывал, – рассказала она. – Потом нам написали, что свидетель плохо видит и перепутал доллары с белорусскими деньгами. Ну, а еще дом. Сын сам с нуля построил дом. У парня золотые руки были. Он трудолюбивый был. В Москву, в Чехию на заработки ездил. А они сказали, что он пьяница якобы, и на пьянку все списали. Я только одного хочу – чтобы могла молебен заказать, чтобы в церкви его отпели. А то ведь как собаку похоронили…»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: