Прислать новость
  • 7 °C
    Погода в Бресте

    7 °C

  • 2.6352
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6352
    EURO3.0778
    100 RUB3.329

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей

258 09.05.2020 07:59 Михаил Хейфец (за столом) допрашивает пленных немцев. Фото из личного архива. Источник: b-g.by

Житель Бреста случайно узнал о масштабном боевом пути отца спустя 20 с лишним лет после его смерти. При жизни отец отказывался говорить о войне.

Нашу редакцию посетил Яков Хейфец, в прошлом заместитель директора театра драмы и музыки. История, которой он поделился, надолго приковала к себе внимание. В 2018 году его жена Наталья в поисках информации о родителях мужа попала на сайт проекта «Дорога памяти». Там нашлась страница об отце Якова, Михаиле Хейфеце, с внушительным списком наград и указанием мест, где он служил. Почти ничего из этого супруги не знали. Позже оказалось, что подобные обстоятельства опутывают всю историю семьи.

«Дорога памяти» – портал Министерства обороны Российской Федерации, где постоянно обновляются данные об участниках Великой Отечественной войны. Их имена и фотографии будут размещены в одноименной галерее на территории храмового комплекса Вооруженных сил России.

Реклама

«Тебе это не надо знать»

Отец Якова Михайловича не хотел рассказывать о войне. Общению на эту тему препятствовало еще и то, что почти 30 лет – до смерти отца – сын жил и работал на Сахалине.

«Я уехал в 1967 году, – рассказывает Яков Михайлович. – Хорошо, если раз в год приезжал. Раз в два года проезд оплачивался. Как я ни спрашивал отца – он мне не отвечал вообще. Говорил: «Работал в трибунале. Тебе это не надо знать». И все. Страшное было время».

Реклама
«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Михаил Хейфец. Фото сделано незадолго до смерти. Фото из личного архива

Родом отец был из Запорожской области Украины. В Бресте семья жила с 1963 года. Может быть, желания исследовать прошлое у Якова Михайловича и не возникло бы, если бы не курьезный упрек, который бросала при жизни отца одна соседка: «Купил себе орденов и ходит здесь».

Поиск без гарантии

В начале декабря прошлого года Яков Михайлович написал в Центральный архив Министерства обороны РФ запрос на более подробную информацию. Ответ пришел в начале марта. В нем сообщалось, что запрос может быть исполнен на платной основе без гарантии положительного результата. Цена поиска по научно-справочному аппарату составляет 1 553 российских рубля (около 52 белорусских рублей). Для начала требуется заключить договор, выслав копии документов.

«Получил письмо и не могу решить, стоит ли нагружать людей. Отправили бы деньги – не проблема, но столько волокиты с договором, и будет что-то или не будет – еще неизвестно».

Яков Михайлович предполагает, что информация об отце замалчивалась по политическим причинам.

Что известно на данный момент?

Реклама

Пообщавшись с супругами Хейфец, мы собрали все известные на данный момент факты об участии Михаила Яковлевича Хейфеца в военных событиях.

Родился он в 1912 году в селе Пришиб Запорожской области. К началу войны был женат. Жена, Полина Лазаревна (в девичестве Быховская) родилась в Дагестане. Что предопределило их встречу, остается загадкой. Как и то, каким образом к началу войны они оказались в Луцке.

«Точно знаю, что с первых дней войны он ушел добровольцем на фронт. Старшая сестра 1937 года рождения осталась у мамы на руках. Как они встречались потом? Какие-то странные фотографии… Ничего не знаю!»

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Михаил Хейфец (слева) в кругу боевых товарищей. Фото из личного архива

Боевой путь подразделений, в которых служил Михаил Хейфец, включает обширные территории западной и восточной Украины, Россию, Беларусь, Литву, Эстонию, Польшу, Чехию, Германию, Японию. Во время действия 3-го Белорусского фронта он мог участвовать в Витебско-Оршанской, Минской, Вильнюсской и Каунасской наступательных операциях. В составе 5-й армии, возможно, участвовал в оборонительном сражении под Москвой, дошел до Берлина. А вместе с 38-й армией был в сражениях на Днепре.

«Недавно по телевизору показывали, что были очень большие бои за Днепр, за одну ночь погибло более 3 000 наших солдат», – рассказывает Яков Хейфец.

Участвовал его отец также в обороне Сталинграда, где был контужен и ранен.

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Наградной лист «За оборону Сталинграда». Фото из личного архива

После победы был отправлен в Японию. Об этом периоде его службы почти ничего не известно. Также и об отмеченном медалью участии в обороне Кавказа – эти места не значатся на карте боевого пути.

С детства знал немецкий язык, поэтому работал переводчиком. Допрашивал пленных немцев. А также вещал по радио на передовой для немцев.

«Призывал, чтобы они сложили оружие. Благодаря этому немцы сдавались целыми ротами. За это получил орден Красной Звезды».

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Михаил Хейфец (за столом) допрашивает пленных немцев. Фото из личного архива

Помимо ордена в списке наград орден Отечественной войны 1-й степени, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За победу над Японией», «За оборону Кавказа», «За освобождение Украины», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», ряд юбилейных медалей.

Жена Михаила с начала 1942 года работала в эвакогоспитале. Летом 1945 года была отправлена в госпиталь города Грозный. Она тоже участница войны – только тыла. Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени. На «Дороге памяти» информации о ней нет. Судя по записям, которые удалось найти, в конце мая 1946 они с мужем встретились и переехали в Луцк.

Раскопать не архив, а могилу

Откуда Михаил Хейфец знал немецкий язык? С этим связаны интересные обстоятельства. В селе Пришиб, где он родился, была немецкая колония-поселение. Его друзья детства говорили по-немецки. Да и у него самого, наверное, были какие-то немецкие корни.

«Уже в Луцке к нему приезжал кто-то из старых друзей (я тогда еще бегал пешком под стол). Слышал, что они общались на немецком».

Он утверждал, что благодаря знанию немецкого языка остался жив. Как именно – неизвестно. «Учи языки, мало ли что в жизни», – говорил он, как и почти все родители, своему сыну, только подразумевал под этим нечто другое.

Самому Михаилу Яковлевичу в свое время пришлось узнавать о судьбе родителей. От подробностей этой истории стынет кровь.

Пришиб – небольшая деревня в низине, а рядом с ней взгорье – здесь находится свой Бабий Яр Запорожской области. В самом начале войны фашисты расстреляли вместе с другими мирными жителями отца, мать и младшего брата Михаила. Сам он был уже в Луцке. Вернувшись сюда после войны, он якобы раскопал общую могилу. Возможно, нашел какие-то вещи погибших родных. Дом также был сожжен. На месте расстрела Михаил поставил памятник родителям. На взгорье два памятных знака – этот и стела «Герои Советского Союза».

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Михаил Хейфец во время войны (где и когда сделано фото, неизвестно). Фото из личного архива

После войны, живя на Волыни, Михаил Яковлевич работал народным судьей. Но из-за возникших неприятностей переехал в Брест. То ли были здесь друзья, то ли бывал по службе, но город ему понравился. Здесь получил квартиру на ул. Советской. Работал в прокуратуре, адвокатуре, а после выхода на пенсию – на Брестском электромеханическом заводе юристом. Умер в 1996 году.

Вернуться в Беларусь Якова Михайловича побудило то, что после смерти отца мама не захотела перебираться к нему на Сахалин. Обеих его сестер нет в живых – одна, родившаяся до войны, умерла в 1946 году в Грозном, вторая прожила 29 лет.

«День Победы был самым страшным днем»

Самое интересное то, насколько похожи обстоятельства жизни отца жены Якова Михайловича, Алексея Ивановича Шлыка. Он служил в разведке, и в один момент пропали все документы о его службе.

«Он родился в 1927 году, но, чтобы уйти на фронт в 1944-м после освобождения Гродненщины, опустил себе планку рождения до 1925 года, – рассказала Наталья Алексеевна. – Он участвовал в освобождении Западной Пруссии (Кеннигсберг – это то, что у меня осталось в памяти из каких-то обрывков разговора), там дослуживал до 1950 года. Я помню маевки, на которые мы с ним ездили, праздники Победы. Но в один «прекрасный» день моего отца всего этого лишили. Если мне не изменяет память, это были восьмидесятые. День Победы стал самым страшным днем в жизни моего отца и нашей семьи. Но со сменой руководства и после запросов в центральный архив в Москве его восстановили во всех правах. Участвовал во всех ветеранских организациях. В 1997-м или 1998 году (не помню точно) о нем была статья в республиканской прессе».

Огромные белые пятна в биографиях родителей заставляют Якова и Наталью сокрушаться. Оба повторяют фразу: «Мы ничего не знаем». Есть в лучшем случае какие-то сводки, но нет живых семейных историй, из которых при нормальных обстоятельствах и состоит наследие воспоминаний. Они оказались под запретом.

«Отец дошел до Берлина и даже Японии, а мы ничего о нем не знаем». Брестчанин расследует засекреченную жизнь родителей
Михаил Хейфец (в центре) с боевыми товарищами в Каунасе. Фото из личного архива

«Япония – это уже конец войны, документы должны были сохраниться», – недоумевает Яков Михайлович. Он размышляет о личности отца, называет его сильной натурой, сравнивает себя с ним. Констатирует, что для восполнения провалов в народной памяти нужна колоссальная работа. А также надеется, что эта публикация поможет в поиске информации о родителях. Возможно, ее прочитают нужные люди.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.