• 15 °C
    Погода в Бресте

    15 °C

  • 2.062
    Курс валюты в Бресте
    USD2.062
    EURO2.3119
    100 RUB3.2085

Давид Довиденко о работе живой скульптурой: «Однажды пришлось ехать в поезде в образе»

1 053 02.07.2017 18:30 Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем. Источник: https://www.b-g.by

Медный летчик о том, легко ли смывается грим, казусных ситуациях и планах на фестиваль живой статики в Бресте.

– Как пришла идея заниматься живой скульптурой?

– Меня друзья надоумили. Я вообще больше увлекался электронной музыкой. А друзья из Минска занимались живой статикой. Это заинтриговало. Я создал образ медного летчика.

Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем

– Почему выбрали именно этот образ?

– В живой статике очень много повторяющихся статуй. А тематика военных лет мало используется. Как-то я увидел на барахолке шапку летчика и подумал – почему нет. Такого Летчика нет в Беларуси. Хотя живых скульптур около 50 в стране.

– У вашего персонажа есть характер?

– Все говорят, что это медный призрачный летчик. Его почти никто не видит. Он как появляется, так резко и исчезает. Я не хочу его сильно афишировать.

Давид Довиденко, он же медный летчик. Фото: Вадим ЯКУБЕНОК

– Как вы решаете, когда появляться?

– Под настроение. Если проходит какое-то мероприятие – День города, «Город света», – я обязательно буду в костюме летчика. Скоро на «Славянский базар» еду. Там каждый год проводится фестиваль «На семи ветрах», который объединяет коллективы уличного перформанса. Я подал заявку, и меня с другом отобрали.

Я хочу дополнить костюм летчика. Сейчас собираю стропы. Летчик будет в подвешенном состоянии: будет висеть на деревьях, фонарях. Вообще у меня в планах еще три костюма. Один делает в Москве компания, которая занимается робототехникой. Еще будет Пират. В Беларуси уже есть Путешественник, мой друг, его образ напоминает пиратский. Еще в Харькове есть Пират. У меня будет другая направленность, будет крюк.

– Долго ли приходится гримироваться?

– Нет. Костюм уже раскрашен, на руках – перчатки. Поэтому гримировать приходится только лицо. Я использую обычную автомобильную краску, но предварительно наношу на кожу специальное средство. Смывается быстро, за пару минут. Дождь тоже может смыть краску с лица, но с костюмом ничего не случится.

Кожа реагирует нормально. Наверное, если ходить с краской постоянно, то это сказывается на состоянии кожи.

Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем

– В какую погоду работать сложнее всего?

– В жару. В плюс 30 краска может с лица слазить, потому что потеешь. В дождь тоже особо не постоишь. Идеально, когда средняя температура.

Летом тяжело стоять. Несколько лет назад на форуме уличных театров в Бресте был Гопник, просто накрашенный и в майке. Ему проще днем посидеть было. А в костюме нет.

– Как вы добираетесь до рабочего места?

– Я живу рядом с Советской, поэтому проблем нет. Бывает, такси заказываю, если нужно выступать далеко. В троллейбусе в костюме особо не поездишь. Хотя был случай, когда пришлось ехать в поезде в образе. Я выступал на фестивале в Минске, и так получилось, что не успел помыться. Так и поехал домой. У людей был шок. Все смотрели на меня с замиранием.

– Сколько вы можете простоять без движения?

– Могу и восемь часов простоять. Могу не стоять – сидеть (смеется).

– Есть ли какие-то критерии профессионализма, требования, которые предъявляют к человеку, который занимается живой статикой?

– Конечно. Нужно соответствовать понятию «живая скульптура». Живая скульптура должна замирать, стоять на месте, а не бегать по улице.

Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем

– То есть вы не имеете права двигаться?

– Интересно оживать и пугать народ. В Минске очень много статуй. Иногда мы становились рядом с ними. Люди думали, что это новые статуи поставили: обнимались с нами, фотографировались. И, когда мы оживали, у всех челюсть отваливалась.

– Какая была самая необычная реакция на вас?

– Очень необычная была реакция, когда мы проводили фотосессию в Брестской крепости к 22 июня. Я стоял на танках. Дети, которые гуляли по крепости, думали, что я памятник – не поймешь, то ли танкист, то ли летчик. И, когда я ожил, разбежались в стороны. Как я понял, ребята были не брестские, а гродненские.

В Бресте к живой скульптуре люди по-разному относятся. Туристы более-менее понимают. А те, кто живет в Бресте, иногда негативно относятся. Они считают, что это не заработок.

Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем

– А может ли живая статика быть единственным видом заработка?

– Я думаю, в нашей стране нет. Я выхожу для популяризации живых скульптур, фестиваля, который собираемся открывать в будущем. Если мне никто не даст копейку, я не обеднею. Главное для меня – показать образ.

– Расскажите о фестивале, который вы планируете открыть?

– Мы хотели сделать фестиваль живой скульптуры уже в этом году, администрация города об этом знает. Но перенесли на 1000-летие Бреста, которое будет в 2019-м. Планируется, что приедут живые скульптуры из Беларуси, России, Украины, стран Балтии. Будут не только живая статика, но и ходулисты, акробаты, жонглеры, театр теней, театр песка. Все в одном проекте. Есть много коллективов, которые хотят объединиться и побывать на фестивале.

Фото: Наталья ЧЕБЕРКУС, предоставлено героем

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: