Прислать новость
  • 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 2.6431
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6431
    EURO3.143
    100 RUB3.4095

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет

15.02.2018 18:25 Фото: Ирина ШАТИЛО. Источник фото

В местных советах появятся депутаты от оппозиции. Но их назначат, считают представители ОГП.

Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько и руководитель экспертного совета при ОГП Александр Добровольский 9 февраля приезжали в Брест на пикет кандидатов в депутаты местных советов от ОГП. Они, а также исполняющий обязанности председателя Брестской областной организации ОГП Владимир Вуек посетили редакцию «Брестской газеты» и ответили на вопросы, которые часто задают избиратели.

 

Реклама

Зачем оппозиция участвует в выборах

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет
Исполняющий обязанности председателя Брестской областной организации ОГП Владимир Вуек. Фото: Ирина ШАТИЛО

Владимир Вуек: Многие избиратели спрашивают, зачем мы участвуем в избирательной кампании. Моя мотивация – возможность познакомиться с людьми, обменяться контактами, вовлечь людей в общественно-политический процесс. Потом мы их приглашаем на наши мероприятия. Люди начинают понимать, что решение одной проблемы не панацея, за ней будут следующие и следующие. Они приходят к тому, что нужны глобальные перемены в системе.

 

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет
Руководитель экспертного совета при ОГП Александр Добровольский. Фото: Ирина ШАТИЛО

Александр Добровольский: Я слышал, как людей спрашивали, знают ли они фамилию своего депутата. Обычно нет. Проблема в том, что есть список победителей, который формируется задолго до выборов. Те, кого назначали депутатами, думают не об избирателях, а о тех, кто их назначал.

 

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет
Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. Фото: Ирина ШАТИЛО

Анатолий Лебедько: Сейчас сторонники перемен разделились на два лагеря: одни считают, что участие в избирательной кампании – бессмысленное занятие, у других – это мы – есть мотивация. Если армия не участвует в маневрах, она теряет боеспособность. Если политическая структура не участвует в политкампаниях, происходит депрофессионализация актива. Она уже случилась во многих политических оппозиционных структурах – они потеряли квалификацию и не могут даже оформить пакет документов для регистрации кандидата.

Избирательную кампанию нужно использовать, чтобы рассказать людям, что есть ОГП, что у нас есть программа «Миллион рабочих мест» и мы знаем, как решать реальные проблемы, которыми живут люди сегодня. Сейчас мы были на сборе подписей против строительства аккумуляторного завода. А в прошлом году я с коллегами вышел собирать подписи за отставку министра обороны Андрея Равкова в связи с трагедией в Печах. Мои действия приравняли к несанкционированной акции, я получил штраф в эквиваленте 500 евро. Поэтому политическая кампания, которую организовывает власть, – это возможность для нас. В другое время даже сбор подписей, который не требует разрешения, власть может интерпретировать так, что это тебе будет стоить 500 евро.

Вечером того же дня, когда Анатолий Лебедько дал интервью «Брестской газете», милиция задержала его на трассе Брест – Минск в Жабинковском районе. На политика составили протокол за неповиновение сотруднику милиции. До суда он находился в ИВС Кобрина. 12 февраля в Жабинке прошел суд, в ходе которого председатель суда Жабинковского района Виктор Новик перенес рассмотрение дела Лебедько на 23 февраля.

Еще мы собираем доказательства, что у нас нет избирательных кампаний. Это важно и для избирателей, и для международного сообщества. Например, если нашим зарегистрированным кандидатам, которые хотят встретиться с избирателями, дают предупреждения, это не стандарты ОБСЕ.

У нас нет иллюзий, мы не боремся за депутатские мандаты, но мы боремся во многих округах за симпатии и поддержку людей.

Мне кажется, что кандидату от власти, который идет второй раз на том же избирательном округе, сложно получить поддержку избирателей, если его четыре года не слышали, не видели, он не проявлял активности. К примеру, декрет №3. Вся страна находилась в состоянии активности, и депутат должен был возглавить колонну. Депутат должен был первым стоять на фундаменте аккумуляторного завода в Бресте и говорить: «Я – народный представитель, я не позволю». Как потом оказывается, что за кандидатов (от власти) голосуют 50% людей.Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нет

Реклама

 

Настроение избирателей – апатия и пессимизм

Добровольский: Когда власть почти все контролирует, везде заместители по идеологии следят за людьми, много оснований для пессимизма, апатии, люди перестают верить, что от них что-то зависит. Но любой режим, который все старается контролировать, нуждается в поддержке людей. Она может выражаться в лучшем случае в том, что люди его одобряют. Но сейчас все меньше оснований, чтобы такой социальный контракт держался, потому что государство не может обеспечить социальные гарантии. В худшем случае человек пассивен. Но достаточно напомнить людям о чувстве собственного достоинства, как они начинают заставлять власть с собой считаться. Такой пример – декрет №3. Если люди видят альтернативу, у них появляется желание защищать свои права.

 

Лебедько: Раньше оппозиционные партии не пытались создать у людей ощущение, что выборы – это ценность. Все считали, что говорить о свободе слова, правах человека неинтересно. Нам помогает кризис, непопулярность власти. Мы говорим: «Вот наша программа «Миллион рабочих мест». Люди читают и говорят, что им она нравится. Но мы не можем реализовать ее, пока у нас не будет выборов. Сейчас есть уникальная возможность поднять в рейтинге приоритета людей сам выбор.

 

Власти могут назначить оппозиционных депутатов

Вуек: Избирательная кампания – важный период, потому что мы можем говорить с людьми. Но цели получить мандат у нас нет. Если бы мандат был, у нас было бы больше возможностей представлять интересы избирателей, контролировать бюджет города. Но мы не будем останавливаться после кампании, у нас есть несколько локальных проектов, которые рассчитаны на год. Это хороший задел для парламентской кампании.

 

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нетЛебедько: У нас есть уникальный опыт работы с мандатом назначенного депутата Анны Канопацкой. Мы считаем, что все депутаты по итогам парламентской кампании назначены, Канопацкая не исключение. Мы приняли этот мандат, и решение было правильное, хотя и не идеальное.

Мой прогноз – в местных Советах депутатов появятся представители демократических организаций, но они будут назначены. Властям это надо, чтобы торговаться с Брюсселем. Для нас важно, чтобы процедура назначения депутатов из оппозиционной среды белорусской властью не легализовалась.

 

Добровольский: Я думаю, Канопацкая в своем округе реально победила, но, поскольку нет справедливого подсчета голосов, мы не можем это проверить. Поэтому мы говорим, что ее назначили. Возможно, в Бресте на этих выборах случится так же. Мы признаем, что человека избрали только тогда, когда будет открытый подсчет голосов. Если этого не будет, мы не будем признавать, что человека избрали депутатом, мы будем решать другую проблему – принять мандат или отказаться от него. Если мы будем знать, что люди проголосовали за другого кандидата, то вряд ли примем такой мандат.

Всегда у власти есть расчеты. Если они назначали продемократического кандидата депутатом, значит, у них есть рычаги влияния. Возможно, в критических ситуациях человек промолчит. Мы будем держать руку на пульсе, чтобы кандидат, которого назначали депутатом, работал в интересах избирателей. Если этого не будет, мы разорвем с ним отношения.

 

Лебедько: Появление в Палате представителей двух белых ворон (Анны Канопацкой и Елены Анисим – прим. авт.) внесло изменения в ситуацию. Анна рассказала о своей зарплате, и внутри структуры это вызвало у кого-то раздражение. Приоткрылась информация, которая раньше была закрыта для журналистов, можно, например, опубликовать стенограмму обсуждения. Мы продвигали через Канопацкую несколько важных для партии идей, например, подготовили аналитическую записку по декрету №3.

Мы подготовили изменения в Избирательный кодекс, под которым подписались все оппозиционные структуры, он сейчас находится в портфеле Канопацкой, и, думаю, на апрельской сессии его предложат как альтернативу от демсообщества.

Но есть пространство самоцензуры, у всех назначенных депутатов оно будет. Вопрос только, где лежит граница. Некоторые темы для нашего депутата более приемлемы – экономические, социальная сфера, некоторые идут сложнее – президент, силовой блок.

Анна захотела создать некую свою структуру. Я сразу скажу, что политик не может сидеть на двух креслах одновременно. Анна должна будет определиться, либо она хочет уйти в самостоятельное политическое плавание – это нормальная ситуация, либо она будет частью команды.

 

Планы на парламентские и президентские выборы

Лидеры ОГП: Цели получить мандат у нас нетЛебедько: Во время парламентской кампании появилась правоцентристская коалиция, в которую вошли ОГП, движение «За Свободу» и Белорусская христианская демократия. У нас есть планы, что будет правоцентристский кандидат, не обязательно представитель одной из трех партий. Мы сторонники процедуры праймериз (внутрипартийные выборы – прим. авт.), будем в рамках коалиции ее отстаивать, чтобы как можно больше людей к этому подключить.

На горизонте призрак референдума и, скорее всего, досрочной парламентской кампании. Значит, через полтора года будет парламентская кампания, правоцентристская коалиция должна разделить избирательные округа, выработать общее послание, с которым мы пойдем к избирателю. Если другие политические структуры к этому присоединятся, мы готовы обсуждать. Плюс правоцентристской коалиции в том, что у нас общие взгляды на многие вопросы. Но могут быть точки соприкосновения и с другими партиями.

 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.