Прислать новость
  • 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 3.802
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4299
    EURO2.8268
    100 RUB3.4309

«Если бы Лукашенко хотел диалога, он сделал бы два шага». Освобождения по «делу Белгазпромбанка» — не намек Европе?

873 13.10.2021 19:47 Виктор и Эдуард Бабарико. Источник фото

Павел Усов считает, что очередный выход из-за решетки «политических» не стоит связывать с попыткой официального Минска начать диалог с Западом.

Во вторник стало известно, что из СИЗО вышли 11 человек, которые были задержаны по «делу Белгазпромбанка». Троим из них изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Обстоятельства освобождения других неизвестны.

Читайте также: По «делу Белгазпромбанка» из СИЗО вышли 11 человек. Большую часть из них освободили около месяца назад

Реклама

Уже не первую неделю идут разговоры о возможном (или невозможном — насколько каждый из аналитиков оценивает сложность ситуации) торге политзаключенными, который планирует начать официальный Минск. Освобождение далеко не первое и дает повод заговорить об этом снова. Попросили прокомментировать ситуацию политолога Павла Усова.

Павел Усов
Павел Усов

«Не думаю, что освобождение членов группы Бабарико является политически мотивированным и содержит какой-то намек на условную либерализацию и прекращение репрессий. В общесистемном плане мы этого совершенно не наблюдаем», — считает Усов.

Читайте также: Шрайбман: «Освобождение 13 политзаключенных многие посчитали началом торга с Западом. У меня другое мнение»

Политолог отмечает, что условное освобождение 11 фигурантов стоит рассматривать в контексте уголовного дела по отношению к Виктору Бабарико. Это дело является, наверное, единственным исключением среди всех имеющихся на данный момент политзаключенных. Бабарико стремились посадить по чисто экономическому делу, а не за политическую позицию, как в случае с Тихановским, Статкевичем, Северинцем, другими блогерами или даже ближайшими соратниками Бабарико — Колесниковой, Знаком. У них в актах обвинения указывается напрямую «призыв к беспорядкам и попытка свержения конституционного строя». 

«Все репрессии в отношении Бабарико и его сына основывались именно на коррупционной составляющей. Изначально все ключевые члены его команды, которые работали с ним в Белгазпромбанке: были либо водителями, либо возглавляли какие-то представительства — шли как свидетели по вопросам экономического характера. Власти стремились показать Бабарико коррупционером, показать его нечистоплотность, серые схемы. В принципе он был осужден по экономическим статьям. 

Как мне кажется, на показаниях этих людей строились ключевые обвинения в адрес Бабарико. 

Видимо, эти показания выбивались шантажом у этих людей. Им обещали свободу, если они будут давать показания против Бабарико. И в каком-то плане они выполнили свою роль и уже не нужны. Они не являлись ключевыми политическими фигурами. Практически никого из них большинство белорусов не знают и не слышали. Их условное освобождение не является угрозой, не будет дестабилизирующим фактором для системы и никак не повлияет на сложившуюся ситуацию. Здесь, можно так сказать, работает упрощенный прагматизм».

Возможно, если среди отпущенных были управленцы среднего звена, они выплатили компенсации. Политолог напоминает о деле Пресс-клуба и освобождении Юлии Слуцкой. Ее первоначально тоже обвиняли в экономических преступлениях, неуплате налогов. Ее дочь собирала средства, чтобы уплатить то, что якобы было не уплачено. Дело Алеся Беляцкого также касается неуплаты налогов. Но это, по словам Усова, случаи единичные: политическая подоплека большинства случаев совершенно очевидна. А в деле Бабарико цель — криминализация образа. Лукашенко сам об этом говорил в таком ключе, в отличие от Тихановской, Латушко, Цепкало. Он подчеркивал, что требует от Бабарико возместить ущерб и тогда его отпустит. Эта манипуляция должна была принудить Бабарико к действию, которое косвенно подтвердит его вину. От людей требуют подписания прошения о помиловании или изменении меры пресечения на имя президента. С одной стороны, это признание Лукашенко президентом, с другой — признание собственной вины. 

Читайте также: Аналитик Тышкевич – про Бабарико: «Он может стать одним из первых, на ком будет опробован институт поручительства»

Реклама

«Что касается мотивации власти, то прямой увязки со стремлением Лукашенко наладить диалог с Западом я не вижу. Если бы Лукашенко действительно стремился создать предпосылки для начала хотя бы кулуарного разговора, он бы сделал два шага. 

Два ключевых шага, которые необходимо сделать власти, чтобы выйти из тупиковой ситуации: убрать мигрантов с границы с Европой и ввести мораторий на террор хотя бы на небольшой отрезок времени.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.