Прислать новость
  • 13 °C
    Погода в Бресте

    13 °C

  • 2.6264
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6264
    EURO3.057
    100 RUB3.3365

На Брестчине бедных семей больше, чем в среднем по стране

«Ели по пять пельменей в день, но они уже закончились». История двух брестчан, которые в буквальном смысле голодают

5 046 04.07.2020 18:10 Фото носит иллюстративный характер. Источник: https://ktovkurse.com

Инвалид второй группы и его почти 60-летний брат рассказали, почему были вынуждены просить материальной поддержки у государства, но не получили.

В одной из пятиэтажных хрущевок в Бресте живут двое братьев, которые уже три дня подряд питаются только чаем: на еду денег нет. Накануне Дня независимости мужчины заняли несколько рублей у знакомого и купили два килограмма муки, чтобы испечь хлеб. Подсолнечное масло им принес сосед. Когда я зашла в бедную слабоосвещенную квартирку, 55-летний Анатолий как раз замешивал тесто.

Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК, "Брестская газета"
Анатолий утверждает, что его старший брат отменно готовит, но вот хлеб братья пекут впервые.

Он и его 59-летний брат Константин когда-то занимались установкой дверей и окон. Работы братьев можно наблюдать на фасадах и в интерьерах многих построек на Советской, административных зданиях Бреста и в некоторых других населенных пунктах региона.

Реклама

Эту деятельность пришлось оставить, когда восемь лет назад Анатолий серьезно заболел, получил инвалидность и лишился права работать. Сейчас оба брата живут на его пенсию в 298 рублей, поскольку Константину уже почти полгода отказывают в трудоустройстве. Братья уверены: главная причина – возраст. Реальной возможностью получить неплохо оплачиваемую работу пришлось пожертвовать из-за внезапной смерти матери.

Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК, "Брестская газета"
Портрет покойной матери стоит на видном месте. Рядом – не вошедшее в кадр фото отца в молодости, который, по словам братьев, был известным в строительных кругах инженером.

Анатолий и Константин, очень вежливые и рассудительные люди, рассказали, как попали в такое бедственное, унизительное положение, почему были вынуждены просить материальной поддержки у государства и почему государство осталось глухо к этой просьбе.

Отправной точкой критического периода в жизни братьев стало 31 января. Тремя днями ранее Константин уволился с должности дежурного на автостоянке, где отработал почти три года за 160 рублей в месяц, и прошел медкомиссию для оформления охранником в логистическую компанию. Там обещали около 500 рублей зарплаты. Он готовился нести документы 1 февраля, но накануне умерла их мама. Пока организовали и провели похороны, на место охранника уже нашли другого человека.

Реклама

Читайте также: «Я в Администрации президента хочу работать. У него там есть вакансии?». Репортаж с крупной ярмарки вакансий в Бресте

«Думаю, не нужно рассказывать, какая в Бресте дискриминация по возрасту при приеме на работу, – говорит Анатолий. – Пытались найти место месяц, два, три – ничего. Пошли в центр занятости. В мае Костя стал на учет как безработный».

«Когда моя куратор договаривалась с представителями организаций, они соглашались принять меня, но, когда я сам приходил туда по направлению, отказывали, ссылаясь на разные причины, – продолжает Константин. – Например, недавно я откликался на вакансию охранника. Сначала в той организации всех все устраивало, а потом начальник службы охраны звонит и сообщает: директор хочет на эту должность отставника. А некоторые работодатели и вовсе не перезванивают».

«Все вакансии охранников, сторожей оккупированы отставниками, – поддерживает мысль брат. – У них пенсия такая, что можно не работать и прекрасно себя чувствовать, а мы вдвоем выживаем на одну пенсию по инвалидности. Да и собеседования на эти должности проходят так, будто устраиваешься на атомную станцию или в Алмазный фонд Российской Федерации».

Похороны, выплата рассрочки, длительный поиск работы… Постепенно у братьев накопились долги. Самое ценное – оборудование, которое осталось от их былой деятельности по установке окон и дверей, – теперь в ломбарде.

У мужчин нет средств, даже чтобы купить билет на автобус. Несмотря на то, что передвигается с трудом, по делам обычно ездит Анатолий, поскольку для него проезд в общественном транспорте бесплатный. Как-то Константину нужно было добраться до центра занятости, он поехал без билета и был оштрафован. Когда пробовал устроиться в управление Департамента охраны МВД, ему отказали из-за протокола за безбилетный проезд.

Реклама
Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК, "Брестская газета"
В горшке охлаждается простая вода, в банках – жир и томатная паста.

«Уже все что можно заложили, а работу так и не нашли. Наступил момент, когда денег нет буквально. Третий день пьем голый чай. До этого мы ели по пять пельменей в день, но они уже закончились, – рассказывает Анатолий. – Вот 6 июля я получу пенсию, выкуплю инструменты – и ничего не останется на жизнь. Обратился в Территориальный центр социального обслуживания населения Московского района за материальной помощью. Собрали кучу бумаг. И на днях нам ответили… Отказом. А причина в том, что, как оказалось, еще в 2018 году Константина выписали из общежития, в котором он был зарегистрирован с начала нулевых. А нам об этом никто не сообщал. Представляете?»

Читайте также: «Тяжело живется пенсионерам в нашей стране». Расспросили пожилых белорусов об особенностях жизни на пенсии

Казалось бы: почему бы братьям не зарегистрироваться в квартире, которую им оставила мать и в которой они живут? Дело в том, что в права наследования они смогут вступить только через шесть месяцев после смерти матери, то есть 1 августа. Однако и тогда для этого потребуется немало средств. По словам Анатолия, чтобы получить эти документы, нужно будет заплатить больше 100 рублей.

«Даже вот эту одну справку сделать стоит почти шесть рублей, – рассказывает мужчина, показывая документы из папки. – Еще шесть – обновить завещание, потому что уже ветхое. А еще – заплатить нотариусу. Таких денег у нас нет. Устроиться на работу брат не может, потому что нигде не прописан. Это просто замкнутый круг…»

Специалист центра социального обслуживания населения подтвердила, что комиссия по предоставлению государственной адресной социальной помощи при администрации Московского района отказала этой семье в предоставлении и ежемесячного, и единовременного социального пособия на основании пункта 12 Указа президента №41 от 19 января 2012 года. Причина – предоставление недостоверной информации о месте регистрации.

«Братья утверждают: они не знали, что Константина сняли с регистрации по решению суда от 24 июля 2018 года. Но мы не можем проверить, правда ли это, – поясняет специалист. – На сегодня гражданин нигде не зарегистрирован. Братья проживают в квартире матери, которая умерла. Со слов Анатолия Михайловича, они могут вступить в права наследия в конце июля. Мы рекомендуем сделать это и прийти к нам снова. Никто не лишал их права на повторное обращение. Мы бы рады помочь и сейчас, но не можем, согласно Указу. Действуем в рамках законодательства».

После этой истории с отказом в помощи Константин и Анатолий точно знают, за кого не будут голосовать на выборах.

«Вот, у меня штамп в паспорте стоит. Здесь нет никакой выписки, – показывает Константин документ. – Да, получилось так, будто мы обманули. Но если бы пришло уведомление или кто-то позвонил, наверняка сразу заставили бы аннулировать регистрацию, а мы за два года уже нашли бы, где зарегистрироваться. Но нет. И получается, что после того, как меня вот так по-воровски выписали, я уже не гражданин Беларуси? Да, зарегистрироваться в квартире можно на последние деньги. Но есть нам потом что? И сейчас нечем питаться, не то, что до сентября дотянуть. А это самый ранний срок, когда я теоретически смогу получить зарплату. Кроме питания, до тех пор еще за квартиру нужно платить. Не заплатим пару месяцев – свет отключат. Такое уже было».

Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК, "Брестская газета"
Мужчины указывают на потолок и стены – то, чем при наличии средств занялись бы в первую очередь в квартире.

Константин и Анатолий убеждены: в правиле должны быть исключения, а законы должны действовать во благо человека.

«А пока получается, что государство толкает людей в петлю или на преступления. Мы долго никуда не ходили, никого не просили, пытались выкрутиться сами, но просто уже дошли до крайней точки. Один раз обратились – и то отказ. Беларусь – страна для жизни, правда?.. Пока будет такая власть, будущего у страны нет, – уверен Анатолий. – Интересно еще, что такой жесткий контроль у нас только в отношении физлиц. Тут и милиция и все остальное. А на то, что некоторые наниматели платят сотрудникам зарплату меньше прожиточного минимума, никто никак не реагирует».

Анатолий напоминает, что Константин почти три года получал по 160 рублей.

«Под конец к тому же выяснилось, что этот частный предприниматель несколько месяцев не фиксировал вообще, что я работал, и не делал никаких отчислений в ФСЗН. Мы узнавали. Специалист по этим взносам очки подняла от удивления. Спросила, где я так работаю. А это уголовное дело: уклонение от уплаты налогов, сокрытие доходов. Да и много таких законов, которые никто не контролирует».

Читайте также: Брестская область снова выбилась в лидеры по количеству семей, живущих за чертой бедности. Посмотрите, сколько их у нас

После того, как выяснилось, что у Константина нет регистрации, управление по труду горисполкома сняло его с учета как безработного. Однако в центре занятости и после этого пытаются помочь. Совсем недавно Константину предложили место уборщика территории на одном крупном брестском предприятии. Мужчине уже дали направление на медкомиссию для устройства на работу. В четверг они с братом отправились в поликлинику, но их не пустили даже на порог из-за отсутствия защитных масок, на которые у братьев тоже нет средств. Еще и коронавирус добавил проблем.

«Минздрав мог бы и сам обеспечить пациентов одноразовыми масками. Целые самолеты гуманитарной помощи приходят из Китая. Тем более у нас ведь здравозахоронение бесплатное», – горько шутит по этому поводу Анатолий.

Для такого отношения к белорусской медицине у Анатолия есть основания. Восемь лет назад он стал инвалидом из-за двух врачебных ошибок. Несмотря на жалобы на ухудшение самочувствия, мужчину лечили от ОРВИ, когда у него была пневмония. После такого «лечения» Анатолий неделю пролежал в реанимации.

«Как сказал тогда заведующий отделением, вероятность смерти в моем случае была 80 процентов. Потом поставили рак и отправили в онкологию. В итоге у меня сейчас объем легких близок к критическому, – рассказывает Анатолий. – Мне нужно сбросить вес, но, когда ложусь в больницу, колют очень сильный гормон, от которого меня вот так разнесло, хотя до этого всегда носил 50 размер».

Читайте также: Брестчане рассказали «БГ» о жизни на пенсии: «Мы нищие, полностью нищие!»

Когда братья занимались установкой окон, они снимали квартиру и почти не смотрели на цены в магазинах. Но, когда восемь лет назад Анатолий получил инвалидность, такая нагрузка стала ему не по силам. Он начинает задыхаться даже после мытья посуды.

«Сейчас все хвалят, благодарят врачей, что борются с коронавирусом. А каким врачам мне спасибо говорить? У моей младшей сестры семь лет лечили радикулит, пока одна умная голова не назначила УЗИ. Оказалось, что у нее рак, а ей просто забивали болевой синдром. Десять лет назад, когда сестре было 37, ее похоронили. Кому мне спасибо говорить? Какое вообще спасибо? Они давали клятву. Лечить – это их святая обязанность. Мы же не говорим спасибо спасателям, военным», – рассуждает Анатолий.

Даже при нынешнем состоянии здоровья он пошел бы на работу, хотя бы на полставки, но у него нет такого права. Да и все равно устроиться после 50 лет на работу в Бресте, как убедились мужчины, практически невозможно.

Несмотря на то, что брестчанин со второй группой инвалидности платит за лекарства только десять процентов, он не покупает их со дня смерти мамы: эти 15 рублей – для него сейчас большие деньги.

Под конец нашей беседы братья в очередной раз просят прощения за неприглядный вид своего жилья и уверяют, что обязательно сделали бы ремонт, были бы деньги на материалы: руки-то на месте.

Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК, "Брестская газета"
Впервые братья заселились сюда с родителями в 1972 году.

«Если бы Костя получал рублей 500, плюс мои 230, которые остаются от пенсии, мы жили бы, как короли, и еще откладывали бы на Крым. А пока будем питаться хлебом. Нам его на два дня нужно распределить. Сахара там, правда, осталось на два-три раза чай попить, но главное – что хлеб есть».

Фото: Кристина ГОЛОВИЙЧУК


Дорогие читатели! Если у вас есть желание помочь этой семье, обращайтесь, пожалуйста, в редакцию «Брестской газеты».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.