Прислать новость
  • 18 °C
    Погода в Бресте

    18 °C

  • 3.5664
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5664
    EURO7.0634
    100 RUB8.4629

Эксперт — о выкупе политзаключенных: «Как только начнешь выкупать людей, их начнут садить, чтобы иметь обменный фонд»

01.08.2022 19:42

По мнению бывшего политзаключенного Андрея Дынько, нужно понять, нужна ли лукашистам продажа политзаключенных, нужны ли им деньги.

Политик Валерий Цепкало предложил во время одного из стримов выкупать политзаключенных, находящихся в беларуских тюрьмах и колониях: «Можно взять десятую часть из того, что было выделено для Беларуси, и выкупить женщин, выкупить ту же Марию Колесникову». Эта практика не нова: Восточная Германия (ГДР) уже зарабатывала деньги на «продаже» политических оппонентов.

Насколько этично выкупать политзаключенных? В чем различия между ГДР и нынешней Беларусью? Можно ли пойти на ослабление санкций и признание легитимности Александра Лукашенко, если встанет вопрос об освобождении политзаключенных? Верят ли они, что за них борются? На эти и другие вопросы «Радыё Ўнэт» ответил бывший политзаключенный, журналист и редактор «Нашей Нiвы» Андрей Дынько.

Реклама

Читайте также: Эксперт — об инициативе выкупить политзаключенных: «Лукашенко обыгрывал многих, которые наивно думали договориться»

«Если брать практическую сторону вопроса, то я не вижу на сегодня пользы от этой идеи. Но если брать этическую сторону, если это делается с мыслью про добро для людей, про освобождение людей, то обсуждать надо все. Я бы не считал, что это неэтично», — рассказывает журналист.

По его мнению, этическая сторона выкупа политзаключенных спорная. Это не новая идея, она осуществлялась с 1960-ых по 1980-ые немцами. ФРГ таким способом выкупала политзаключенных у ГДР. И это было не разово, а продолжалось 27 лет до падения ГДР и Советского блока в 1989-м году. Таким образом на свободу вышли 33 755 человек.

«ФРГ много платила за выход этих политзаключенных. Их было больше, чем в теперешней лукашенковской Беларуси. Как только об этом узнали, многие критиковали эту идею, потому что это своего рода торговля людьми. Но если брать самих политзаключенных и их семьи, то я думаю, что там по-разному относятся к этому, по-разному это переживают», — считает бывший политзаключенный.

По его словам, в Беларуси есть семьи, которые готовы отдать все, чтобы вытащить своих родных из тюрем и колоний. Тем более, что там продолжаются пытки, людей безосновательно помещают в карцер, их ограничивают в элементарных правах, над ними издеваются. Это, к сожалению, есть.

«Есть еще один важный аспект. ФРГ и ГДР были двумя немецкими государствами. Политзаключенные переезжали из одного государства в другое, где могли работать на пользу своей Родине. А у нас другой Беларуси нет, нет другого беларуского государства. Кто может решать этот вопрос? И для чего? И что будут делать политзаключенные после освобождения? Это сложные вопросы. Хочется верить, что это не понадобится, что режим рухнет раньше, чем доведется вот так вытягивать людей из тюрем», — отмечает редактор «Нашей Нiвы».

Читайте также: Выстрел в собаку, избиения, угрозы сексуального насилия: Подробности зверств силовиков во время «облавы» в Иваново

По мнению Андрея Дынько, нужно понять, нужна ли лукашистам продажа политзаключенных на этом этапе. Насколько им нужны деньги? Или сейчас им больше нужен страх людей быть задержанными и остаться без защиты. Надо ли лукашистам жесты доброй воли?

«До нас доходят новости, что лукашенковские дипломаты сейчас нащупывают какие-то шаги и показывают, что хотят обновления отношений с Западом, что хотели бы иметь противовес для российского влияния. Но насколько им это реально надо?», — задается вопросом журналист.

Реклама

Еще один проблемный вопрос — это деньги. Где взять огромные деньги независимому обществу, чтобы, допустим, выкупить больных политзаключенных и спасти их жизнь? Или многодетных матерей? Например, мать пятерых детей Ольгу Золотарь, которая сидит в тяжелых условиях.

Где брать эти деньги? Беларусы столько не насобирают. Мы знаем, кто такой Александр Лукашенко. Это даже не бывший председатель Госсовета ГДР Эрих Хонеккер и руководитель ГДР Вальтер Ульбрихт. Мы знаем, что как только начнешь выкупать людей, то их начнут садить для того, чтобы иметь этот обменный фонд.

«Это очень тяжелый вопрос. Я бы сам не решился разбираться с ним. Но есть Светлана Тихановская и общественные структуры. Если общество будет ставить так вопрос, то они должны его решать. Советоваться с интеллектуалами, священниками, с общественными авторитетами, коллективно решать этот вопрос. Думаю, что если обсуждать выкуп политзаключенных, то надо это делать коллективно», — считает бывший политзаключенный.

Читайте также: «Мой чайник сейчас под домашним арестом»: В квартире Дарьи и Игоря Лосиков судебные исполнители арестовали имущество

По мнению Андрея Дынько, политзаключенные ясно понимают, что про них не забыли и что за них борются. Они получают информацию от адвокатов и родных. В колониях и тюрьмах люди ограничены в информации, поэтому она распространяется очень быстро.

«Самое главное, что немалая часть тюремщиков ненавидит этот режим. Они понимают, насколько незаконно, аморально и античеловечно то, что там делается. Они сами находят способ, как показать заключенным, что про них не забыли. Это делается очень тонко, никто просто так тебе это не скажет. Я с этим сталкивался. Люди, которые выходят из тюрем, рассказывают, что получали информацию от тюремщиков. Мол, про вас пишут, про вас говорят, столько-то писем вам написали, но не передали», — рассказывает редактор «Нашей Нiвы».

По его словам, сегодня очень важно делать денежные переводы политзаключенным, к которым они дойдут. Речь про тех, кто ждет суда или уже осужден, но не отправлен в колонию, так как подал апелляцию на приговор. Эти переводы дают понять, что про человека не забыли. И украсть их тоже не могут, поэтому они эффективны.

Читайте также: Эксперты — о «чистках» силовиков в приграничье Беларуси: «О реальных масштабах мы можем только догадываться»

Можно ли пойти на ослабление/снятие санкций и признание легитимности Лукашенко, если встанет вопрос освобождения политзаключенных? У Андрея Дынько такое мнение:

«Политика — это искусство возможного. Нужно будет исходить из той ситуации, которая есть. На сегодня очевидно, что санкции работают. Эти санкции больно бьют по режиму Лукашенко. Мы видим, что, по официальным данным, падение ВВП составило почти 9% в мае. И это только по официальным данным».

По его оценке, мы имеем ситуацию, когда есть некоторые эффективные санкции. Какое они будут иметь влияние в долгосрочной перспективе, трудно сказать. Лукашисты, наверное, будут перестраивать экономику в сторону сближения с Россией, пытаться переориентироваться на другие рынки. Но по их реакции видно, что они недовольны этими санкциями.

«Как будут дальше развиваться события, во многом зависит от Украины. Украина выдержала российский удар, ВСУ перешли в контрнаступление. Это не может не иметь влияния на дальнейшее развитие ситуации вокруг Беларуси. Тяжело сразу ответить, что будет с нашими политзаключенными. Но известно, что ничто не вечно. Это испытание, которое проходит очень тяжело. Оно тяжким грузом лежит на людях и их семьях», — подытожил журналист.

Читайте также: «Зачем-то разбросали наполнитель для кошачьего туалета». Силовики мстят уехавшим оппозиционерам, громя их квартиры

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.