Прислать новость
  • 16 °C
    Погода в Бресте

    16 °C

  • 3.5664
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5664
    EURO7.0634
    100 RUB8.4629

«До конца войны про быстрое оформление ВНЖ лучше забыть». Дискриминируют ли беларусов в Украине и что делать с хейтом

30.06.2022 19:42 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Беларусы упорно доказывают украинцам, что они не агрессоры, но шквал взаимных обвинений только нарастает. 

Отношения беларусов и украинцев в медиапространстве сложны с 24 февраля, а в последние недели обострились до максимума. От украинцев звучит довольно много враждебности в адрес всех беларусов без разбору. Телеграм-канал «Беларускі Гаюн» был вынужден отключить комментирование из-за хейта. Беларуские СМИ и соцсети говорят о дискриминации беларусов в Украине по признаку паспорта. На слуху громкие случаи проблем с легализацией: «бчб-невесты» Инны Зайцевой, которая вынуждена покинуть Украину, правозащитницы Анисии Козлюк и др.

Является ли происходящее дискриминацией? Можно ли решить проблемы на уровне законодательства? Слышат ли украинцы беларуские аргументы о репрессиях и о том, что беларус беларусу рознь? И вообще, стоит ли подчеркивать разделение на агрессора Лукашенко и «простых беларусов», когда среди «простых беларусов» меньше трети поддерживает Украину, а еще несколько лет назад большая часть была за Россию?

Реклама

Читайте также: Опрос Chatham House: для беларуского общества война чужая и безумная. Карбалевич: деление общества усложнилось

Мы решили, что пролить свет на этот запутанный клубок может аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич как человек, который хорошо знает и беларуский, и украинский контекст.  

— Игорь, с вашей точки зрения выглядит ли ситуация угрожающей, и правомерно ли называть ее дискриминацией?

— Ситуация неприятная. Называть ее угрожающей я бы не стал. 

Что касается легализации, давайте сразу расставим точки над «і». В Украине есть несколько механизмов легализации. Один — через указ президента Зеленского о продлении пребывания на территории Украины. Второй — временный или постоянный вид на жительство. Третий — система получения убежища (дополнительной защиты либо статуса беженца). Четвертый — гражданство. 

Что изменилось с началом войны? В работе с теми лицами, которым нужно убежище, которые обратились за статусом беженца, не изменилось ничего. Были случаи, когда в отношении этих лиц пытались неправомерно применить решение Нацбанка о блокировании счетов граждан стран, которые участвуют в агрессии против Украины, — России и Беларуси. Но поскольку такой человек после подачи документов считается налоговым резидентом Украины, то при разборе таких кейсов в правовом поле обычно они решаются либо сразу после обращения, либо после обращения в суд через мировое соглашение. Я бы сказал, что это не столько дискриминация, сколько непонимание законодательства рядовыми исполнителями части банков. Это не охватывает все финансовые учреждения, это некоторые, чаще из региональных банков, решают перестраховаться. Часто обращение в центральный офис или к регулятору (я имею в виду Нацбанк Украины) оперативно решает эту проблему. 

— То есть проблема в неслаженной работе государственных органов и банков?

— Да. Что касается легализации тех, кто воюет, добровольцев: по состоянию на сегодня стоит вопрос, собирают подписи под петицией, чтобы им автоматически давали гражданство, но скорее всего позиция Украины будет такая же, как была раньше — гражданство после первого контракта с ВСУ. Но тут интересно, что наши добровольцы в основном как раз имеют контракт с ВСУ. С их легализацией вопросов нет, в отличие от 2015-2016 года, когда часть беларусов вынуждена была воевать в добробатах, потому что не было способа легализоваться. Сейчас выдается военный билет, и это уже статус резидента Украины. С этой категорией проблем нет от слова совсем. 

Читайте также: Тышкевич — о беларусах, которые воют за Украину: «Это не десятки и не сотни. Для Лукашенко это действительно страшно»

Реклама

А теперь категория — вид на жительство. Был момент, когда останавливали прием всех документов, миграционная служба не работала. По состоянию на сегодня документы на вид на жительство от граждан Беларуси и России принимают в очень ограниченном режиме, особенно если это первое обращение или продление временного ВНЖ. Можно говорить, что могут быть проблемы с гражданами РБ. В таком случае у человека есть выбор обратиться, например, за защитой. Постоянные виды на жительство, если это больше пяти лет, — документы другой категории, и, насколько я знаю, их срок действия продлевается до окончания военного времени. Этим людям не нужно обращаться за продлением. 

Наименее защищенная часть беларусов — те, которые жили в режиме «180 дней в году», и с временным ВНЖ. Сейчас действительно есть ограничения для этих людей, не хотят принимать документы, но, опять-таки, учитывая категорию: граждане стран, которые задействованы в агрессии против Украины. Это можно потихоньку менять и это потихоньку меняется, в том числе точечными воздействиями. Но процесс, к сожалению, не быстрый. 

Назвать это просто дискриминацией? Да, это ограничение в правах, но нужно иметь в виду, что Украина в состоянии войны и подобная практика применяется большинством стран в случае агрессии со стороны другой страны. Это проблемы дискриминации, которые возникают в любой стране, которая подверглась агрессии. Официальные службы такой страны как правило очень неохотно идут на сотрудничество с гражданами страны-агрессора. 

— В случае с Анисией Козлюк к ситуации подключилось много людей, в том числе Валерий Ковалевский, и это помогло решить вопрос. Есть ли надежда, что команда офиса Тихановской в Киеве будет системно решать такие проблемы?

— Системно это могут решать правозащитники. Команда Тихановской теоретически может сесть правозащитную тематику и решать это. Но не все беларусы будут контачить с командой Тихановской. Этот вопрос должен решаться на другом уровне, и, к сожалению, до конца войны по крайней мере про быстрое оформление временного ВНЖ я бы советовал беларусам забыть. Вопрос не в отказе принимать документы. Еще раз: есть ракеты, которые летят из Беларуси. Есть восприятие как страны, которая соучаствует в агрессии. Поэтому в любом случае при приеме документов есть такая вещь, как проверка Службой безопасности Украины. В условиях войны, когда у СБУ еще десятки заданий. А это дело не автоматическое и не на протяжении минут или часов. И далеко не первоочередная. 

Читайте также: Чем поможет беларусам единственное представительство РБ в Украине — команда офиса Тихановской?

Что может улучшить ситуацию: когда человек реально сотрудничает с волонтерскими или какими-то еще организациями, письма поддержки.

Что касается эмоционального отношения к беларусам: учитывая ментальные различия беларусов и украинцев, эмоциональное отношение есть, потому что для украинцев использование беларуской территории было шоком. Такое отношение идет со стороны в значительной степени граждан и части СМИ. Если вы обратили внимание, официальные лица довольно корректно высказываются насчет граждан РБ. Враждебность не является позицией официальных лиц.

К сожалению, есть такая вещь, как информационно-психологические операции либо, как это называется, информационная война. На беларуско-украинском направлении мы также видим искусственное подогревание остроты извне, и это можно считать информационно-психологической операцией РФ. 

Есть категория политиков, которые пытаются пиариться на войне. Есть люди, которые попали под общее эмоциональное воздействие. Если брать сетевые ресурсы, я очень советую проверять ленты товарищей, которые наиболее резко высказываются. Не менее 40% с обеих сторон — это пустые либо закрытые профили. Вероятнее всего, это не личность, а всего только отдельный аккаунт человека, который работает на ботоферме. Либо на беларуском направлении, либо на украинском. Причем бывают моменты, когда остроту поднимают два бота, и это может быть один и тот же человек, который с двух сторон пишет комментарии сам на себя. А другие подключаются.

— И это превращается в «песочницу», где все бросаются друг в друга обвинениями. Если обратиться к психологической стороне, то, кажется, беларусов задевает, когда возникают проблемы у протестных активистов: мы привыкли, что их узнают…  

— Понимаете, здесь есть очень неприятная реакция с беларуской стороны. Если брать очень мягкие параллели, представьте семью. Ребенок трех лет. Все внимание было ему. И тут рождается второй. «Я его вроде бы люблю, но мне же внимания меньше». И это вот такая детская обида. Часть активных беларусов, особенно тех, кто активизировался в последние два-три года, и особенно тех, кто успел уехать, считают, что мир «беларусоцентричный», что мировые кризисы крутятся вокруг Беларуси. Сказать «Беларусь» — это получить сочувствие, предложения помощи, эмпатию. Если брать беженцев, то сейчас эмпатию получают украинцы. Базовые проблемы беларусов не перестают замечать, но одно дело, когда ты можешь сесть или уехать за политические убеждения, и другое — когда ты можешь погибнуть просто за то, что ты гражданин Украины. Что ты живешь на определенной территории или представитель определенной национальности. Естественно, украинцам внимания больше, потому что более масштабная проблема и другой уровень проблемы. И естественно, что определенная часть беларусов, сами того не осознавая, начинают, прошу прощения, ревновать. Особенно когда идет обида со стороны украинцев, то часть беларусов довольно нервно реагирует на украинские тезисы. «Как же так? А беларусы?»

Давайте возьмем примеры среди активной части. Помните заявление Тихановской, за которое ей пришлось оправдываться: что атака на Киев провалилась благодаря беларусам? Никто не отрицал участие беларусов, но, прошу прощения, это не ключевой фактор. 

Идем дальше: бурная реакция, когда сначала Арестович, потом Подоляк затрагивали беларускую тематику. Ничего оскорбительного относительно беларусов там не было. Там было о том, как государство Украина относится к беларускому кризису и людей, задействованных в нем. Но не было вознесения беларусов на вершину Олимпа сочувствия и восхищения. И часть беларуской публики обиделась вместо того, чтобы проанализировать тезисы. Там были реальные посылы, по которым можно было выстраивать сотрудничество. 

Читайте также: «Критиковать или объединяться?» Большой честный разговор с Павлом Усовым о лидерах демократических сил (часть 2)

И последнее обращение Зеленского. Абсолютно нормальное обращение с точки зрения оценки влияний. Лукашенко ограничен в выборе в частности благодаря антивоенным убеждениям беларусов. Не деятельность, а социология в первую очередь. Как Зеленский на европейском направлении аппелирует не к правительствам, а к народу, так в той же логике действует и на беларуском направлении. Он не аппелирует к лидерам оппозиции, к Лукашенко, он аппелирует к народу. Немцы не обижаются, поляки считают, что это нормально, литовцы считают, что это чудесно, и только часть беларуских демократических сил решила обидеться. 

— Хочу попросить прокомментировать два тезиса, которые часто используют беларуские активисты в спорах. Первый — ссылки на репрессии. Для нас это какой-то абсолютный повод для сочувствия, но есть впечатление, что украинцев, наоборот, триггерит напоминание о роли жертвы.

— Давайте так: как мы уже говорили, беларусы, которые активизировались в последние годы, оказались в центре внимания. «Нас бьют, жалейте нас». Но вопрос в том, что украинцев убивают. И кроме жалости, у украинцев есть другие эмоции: злость, готовность к борьбе и т.д. Соответственно, апелляция «пожалейте нас», прошу прощения, не заходит. Я украинцев понимаю. Когда в моем жилом комплексе — это четыре дома по три этажа — после прихода русских убили четырех человек, и когда после этого я слышу «пожалейте нас, потому что сажают в тюрьму или пришлось выехать», то я, конечно, жалею, но не буду ставить это в абсолют. 

Настаивание на роли жертвы — абсолютно тупиковый путь. Даже глобальное отношение к беларусам, эта волна негатива, которая была вначале, начало сильно меняться с конкретными действиями. Беларуские добровольцы делают намного больше, чем НАУ, «штабы» и все другие. Просто тем, что они сказали и они делают. Они здесь. 

— Получается, в плане коммуникации лучше рассказывать о том, что сделано?

— В плане коммуникации лучше предлагать что-то сделать вместе, чем просить пожалеть, когда у человека самого дом горит. 

— Также популярный тезис — разделять беларуский народ и Лукашенко. Мол, Лукашенко агрессор, а беларусы не виноваты, против войны или за Украину. Тихановская особенно часто говорит фразу «простые беларусы». При этом социология не подтверждает, что беларусы за Украину. Хотя это разделение используют и сами украинские власти, возможно, в нем тоже есть триггер для украинцев. 

— Беларусы не за Россию. Но и не за Украину. Около 30-35% населения Беларуси сидят на российских нарративах, и четверть на украинских. Это означает, что беларусы ни за кого. Естественно, когда есть такая социология, говорить о простых беларусах не стоит. Опять же, призывать разделять простых беларусов и Лукашенко можно, если ты предлагаешь конкретные действия. Если ты этого не делаешь, то это попытка снять с себя всякую ответственность. Мол, это не я, я в домике. Это тоже не заходит во время войны. В мирное время это возможно. 

Тихановская разделяет беларусов и режим Лукашенко. Чудесно, посыл для украинских властей. Но его говорит госпожа Светлана Тихановская. Беларусы и Лукашенко — а где здесь Светлана Тихановская? Где здесь «я предлагаю», «я гарантирую», «я беру ответственность»? Это та же самая позиция «я тут ни при чем. Но если что-то получится, скажите спасибо мне». Такая позиция не заходит. 

Читайте также: Украина станет «старшим братом»? Как ломался имидж непобедимой российской армии и к чему это ведет

— Мы вышли на проблемы коммуникации, которые не помогают пониманию между украинцами и беларусами, а наоборот, обостряют их. У вас есть советы, как выбираться из этой «песочницы», с чего начинать — может, просто не влезать в споры подобного рода? О проверке аккаунтов вы уже сказали. 

— Прежде всего, эти споры живут, пока вы в них участвуете. Можно обозначить свою собственную позицию. Например, я очень спокойно общаюсь с украинцами. Я говорю, что я беларус, и горжусь тем, что я беларус. Мне не за что ни просить прощения, ни стыдиться. Если брать российское направление, то я знаю, что мои предки участвовали как минимум в двух антироссийских восстаниях. Отец никогда не был членом Компартии, хотя его настоятельно просили. Это была принципиальная позиция. Я участвовал в том числе в антилукашенковском движении. Да, сейчас я в Украине, я работаю на Украину, среди прочего на украинские интересы. Я не отказываюсь от своей национальности, мне нечего стыдиться. И это спокойно находит понимание. 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.