Прислать новость
  • 14 °C
    Погода в Бресте

    14 °C

  • 2.6534
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6534
    EURO2.7896
    100 RUB3.6694

«Чего ты в Россию не поехал, ты же Путина любишь?» Как за пять дней войны изменилось отношение украинцев к белорусам

01.03.2022 06:15

Неугодный властям ресурс поговорил с белорусами, которые уезжали из Киева в начале обстрелов. 

Война России против Украины началась ночью 24 февраля. Российские войска перешли границу с Украиной в том числе с территории Беларуси — в районе чернобыльской зоны. В последующие дни украинская сторона несколько раз сообщала про пуски ракет на территорию Украины из Беларуси. Это сначала косвенно подтвердили очевидцы, которые видели запуски в окрестностях Калинковичей и Мозыря. Позже это подтвердил и сам Лукашенко, который в день голосования на референдуме признался, что россияне «запустили две-три ракеты» с белорусской территории. Все это за считанные дни кардинально изменило отношение украинцев к белорусам.

Читайте также: Обращение к белорусским военным легендарного комбрига 38-й ДШБ Валерия Сахащика, подполковника ВДВ запаса

Реклама

«Отношение к белорусским номерам менялось буквально каждый час» 

Журналист и правозащитник Евгений Малаховский живет в Украине с ноября 2020 года, когда был вынужден убежать от преследования в Беларуси. Уехать из Киева он решил в первые часы войны.

«В 5:20, по-моему, это было, — рассказывает Евгений. — Я проснулся от того, что прошла ударная волна. Я жил возле станции метро «Харьковская», это в сторону Борисполя. Так понимаю, что Борисполь начали бомбить беспилотники. Посмотрел в окно и увидел, что люди начали паниковать. Проспект был весь в заторах, это в пять утра. Я понял, что дело плохо».

Малаховский

Евгений говорит, что собрал вещи за час, сел в свой автомобиль и поехал на запад. Машину ему осенью 2021 года перегнали родители из Минска. На ней белорусские номера с красно-зеленым флажком.

«Отношение к моим номерам менялось буквально каждый час, — вспоминает он. — У меня постоянно были проблемы. Во мне местные стали видеть врага. Полиция тоже. Блокпосты было очень трудно проезжать. Тем более я ехал один в машине».  

Со слов Малаховского, ехать все время по трассе было невозможно, мешали пробки. Поэтому он съезжал на меньшие локальные трассы. В итоге его машину остановила полиция. Белоруса вытащили из автомобиля, отвезли в отделение полиции в Новограде-Волынском, где допросили и сняли отпечатки пальцев.

«Я просто ехал по дороге, когда мне навстречу выехала полицейская машина, — рассказывает Евгений. — Оттуда выбежали четверо полицейских с оружием. Окружили мою машину, сказали положить руки на крышу. Все документы забрали, долго проверяли автомобиль. Один обыскивал меня, другие с пистолетами стояли вокруг. Я спросил, в чем дело. Они ответили, что от местных жителей поступил сигнал, что по дороге едет диверсант с белорусскими номерами». 

«Окружали люди с палками и охотничьими ружьями» 

Реклама

По словам Евгения, полиция вела себя очень нервно. Немного успокоились украинские правоохранители, только когда нашли разрешение на временное проживание в Украине и документы о регистрации. Белорус также должен был объяснять, что он журналист, и показывать интернет-публикации о своем задержании в Беларуси. Евгений убежден, что помогло ему только это.

«Пока меня везли в полицию, то задавали очень много вопросов про Беларусь, — говорит Евгений. — Они не знали, что происходит в Беларуси и что белорусы делают в Украине. Потом у меня начались проблемы на каждом блокпосте. Я выходил из машины, а меня окружали люди с палками, с охотничьими ружьями. Все дороги теперь там перекрыты местными жителями, и часто они настроены очень агрессивно к белорусам».  

Читайте также: «Все белорусы молятся за это»: Как проходят переговоры России и Украины в Беларуси

«Стараешься ставить себя на место украинцев» 

Андрей (имя изменено по просьбе собеседника. — Ред.) прожил в Киеве чуть больше чем полгода, приехал в июне 2021-го. Работал в Киеве в фирме, как он сам говорит, «не на рядовой должности». Уезжать решил в первый день боевых действий. В машине, кроме жены, был еще его друг, который приехал в Киев за день до начала войны — 23 февраля.  

«Полиция, территориальная оборона, военные — они все очень настороженно относятся, — рассказывает Андрей. — На блокпостах особенно. Это сильно чувствуется. Но мы с пониманием относимся. Это война, а с белорусской территории нападают. Много диверсантов. Стараешься поставить себя на их место и подумать, как бы ты реагировал. Был бы ты белым и пушистым?» 

Андрей рассказывает, что со стороны киевских друзей никакого негатива по-прежнему не чувствует. Они все понимают. Случайные знакомые украинцы, которых встретили в дороге, тоже не проявляли агрессии. За последние 300 километров, которые Андрей вместе с женой и другом проехали в сторону западной украинской границы, их автомобиль останавливали шесть раз. Проверки продолжались от нескольких десятков минут до полутора часов. Более всего людей с оружием интересовал друг Андрея, у которого не было разрешения на временное проживание в Украине. 

«На одном блокпосте нас даже с разрешениями на временное проживание долго проверяли, — вспоминает Андрей. — Я потом связывался с другими белорусами, которые пытались та  проехать, так они сказали, что разворачивали даже с таким разрешением. И еще пытались деньги взять со всех, кто имел белорусские паспорта. Если у кого нет разрешения на проживание, то очень серьезно «трясут», с большим подозрением». 

Андрей рассказывает, что со стороны военных и полиции ощущалось постоянное давление. Оно не было очень грубым, но к белорусам относились подозрительно только потому, что у них белорусские паспорта. 

«Были провокационные вопросы, — рассказывает Андрей. — Например: почему вы в свою Беларусь не поехали? А почему в Россию не поехали, вы же Путина любите? Такого образца вопросы. Я пытался разговаривать с людьми нс блокпостах. Говорил, что нас останавливают каждые полваса, все вещи в багажнике переворачивают. Мне отвечали: что я, мол, хочу с такими номерами?» 

Андрей добавляет, что ко всей этой ситуации относится с пониманием. Ему удалось выехать из Украины, сейчас он на территории ЕС. и даже собирается вернуться в Киев.

Читайте также: Референдум: поправки приняты, задержаны 800 человек

«Они могут начать стрелять сразу» 

Евгению Малаховскому повезло меньше. Он смог доехать только до одной из западных областей Украины, остановился у знакомых. Как оттуда выехать дальше, Евгений пока не решил. По его словам, с белорусскими номерами это может быть опасно. 

«Они могут не разбираться и начать сразу стрелять, — говорит белорус. — Здесь сейчас все очень внимательно следят за чужими. Я понимаю, почему так происходит. Многие в Украине не разбираются в белорусской политике, не понимают, кто мы и почему тут находимся. Они понимают только то, что сейчас происходит вокруг них. Отношение к Беларуси, когда им говорят из всех СМИ, что с территории Беларуси летят ракеты, резко изменилось. На одном из блокпостов я объяснял свою историю полчаса и только после этого меня отпустили». 

Евгений также добавляет, что большие проблемы у белорусов вызвало блокирование банковских счетов. Его счет тоже заблокирован. В понедельник 28 февраля некоторые граждане Беларуси попытались снять деньги в банковских отделениям с паспортами, но и это оказалось невозможно. 

«Нами никто не интересуется, — признается Евгений. — Тем белорусам, которые смогли как-то выехать, которые добрались до границы, им помогают, да. А тем, кто остался в Украине, никто. Ни из штаба Тихановской, ни из Народного антикризисного управления вопросов о нашей судьбе не было. Никто не предлагал нам помощь. Это не критика, это крик. О нас забывают. И если что-то случится, то никто не поможет».

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.