• 5 °C
    Погода в Бресте

    5 °C

  • 2.0443
    Курс валюты в Бресте
    USD2.0443
    EURO2.2588
    100 RUB3.2054

Альпинист Юрий Кожухов из Бреста: «Испытывает судьбу игрок в казино, а альпинист – нет»

74 08.08.2019 08:23 Фото из личного архива Юрия Кожухова. Источник: https://www.b-g.by

Опытный альпинист рассказал «БГ» о своей профессии и о том, почему важно получить «корочку» перед любым восхождением.

8 августа в мире отмечается Международный день альпинизма или День альпиниста

Юрий Кожухов – альпинист с более чем 20-летним стажем. На его счету почти 150 восхождений. На чемпионате Беларуси по альпинизму в 2017 году его команда завоевала первое место. Сейчас он работает в российском клубе путешественников «Ветер Свободы» в одной команде с ведущим «В мире животных» Николаем Дроздовым.

Альпинист Юрий Кожухов. Фото: Ирина ШАТИЛО

– Юрий, как давно вы занимаетесь альпинизмом? С чего все началось?

– Занимаюсь я этим с 1997 года. А началось все с мечты заниматься альпинизмом.

– Но в Бресте-то гор нет. Откуда такая мечта?

– Альпинизм – это дело интернациональное, межграничное. Альпинисты ездят по всему миру в поисках гор. В Бресте когда-то был клуб альпинистов. Я шел по улице и увидел объявление. Но мне тогда было мало лет, поэтому меня не взяли. А когда я повзрослел, все развалилось. В 1997 году в Бресте остался один-единственный альпинист. Все остальные бросили это дело. Он пригласил меня тренироваться. Это было бесплатно и еженедельно. С тех пор я занимаюсь альпинизмом. Я окончил Высшую горную школу в Москве и Центральную школу инструкторов альпинизма в России.

– А как тренироваться там, где нет гор?

– Для этого нужно найти какую-нибудь наклонную поверхность. Будь то заброшенное здание, дерево или холм высотой 20 – 30 метров. Это как, чтобы научиться плавать в море, нужно найти бассейн 25 м длиной.

– С какого возраста можно заниматься альпинизмом?

– С 14 лет можно заниматься под присмотром родителей, с 16 – с их письменного разрешения. С 18 лет уже можно заниматься самостоятельно в секциях, клубах и так далее.

– А в Бресте сейчас есть клуб альпинистов?

– Существует Белорусская федерация альпинизма. В Бресте – свое отделение. Я являюсь его председателем. Есть люди, которые совершают альпинистские восхождения на базе этого отделения. Их география широка и уже давно вышла за пределы города и страны. Ко мне на сборы приезжают из Калининграда, Москвы, Питера, Самары, Ростова, Казани, Владивостока. Также есть в Бресте альпинисты, которые совершают восхождения через туристический клуб, например, «Цитадель». Иногда люди не принадлежат ни к какому клубу и выезжают в альпинистский лагерь, где набирается альпинистская смена.

– Человек, который взобрался на какую-то гору, может назвать себя альпинистом?

– Альпинизм – это спорт, в котором есть свои правила. Если вы шли гулять с собакой и пробежали стометровку, это не делает из вас легкоатлета. То же самое и в альпинизме. Если во время турпохода ты взошел на вершину горы, это не делает тебя альпинистом. Ты – турист, горовосходитель, но не альпинист.

Юрий Кожухов с коллегой покоряют вершину Уллу-Ауз-Баши (4 679 м) на Центральном Кавказе в районе Безенги

– А что надо делать, чтобы стать альпинистом?

– Есть люди, которые похожи на альпинистов, но ими не являющиеся и часто дискредитирующие альпинизм как вид спорта. Альпинизм и так непростой и опасный вид спорта, а те, кто ходит в горы, не имея квалификации, представляют повышенную угрозу для нормальных восходителей.

Есть правила Белорусской федерации альпинизма. Есть правила Российской федерации альпинизма, которые очень похожи на белорусские. Чтобы взойти на гору как альпинист, нужно это документально провести. Об альпинистском мероприятии надо загодя заявить. Кроме того, у тебя должна быть соответствующая подтвержденная квалификация либо человек, ответственный за безопасность и обучающий процесс.

– Когда вы совершили свое первое восхождение на настоящую гору?

– Мы начали заниматься осенью 1996-го, а в 1997-м, после года тренировок, поехали на Кавказ в район ущелья Домбай и совершали свои восхождения. Там вершины до 4 тысяч метров.

– Куда обращаться, если человек хочет заниматься альпинизмом?

– Можно обратиться в Брестское городское отделение Белорусской федерации альпинизма. На Брестчине в настоящее время работают 4 сертифицированных инструктора: два в Пинске и два в Бресте (среди них и Юрий Кожухов – прим. авт.). Это люди, которые имеют право преподавать альпинизм. Ученики из Беларуси у них редкие, но зато их услуги очень востребованы в России.

– А в Бресте много альпинистов?

– Если считать меня, то около десяти. Это именно те альпинисты, которые совершают восхождения.

– С появлением скалодрома в городе, возможно, популярность этого вида спорта повысится?

– Не факт. Скалодром похож на альпинизм, как шашки похожи на шахматы. Играя в шашки, ты шахматистом не становишься. Скалодром – это хорошая подготовка к альпинизму. Многие люди, пришедшие на скалодром, становятся спортсменами-скалолазами, кандидатами в мастера спорта или мастерами спорта по скалолазанию. При этом они могут ни разу не съездить в горы.

– А чем отличается скалолаз от альпиниста?

– Альпинист – это спортсмен, который восходит на горы высотой не менее 2 000 м. Кроме того, у альпиниста могут на маршруте встречаться и снег, и лед, и ледники, и ветер, и ночевки в палатках. Скалолаз может найти скалу возле моря высотой 100, 200, 500 м максимум и взбираться. Если вдруг пошел снег, то он сворачивает удочки и спускается. В альпинизме же нельзя спуститься просто так. Порой надо идти через вершину, потому что часто это более легкий путь.

– Сколько времени нужно заниматься, чтобы взойти на гору?

– Чтобы взойти на несложную гору, зачастую достаточно заплатить деньги гиду и пройти 10-дневную подготовку. Но это не альпинизм, так как она не подразумевает последующих самостоятельных восхождений. Если говорить об альпинизме, то надо пройти 8-месячный курс еженедельной подготовки, побывать на сборах в альпинистском лагере, учиться еще на месте и уже восходить на вершину.

– Сколько на вашем счету восхождений?

– 144. Сначала была цель – 100. Теперь цель – 200 восхождений. Потом, наверное, будет 300. Я езжу на российский Кавказ в различные районы и ущелья. Кавказ огромен. Оттуда вообще можно не вылазить и ходить в горы круглогодично, и все равно все не исходишь. Также я езжу на Тянь-Шань и в Крым. Раньше бывал в Украине.

– А какие самые высокие вершины, на которые вы поднимались?

– Я не занимаюсь высотным альпинизмом. Кроме, пожалуй, Эльбруса. В будущем, возможно, попробую высотные восхождения. Альпинизм делится на несколько категорий. Есть альпинизм высотный, когда ты высоко-высоко поднимаешься почти без какой-либо технической сложности, где трудностью является сама высота. А есть технический альпинизм, где высота может быть средняя, но есть сложности, например, в виде отсутствия зацепок, за которые можно держаться, или наличия вертикальных ледовых стен, по которым тоже надо пройти.

Я занимаюсь техническим альпинизмом, где высота второстепенна. Аналогия: на девятый этаж дома можно забраться по ступенькам (это может сделать любой здоровый человек), на лифте (это может сделать даже хромая бабушка), а можно залезть по фасаду здания.

Альпинисты бывают смелые, а бывают старые. Старых смелых альпинистов не бывает.

– Были ли в вашей практике опасные ситуации?

– Я участвовал в 8 спасательных операциях, в которых 7 человек остались живы, а один – нет. Это дает мне право давать наставления, осуждать или поддерживать людей, которые ходят в горы, и говорить, как должно быть, а как нет и что надо делать, чтобы не попасть в такую ситуацию. Но, к сожалению, многие из тех, кто ходит в горы, остаются глухи к этим наставлениям. Многие чувствуют себя бессмертными, хотят быть героями.

– Какие наставления вы бы хотели дать тем, кто собрался идти в горы?

– Во-первых, чтобы ходить в горы, надо пройти специальное обучение и получить «корочку». На Эльбрусе, например, ежемесячно погибают три человека. А добропорядочные альпинисты таких вот лжегероев идут спасать, меняя свои планы, тратя свои силы и здоровье. Почему-то на дороге не возникает вопросов по поводу того, зачем нужны водительские права, а в альпинизме – анархия. Как человек, который не раз спасал людей в горах, я понимаю, что маленький недочет может привести к трагедии. Это как в медицине. Если вы пропустили лекцию по вырезанию аппендицита, а его надо вырезать, что вы скажете? Что вы это не изучали? Я почему против таких горе-восходителей, которые строят из себя героев? Если бы у меня не было совести, тогда ладно. А так я знаю, что я первый побегу спасать их.

– А ваши ученики попадали в опасные ситуации?

– Недавно мои ученики, которых я только выпустил, совершали свое первое восхождение. А в соседней группе случилась авария. Группа повисла на ледовой стене, погибла девушка. Потому что они допустили ряд ошибок, нарушили правила в угоду скорости. И мои ребята повели себя очень достойно: ушли со своего маршрута и спасли всю остальную группу, вытащили их к вертолету.

– А вы делаете работу над чужими ошибками?

– Обязательно. Во-первых, у нас есть ежегодное подведение итогов несчастных случаев. Во-вторых, после каждого восхождения мы обсуждаем, что мы сделали правильно, а что нет. По официальной статистике, которая ведется еще с 70-х годов, 95% несчастных случаев в альпинизме происходят по вине самих людей. И лишь 5% – по причине неучтенных погодных условий. Когда около 7 лет назад в лавине в Мурманской области погибли 4 брестчанина, две влюбленные пары, все их жалели. А я тогда сказал, что они попали в эту ситуацию, потому что нарушили пять правил безопасного поведения в горах. Они погибли не от случайности, они закономерно шли в сторону опасности. Отсутствие специального образования сыграло с ними злую шутку.

– И все-таки альпинизм – это опасно? Ведь альпинисты испытывают своего рода судьбу.

– Испытывает судьбу игрок в казино. Испытывает судьбу человек с дредами и тоннелями в ушах, поехавший в Дагестан. А альпинист – нет. Соблюдая правила, как и на автомобиле, можно комфортно ездить по улицам. В горы ходят даже женщины с 6-месячными детьми. Зачастую ходить в горы безопаснее, чем ходить за грибами.

Гора Монах. Цей. Россия

Рассвет на перемычке между Уралом и Думала-тау (Кавказ)

Фото из личного архива Юрия КОЖУХОВА

Повтор материала за май 2018 года

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.