Прислать новость
  • 26 °C
    Погода в Бресте

    26 °C

  • 2.5315
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5315
    EURO2.6603
    100 RUB4.7307

С.Богданкевич: «Мы далеко отстали от стран, которые избрали рынок и демократию»

29.06.2011 16:02

Станислав Богданкевич посетил Брест 24 июня. Целью визита бывшего главы Нацбанка стала презентация антикризисной программы, разработанной под его руководством.

Ранее эта же программа была передана премьер-министру Михаилу Мясниковичу. В Бресте Станислав Антонович рассказал журналистам об основных направлениях программы и ответил на их вопросы.

О провале власти

– Я считаю, что крупнейший провал власти – это разрушение созданного в последние годы, хорошо работавшего, цивилизованного денежно-валютного рынка на базе единого валютного курса. Это один момент. Второй – обесценивание зарплаты. Зарплата связана с валютным курсом. Валюта обесценилась с 1 января на 71%, а не на 56%, как пишут. Обесценивание шло сначала вялотекуще, а затем перешло в обвальное.

Реклама

По неофициальному курсу обесценивание вообще более чем в два раза. Обесценились вклады населения. Мы имели в стране 10 триллионов рублей сбережений в банках. Эти вклады обесценились как минимум на 40 – 50%. Можно сказать, половину население потеряло.

Наконец, рост долгов. Он начался не сегодня и не в этом году, а 3 – 5 лет тому назад, когда мы начали проедать не только продаваемую госсобственность, но и внешние долги. Я всегда подчеркивал: когда заявляю, что проедаем, то имею в виду не только зарплаты, пенсии, но и всевозможные непроизводительные расходы: от строительства хоккейных дворцов и даже нужных людям медицинских учреждений и так далее. Это все потребление.

У нас иногда статистика показывает высокий уровень инвестиций. Но эти инвестиции в основном были непроизводственные, поэтому они не являются полезными для экономики и развития.

Программа для Беларуси

– В программу, созданную под редакцией Богданкевича, мы пытались вложить все то, что было опубликовано в последние годы, высказано экономистами и деловыми людьми на круглых столах, конференциях и так далее. Это не программа Объединенной гражданской партии, это программа для Беларуси. Она не является архилиберальной. Это программа здравого смысла.

А экономика здравого смысла – это рыночная экономика. Если ты затратил 100 рублей на производство продукта, то должен его продать за 105, 110, 130 и так далее.

Структурная перестройка – это убрать с рынка убыточный сектор и заменить его прибыльным. И не нужно выдумывать, что надо развивать. Рынок должен подсказывать, по какому пути идти. А для этого, учитывая неразвитость у нас малого и среднего бизнеса, частной собственности, как раз нужно начать приватизацию, разгосударствление этого низкорентабельного сектора.

Кризис в сравнении

– Глубинные истоки кризиса – это негодная авторитарная административная модель экономического развития. Это ручное управление сложной экономикой. Кризис лучше всего оценивать в сравнении, как и любое дело в сравнении познается. Мы обычно сравниваем развитие в Беларуси с олигархической Россией, а надо бы сравнивать со странами-соседями, которые имеют одинаковый с нами уровень: Польшей, Литвой. Они избрали не диктатуру и административную экономику, а демократию и рынок. И тут нужно сравнить, у кого больше достижений в плане уровня жизни народа, в плане зарплат, пенсий и так далее. Мы видим сегодня, что зарплата упала у нас с 500 до 300 долларов, а может, и ниже. А поляки имеют 1 200 – 1 300, литовцы – 900 долларов при примерно одинаковом уровне цен в среднем. То есть при статистике весьма хорошей, когда у нас валовой продукт рос на 8 – 10% и даже больше, по валовому доходу на душу населения мы далеко отстали от стран, которые избрали рынок и демократию.

Реклама

Такая наша экономика

– Меня всегда смущала такая система, как у нас, когда аналитики, деловые люди в правительстве, вертикали не ищут, не обсуждают узкие места и проблемы в экономике, а занимаются самовосхвалением. «Какой у нас отличный рост ВВП! На Западе такого и близко нет!» Да, рост за прошлый год на 7,6% валового продукта – хороший рост. Но это если не сопоставлять с тем, что долги в экономике, в банках Беларуси за это время выросли на 39,9%. Это не мои данные, это данные Национального банка. То есть в 5 раз больше выросли долги – такова цена валового продукта. Или внешний долг вырос за прошлый год на 29%. Такова цена этих 7,6%. Или импорт превысил экспорт на 14 – 15%, а то и 16% к валовому продукту. Если бы этот лишний импорт мы не брали, не произвели бы валовой продукт, потому что у нас в каждом рубле продукта более 50% импорта заложено. А в целом доля импорта к валовому продукту доходит до 70%. Такая наша экономика. Вот здесь вторая глубинная причина: создав суверенную Беларусь, мы не создали внутринациональную и национальную экономику.

Надо ли было сохранять?

– Мы по-прежнему сохраняем крупные производства, которые работают на бывшую великую страну. А надо было создавать национальную экономику, чтобы производить товары, которые базировались бы на нашем сырье, нашей энергетике и удовлетворяли потребности нашего народа, нашего бизнеса. Это крупный просчет. Когда мне говорят, что огромным достижением этой модели является то, что мы сохранили крупные заводы, госсобственность, то у меня закрадываются крамольные мысли… А надо ли было это сохранять, если доход на душу работающего у нас – 300 долларов, а у не сохранивших литовцев – 900? Мы мыслим старыми категориями. Больше чугуна и стали, говорили в Советском Союзе. А нужен ли этот чугун и сталь? Конечно, нет элемента безработицы, но хорошо ли это, если мы содержим убыточные рабочие места?

Если верить Белстату, то у нас 48,6% всех предприятий являются убыточными либо с уровнем рентабельности от 0 до 5%. Это данные государственной статистики. 48 с лишним процентов – предприятия-нахлебники. Потому что, если у них рентабельность до 5%, то они не могут зарабатывать прибыль для поощрения собственного коллектива и какого-то минимального обновления производства.

С резервами проблемы

– У нас сидит глава государства на золоте и говорит, что мы столько накопили, а когда был Богданкевич, то дырявые мешки были и мыши бегали. Я должен сказать, что дырявых мешков при советской власти не было в Беларуси. Были нормальные, созданные госбанком СССР кладовые в Минске.

А какое золото сейчас? Резервы Национального банка, то есть золотовалютные резервы государства, у нас – 3,6 миллиарда долларов. А сколько резервов есть у коммерческих банков в совокупности? Если сложить общий баланс, то минус 4,1 миллиарда долларов! А почему так получилось, что у Нацбанка есть 3,6 миллиарда, а у коммерческих банков минус 4,1 миллиарда этих чистых иностранных активов, как они официально называются? Потому что Национальный банк выкупил за рубли валюту у коммерческих банков и отправил ее в резерв. То есть это резерв всей банковской системы. И его на самом деле нет, а есть минус 500 миллионов долларов. Вот в чем беда. Если углубиться в ситуацию, с резервами проблемы.

Жить по средствам

– Обычно мы говорим: жить по средствам. Я полностью поддерживаю Лукашенко. Надо жить не в долг, а по средствам. Сколько мы проели в целом за прошлый год? Примерно 9 миллиардов долларов. Мы закупили больше, чем произвели и продали. Вот этот дисбаланс 9 миллиардов, которые надо было покрыть чем-то. Чем мы покрыли? Взяли 3,5 миллиарда у Международного валютного фонда, 3 миллиарда – у России кредитов, пустили евробонды, продали «Белтрансгаз», продали примерно на 8 миллиардов в совокупности собственности… И банки, в том числе ведущие: «Промстройбанк», «Внешэкономбанк»… Все это пустили на оплату. Мы их проели полностью. Надо ли так вести себя? Я уверен, если человек думает о завтрашнем дне, он должен быть строже к себе, к своим людям, к экономике и не позволять это делать…

А тут еще Нацбанк отпечатал и безресурсно выбросил ничем не обеспеченную денежную массу -20 триллионов белорусских рублей. Поэтому создал кризис, конечно, Национальный банк, а глубинные его истоки – неэффективная экономика.

Что делать?

– Конечно, надо было бы, чтобы власть выступила перед народом и рассказала о допущенных ошибках и путях преодоления этих ошибок. Это и есть антикризисная программа. Надо, чтобы у власти была такая программа. Чтобы в ней было сказано, как она (власть – прим. авт.) выйдет на единый обменный курс. Это первое. Как она ограничит рублевую денежную массу более-менее безболезненно для народа – второе. Откуда она возьмет деньги дополнительно? Нужно установить на бирже цивилизованный рыночный валютный курс. Какой он будет, такой и будет. И так далее, и так далее. Вот такая комплексная программа должна быть. Тогда бы и народ, и бизнес поняли бы ее.

Это сделано? Не сделано. А надо бы сделать.

Снова проедим

– Что думает правительство? Оно ищет пути, но пути какие-то дурацкие, административные. Они говорят, что на калий есть большой спрос и нам готовы дать кредит на будущие поставки. А я спрашиваю: «А дальше как будем жить? Надо ведь «Калию» жить, а так мы это проедим. И все на этом». Поэтому есть идея продать «Беларуськалий». Я, как гражданин Беларуси, категорически против такой продажи. Бог нам дал немного ресурсов – калийные соли. Буквально за месяц цена на тонну калия повысилась на 100 долларов. Это богатство. Для чего нам его приватизировать?

Либерал Богданкевич выступает за сохранение собственности государства и этого богатства, данного нам природой. Не надо даже за 100 миллиардов. Если надо построить еще один калийный комбинат, то при рентабельности 70% мы сможем найти много кредитов, любые дадут. А его всерьез толкают за 30 миллиардов. За эти деньги можно разве что власть сохранить на пару лет. И все, снова проедим.

За 2 месяца не удастся

– За 2 месяца стабилизировать ситуацию не удастся, потому что бумажная денежная масса никак не сокращена. За 1-й квартал производительность выросла на 10%, а средняя зарплата – на 25%. И это в условиях кризиса.

Предприятия-собесы

– Проели оборотный капитал наши предприятия. Так вы же думайте, почему и что у вас не работает? Потому что предприятия у вас – собесы, вы содержите там просто людей. Вы не внедряете новые технологии, потому что они вытесняют людей, делают их безработными.

Надо доить, а не обзываться

– Я не могу сказать, что являюсь противником атомной энергетики. Но я противник строительства АЭС в Беларуси, потому что у нас нет такой проблемы. Потому что энергии хватает и россияне готовы ее поставить. Эта АЭС не будет нашей: уран будет поставлять Россия. Как результат – по-прежнему будет полная зависимость от России. Нам надо было не ругаться с соседями, а по-прежнему доить Россию. Зачем мы ее обзываем?

Ждать ничего не надо

– Я думаю, что ждать от Таможенного союза ничего не надо. Мы давно находимся в Едином пространстве с РФ. Это только недавно присоединили Казахстан и по-другому распределяем таможенные пошлины. И больше ничего. У нас был свободный перелив капитала и рабочей силы с Россией. Поэтому я думаю, что ничего не поменяется. Все как было, так и есть.

О Прокоповиче

– Его плюс – это то, что он обучаемый человек. Он прошел университет в Национальном банке, его обучили. Он когда-то, когда был депутатом, не отличал инфляцию от инвестиций. Сейчас он всем этим владеет.

Немного о себе

– Я среди экономистов являюсь оптимистом. Считаю, что Лукашенко пойдет на какие-то реформы, а мои коллеги говорят, что ни на что он не пойдет. Он уже сейчас пытается делать какие-то шаги. Но делает шаг вперед и два назад. Он декларировал либерализацию, а сейчас полностью ее перечеркивает. Но я все равно оптимист.

О российском рубле

– К введению российского рубля в Беларуси я отношусь отрицательно. Причина не в названии валюты. Имея нацвалюту и разумные власти, можно использовать ее для здоровья экономики. Почему греки не могут никак вырваться из кризиса? Потому что у них евро и они не могут регулировать курс в разумных пределах. Это можно делать, имея национальную валюту. С ней можно обеспечивать оборотный капитал предприятий, чтобы не остановились заводы. А Россия не даст. Поэтому на данном этапе надо сохранять нацвалюту, укреплять ее и стабилизировать.

О будущем

Экономист и почетный председатель ОГП отметил, что в ближайшее время кризис в Беларуси будет усугубляться, а уровень жизни и материальное положение граждан понизятся. Тем не менее экс-глава Нацбанка смотрит в будущее с оптимизмом.

«Думаю, что страна выживет. До 2015 года нам удастся восстановить уровень жизни, может быть, декабря 2010 года. Однако это возможно лишь при наличии профессионального правительства, разумного управления и большей либерализации», – сказал Станислав Богданкевич.

По его мнению, ситуация стабилизируется только при выполнении ряда условий: «необходимо сократить госрасходы, прекратить бездумное кредитование убыточных проектов, привлечь технологии и освободить неэффективные рабочие места».

Подготовили Станислав КОРШУНОВ, Виктор МАРЧУК

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.