Прислать новость
  • 26 °C
    Погода в Бресте

    26 °C

  • 2.5315
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5315
    EURO2.6623
    100 RUB4.7265

Государство в лице чиновников-менеджеров дискредитировало себя

09.06.2011 13:21

Проблемам частного бизнеса был посвящен очередной круглый стол «Брестской газеты», который прошел 2 июня в офисе ОО «Союз предпринимателей Брестской области».

Наши собеседники, известные в городе предприниматели, рассказали о трудностях, с которыми столкнулся частный бизнес в ходе охватившего страну кризиса, и высказали свои предложения по его преодолению. После ответов на вопросы они поделились мнениями по некоторым ключевым моментам ведения бизнеса в нынешних условиях.

 

Реклама

C какими конкретными трудностями столкнулся бизнес в связи с возникшим в стране валютным кризисом?

 

Игорь Попов, директор OOO «Белсайтекс»:

– Я руковожу маленькой ИТ-компанией. Наши трудности аналогичны трудностям тех компаний, которые занимаются услугами или товарами не первой необходимости. В кризис остаются востребованными товары и услуги первой необходимости. А потребление, производство и реализация товаров и услуг не первой необходимости уменьшаются. У нас деятельность b-to-b (business-to-business), и если бизнес стоит, то заказов от него нам поступает все меньше. Я думаю, это трудности многих предприятий.

Ирина Денисова, директор ЧУП «Мастер успеха»:

– Сейчас я занимаюсь торговлей автозапчастями. В период ажиотажа из-за неразберихи с валютой получалось так, что в день переоценку приходилось делать несколько раз. Поэтому торговать было невозможно. И если поначалу, когда был ажиотаж, раскупали практически все, то сейчас уже не покупают ничего.

Самое страшное в этой ситуации то, что моя 11-летняя дочка мне сказала, что ей подружка рассказала, что «мы, когда вырастем, будем кушать только хлеб и пить молоко».

Реклама

Анатолий Садовский, директор ЧУП «БарсАвтоМет»:

– Как только кризис возник, обнаружился дефицит валюты, пошла вверх ее цена. Поднялась цена по валюте, соответственно, пошла вверх цена по приобретению.

Наше предприятие располагало кредитами банка. Соответственно, чтобы кредиты гасить, возник вопрос цены покупки долларов, необходимых для гашения. А это вымывание средств из бизнеса – пункт первый. Второй момент – потеря времени на поиск этой самой валюты. Погнали по банкам. Если раньше мы работали только с одним банком, то в кризис нам пришлось открыть счета в других банках, чтобы с ними можно было сотрудничать. Получается, что кризис забрал у бизнеса и средства, и время.

К примеру, последний кредит мы гасили по курсу 8,5 тысяч за доллар. На курсовой разнице мы потеряли порядка 150 миллионов рублей. И это при численности работников предприятия в 25 человек.

Лишь благодаря тому, что вовремя успели среагировать, мы по месяцу вышли на ноль. Но из-за роста цен налог на добавленную стоимость у нас составил порядка 250 миллионов. Притом что фонд зарплаты у нас миллионов 60 – 70. Это абсолютный дисбаланс в экономических показателях: прибыли нет, налог огромен.

Мало этого, мы попали еще в одну вилку. В прошлом году под видом либерализации экономики изменили порядок обложения налога на прибыль. Раньше было два способа: первый – по базе прошлого года, второй – по показателям, которые предполагаются на этот год. Зная ситуацию и прогнозируя, мы предполагали, что показатели лучше не станут. Мы пошли в налоговую с предложением оплачивать по второму способу. Но в последний момент, когда мы сдавали отчеты, налоговая инспекция сказала нам, что такой вариант может быть только для убыточных предприятиях. В итоге нас заставили, чтобы мы платили по прибыли прошлого года. В результате закончилось тем, что в первом квартале мы еще относительно снивелировали эту проблему. Во втором же квартале у нас налог на прибыль составил 44 – 50 миллионов. То есть, притом что наша реальная прибыль близка к нулю, налог надо платить по уровню прошлого года. Мы обращаемся в налоговую инспекцию, а нам говорят, мол, вы сами виноваты.

– Помогла ли девальвация, объявленная Нацбанком 24 мая, решить какие-то из существовавших до этого проблем?

Александр Ивачев, председатель OO «Агроэкотур»:

– Нет. Потому что девальвация произошла, а больше ничего не произошло.

Игорь Попов:

– Наступила, по крайней мере, какая-то определенность. И уменьшилась разница официального и подпольного курсов. В этом смысле плюс. Но я думаю, что это не последняя девальвация, так как видно, что реальная ситуация гораздо хуже.

Ирина Денисова:

– Правительство наше, как волшебник, подняло курс и думает, что население сейчас понесет сдавать доллары. Откуда население возьмет эти доллары? Если у кого-то валюта лежит, никто не побежит сдавать, а схватятся за них и будут над ними трястись.

Анатолий Садовский:

– После того как начался кризис, на межбанке валюту еще можно было купить. Пусть дорого, но можно. Работа как-то двигалась. Девальвация привела к тому, что валюты не стало и на межбанке. Теперь ее нет нигде. Потому что ее почти никто не сдает. Девальвация не решила ни одной из существующих для бизнеса проблем. Мы снова оказались в ситуации форс-мажора. Ситуация усугубилась.

Если надо было опускать курс, то надо было это делать по-другому. Допущена стратегическая ошибка. Во-первых, нынешний курс никак не соответствует ситуации, которая есть. Во-вторых, чтобы его поддержать, необходима какая-то интервенция Национального банка. Этого нет.

Те фирмы, субъекты хозяйствования, которые зарабатывают валюту, поставлены в одинаковые условия с банками. Эти 2%, разрешенные для банков и предприятий, – смертельный ход. Никогда экспортеры не будут зарабатывать столько, сколько банки. Если банку достаточно 2% для поддержания бизнеса, то экспортеру, который своим тяжелым трудом добывает деньги, этого недостаточно. Само собой разумеется, они сразу перекрыли всю продажу, оставили только необходимое и на этом все закончилось.

Много есть вопросов. Любой вопрос, связанный с валютой, комплексный. Главная ошибка, что сделали один шажок, а другого нет.

– Какие первоочередные действия и решения властей могли бы поспособствовать улучшению ситуации в экономике страны в целом и в сфере бизнеса в частности?

Игорь Наймушин, председатель ПК «Союз кредит»:

– Я понимаю, что у нас сегодня не валютный, а системный кризис государства и одними какими-то действиями с валютой его не решить. Я не аналитик и не собираюсь оценивать эту ситуацию. Но мы должны хотя бы понимать, куда нам двигаться. А как мне кажется, никто ничего не понимает или, во всяком случае, не информирует, что понимает.

Первое – надо на уровне государства осознать, что сейчас происходит. Поняв это, можно говорить о том, какие надо принимать меры. Тем более что в этом мире давным-давно уже все известно. Надо просто повторить. Подобные вещи уже были, но оценить сегодняшнюю ситуацию, – это первое, чего пока еще нет.

Второе – ситуация показала, что государство в лице чиновников-менеджеров дискредитировало себя. Поэтому должны появиться новые мысли, новые люди, новые веяния. Вот здесь демократия альтернативных мнений должна присутствовать. И пресса в этом плане должна сыграть весомую роль.

И последнее. Если сегодня государство не в состоянии обеспечить белорусам достойный уровень жизни, то надо, чтобы оно хотя бы не мешало им выживать.

Вот, к примеру, мы талдычим уже 2 года, о предоставлении ипэшникам возможности иметь 3 – 5 наемных работников. Не надо ограничений. Это бесплатные рабочие места. Сегодня все знают, какая у нас скрытая безработица. Надо повышать производительность труда, надо работать. Надо убрать балласт с предприятий. Куда он пойдет? Создать рабочие места стоит больших денег. Сегодня их могут создать те же ипэшники. Сегодня предприниматели могут стать одной из немногих палочек-выручалочек той системы, которая присутствует в стране. Я не буду говорить глобально. Давайте хотя бы вытащим этот вопрос.

Александр Ивачев:

– Целиком и полностью согласен с Игорем Аркадьевичем. Хотел бы обратить внимание на действия властей. Они заигрались с социальной сферой. Дальше просто некуда. То, от чего умиляются приезжающие: от наших чистеньких улиц, тротуаров, спортивных комплексов, дворцов – одна из тех составляющих, которые нас вогнали в этот кризис. Две недели назад вернулся из Швейцарии, из Цюриха. Богатейший город. Центральная улица выложена камнем, остальные – это обычный асфальт. Не выделываются, как у нас, когда на задворках идет благоустройство. Это абсурд полнейший.

Можно взять наши спортивные комплексы и дворцы, которые посещают единицы. Лично сталкивался, желая сводить внучку покататься на коньках. Это можно сделать лишь рано утром с 8 до 10 либо вечером с 8 до 11. А ведь ребенку надо идти в школу с утра. Все остальное занято. Невозможно. И считается, что эти спортивные объекты построены для нас.

А во что обходится их содержание? Во-первых, электрическое оборудование потребляет громадное количество энергии. Это неописуемо. Проводил исследования на протяжении последних 6 месяцев в области энергетики. Выяснил, что наше Брестское котельное хозяйство отпускает тепловую энергию для юридических лиц в 15 раз выше, чем для населения. Мы заигрались с населением с мизерными тарифами, не научив население экономить, не дав возможности бизнесу и социальной сфере нормально развиваться.

Мы всегда задавали себе вопрос, почему выезжаем в Польшу и покупаем продукты питания и вещи дешевле. При этом зарплаты у них выше, уровень жизни выше. Извините, а углеводороды они покупают дороже, чем мы. Парадокс. Люди получают большую зарплату, так как предприятия меньше платят за потребляемую энергию. Отсюда и зарплаты выше и себестоимость продукции ниже.

Белорусский экспорт упал ниже некуда из-за высочайшей энергетической составляющей, заложенной в стоимость нашей продукции и услуг. Ни у одного производителя в мире нет такой высокой энергетической составляющей в ценах.

У нас уникальное государство. Оскомину набило такое понятие, как перекрестное субсидирование, в котором мы еще живем. Россия шумела об этом несколько лет назад. Три года назад они ушли от этого. Сегодня ту же тепловую энергию «Мостэнерго» – один из крупнейших российских поставщиков и не дешевый поставщик – поставляет в Москве по 36 долларов за мегакалорию для всех. У нас в Брестсте – 200 долларов за мегакалорию. Это одна из составляющих кризиса, с которой надо бороться.

Елена Соколовская, директор OOO «Виктор»:

– Все, о чем здесь говорили, понятно всем – приплыли. Назревают два вопроса: кто виноват и что делать? Учителя отвечают за свою работу, врачи за свою, предприятия за свою. А кто ответит за то, что творится в стране?

Президент попенял на народ, мол, чего вы бежите в магазин и создаете ажиотаж. Я купила 20 килограммов сахара, так сэкономила 28 тысяч рублей. Меня вынудили создавать ажиотаж. Целая армия чиновников, менеджеров. Я думаю, эти крупные специалисты могли предусмотреть начало кризиса. Что они сделали? Петр Прокопович лег в больницу, и помните, сколько мы висели в подвешенном состоянии, ждали, пока он выйдет. Тут они родили дебильного «ребенка»: провели девальвацию. Я им сегодня хочу сказать, как в народе говорят: не умеешь – «злазь с даху, не псуй гонту». Государственные менеджеры исчерпали себя полностью.

Одна из первоочередных мер – надо государству найти институты общественные, где, безусловно, есть грамотные люди. Мы смотрели предвыборные программы. У людей были программы экономических реформ. Надо сесть и выбрать что-то оптимальное. Надо считаться с мнением людей, которые думают о будущем республики.

Нужно садиться за стол переговоров и всем нашим умным ученым мужьям государственным искать программу. Мы не первые и не мы последние с кризисом. Много примеров по выходу из подобных ситуаций есть у других государств. Ну, поезжай, посмотри, поучись! Нет, мы вот так: девальвацию сделали, объявили – и сегодня мы продолжаем висеть. И к чему мы пришли? Занимаемся попрошайничеством? У России и то не умеем просить, просим – и тут же как-то так, хм… нехорошо просим. Обратились к МВФ. Но они ж просто так не дадут. На чьи плечи ляжет этот кредит? На плечи населения.

Теперь компенсации придумали. Это что? Включат печатный станок и вбросят, как перед выборами, массу ничем не подкрепленных денег? Так мы никогда не выберемся. Будем как белки в колесе. Поэтому я считаю, за стол переговоров нужно власти садиться и разговаривать с действительно грамотными людьми.

Александр Ивачев:

– Или уходить. Уходить из власти. А что? Во всем мире нормальной практикой считается в отставку. Раз кризис – значит в отставку.

Елена Соколовская:

– Предложений много, и каждый из нас – великий стратег. Но я два основных сказала: сесть за стол переговоров и выбрать какую-то программу выхода. Не собачиться с Россией и другими странами, с Западом! А действительно просить. Закончить печатать эти деньги, бумагу эту никому не нужную. И изменить все-таки отношение к частному бизнесу. Потому что эти декларации… Директива №4… Ну и что? И где она?

Анатолий Садовский:

– Я тоже поддерживаю точку зрения Игоря Аркадьевича. Потому что если говорить о мерах, то надо понимать, что у нас не валютный кризис, а системный и к нему надо подходить как к системному кризису. Я также согласен с тем, что на сегодняшний день не видно, что кто-то во власти понимает, что на самом деле происходит…

Курс в 5 000 рублей за доллар, ясное дело, что не устоит, это 150%. Значит, ребята, берите свои портфели и отправляйтесь себе потихоньку на пенсию. Тогда придут новые люди, которые поставят нужную задачу институтам экономики, подключат все светлые умы, выработают некий комплекс – не первоочередных мер, а комплекс мер по выводу Беларуси на реальную нормальную ситуацию.

Постскриптум

О Директиве №4

Она, по мнению предпринимателей, носит декларативный характер. Поэтому Директива №4 ничего не решает. Бизнес по-прежнему подкашивают под корень. В то же время некоторую положительную роль она все-таки сыграла.

«К счастью сознательно или бессознательно, но благодаря Директиве №4 был изменен порядок ценообразования. Если бы его не изменили, то в условиях, когда начался валютный кризис, бизнес бы остановился весь, все были бы банкротами, вся страна бы стояла», – считает Анатолий Садовский. В то же время по его словам «есть целая куча колоссальных недоработок, в рамках либерализации кодекса по налогообложению». «Когда начали с ним работать, то там оказалось столько ляпов, что мы до сегодняшнего дня бегаем по городу по элементарному вопросу, по налогу на землю», – пояснил Анатолий Садовский.

О налогах

Предприниматели вспомнили слова Ярослава Романчука о том, что в западных странах бизнесмен работает на государство до 15 апреля, а остальное время года – на себя. А в Беларуси на государство приходится работать до 15 сентября, а потом на себя.

«По сравнению с теми же странами ТС, Казахстаном, Россией у нас налоговая нагрузка значительно выше. И когда таможенные границы будут окончательно сняты, то казахский и российский бизнес сюда придут и добьют еще не добитый белорусский бизнес. Потому что из-за высокой налоговой нагрузки конкурентоспособность наших товаров и услуг очень низкая», – сказал Игорь Попов.

«Говорить о том, что у нас налоги невысокие, может только тот, кто не владеет ситуацией, – сказал Анатолий Садовский. – В советское время я занимал высокие должности на серьезных предприятиях и со всей ответственностью могу заявить, что тогда трудозатраты по налогам были раз в 5 меньше, чем сейчас».

В качестве подтверждения своих слов о высоких налогах он привел пример своего до недавнего времени эффективного и прибыльного предприятия, на котором работают 25 человек. «На сегодняшний день фонд заработной платы колеблется от 60 до 70 миллионов рублей. Налогов мы платим 180 миллионов. Можно ли при таком соотношении сказать, что налоги невысокие?» – задался риторическим вопросом Анатолий Садовский.

Об открытии бизнеса

В завершение встречи мы попросили наших собеседников, как людей опытных, давно занимающихся бизнесом, дать совет тем, кто только подумывает об открытии своего дела. Первое, что мы услышали: «Не торопитесь. Посмотрите, как барахтаются те, кто уже открыл».

«Я считаю, что кризис – это великое благо. Это большое очищение всех авгиевых конюшен, карманов и, самое главное, дурных мыслей в голове. Если сегодня у кого-то чешутся руки заниматься бизнесом, то надо заниматься. И в первую очередь настраиваться на экспорт на местном сырье. Вот где гарантированная победа, если получится», – посоветовал Игорь Наймушин.

«Но для этого, опять же, нужно решить много вопросов, связанных с экспортом. Там есть очень много формальностей», – предостерег Анатолий Садовский.

Круглый стол проводили Виктор МАРЧУК, Станислав КОРШУНОВ, Оксана БРОВАЧ

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.