Прислать новость
  • 12 °C
    Погода в Бресте

    12 °C

  • 2.4838
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4838
    EURO2.4275
    100 RUB4.2213

Из Венгрии с любовью

07.04.2011 13:22

Прочитав в «БГ» (№9 от 25 февраля 2011 года) материал о Николае Буянове, ветеране боевых действий на территории Венгрии, брестчанин Вячеслав Горлов несказанно обрадовался, так как более полувека считал, что в городе над Бугом он единственный участник тех далеких событий осени 1956-го. Вячеслав Александрович связался с редакцией и рассказал нам свою историю.

Вячеслава Горлова призвали в армию 19-летним юношей. После месяца учебки на Украине он в числе других новобранцев получил назначение в Венгрию. В конце августа 1954 года рядовой Горлов прибыл к месту службы в город Ясберень. «Это небольшой уютный городок, по размерам сопоставимый с Кобрином», – пояснил Вячеслав Александрович.

Относительно быстро Вячеслав Горлов заслужил лычки сержанта, а затем стал старшиной. «Я хорошо разбирался в технике. У меня за плечами был диплом Тамбовского техучилища, а наша часть как раз была учебной. Мы готовили младший командный состав. И вскоре меня поставили преподавать курсантам предмет «Эксплуатация автомобиля», – вспомнил ветеран.

Реклама

Так и пролетели почти 2 года. У советских солдат сложились дружеские отношения с мадьярами. Они снабжали их бесплатными фруктами и овощами, пекли хлеб. На территории части венгры даже держали небольшой магазинчик.

Вячеслав Александрович припомнил, что накануне мятежа ему дали краткосрочный отпуск с поездкой на родину. Где-то спустя месяц он вернулся в часть, и вскоре все резко переменилось…

«Товарищ старшина, это наш танк бьет по церкви»

«Объявили военную тревогу, мы выехали в лес и окопались. Ждем день, два, три… А городок-то небольшой, видно, ополченцы до нас просто не дошли. После трех суток окопной жизни мы вновь вернулись в казармы», – рассказал наш собеседник.

К тому времени Вячеслав Горлов был уже старшиной учебной роты. «На мне рота, 110 человек. А ведь старшина – это как отец родной. Он должен накормить, одеть, обуть курсантов. И чтоб дисциплина обязательно была. А как же иначе? Так что, помимо преподавания, на мне была еще и материальная часть».

Однако после возвращения в казармы расслабляться было рано. Обстановка с каждым днем накалялась. По радио объявляли о новых объектах, захваченных ополченцами, а с Востока стягивались регулярные части Советской армии. Между тем приказ открыть огонь пока не поступал. «Войска все шли и шли: техника, танки, солдаты, артиллерия. Даже в Ясберени военных значительно прибавилось, а если брать в масштабе всей Венгрии…» – отметил Вячеслав Александрович.

Со слов нашего собеседника, в маленьком венгерском городке, где на момент начала волнений служил Вячеслав Горлов, сложилась весьма необычная ситуация. «Недалеко от нас расположился 122-миллиметровый гаубичный полк регулярной армии Венгрии. У них было наше вооружение, и на тот момент они были нашими союзниками. Однако прошел слушок, что командование обеспокоено. Вдруг венгерские солдаты переметнутся на сторону ополченцев и откроют по нам огонь. Пустят пару снарядов – и все, нам конец», – пояснил собеседник «БГ».

В итоге поступил приказ разоружить венгерский полк. Солдаты сели в открытые БТР и автомобили с откидными бортами. По воспоминаниям ветерана, как раз на полпути к полку находилась церковь. И как только десант поравнялся с ней, из храма кто-то открыл по советским солдатам трассирующий пулеметный огонь. «Начала боя я не видел, так как находился в расположении части. Слышу артиллерийский залп. Один, второй. Аж стекла затрещали. И тут вбегает мой курсант и кричит: «Товарищ старшина, это наш танк бьет по церкви. Идемте смотреть!» Я выхожу и вижу: церковь горит как факел».

Как оказалось, огонь открыл советский танк, уже несколько дней до этого находившийся в части на плацу. «У него были открыты бортовые люки, отброшены гусеницы, мол, танк неисправен и находится на ремонте. А в нужный момент машина оказалась в полной боевой готовности. Может, кто по рации сообщил, а может, разведка отлично сработала», – предположил Вячеслав Александрович.

Именно в тот вечер наш собеседник впервые увидел на этой краткосрочной войне раненых и убитых. Данный эпизод остался в памяти ветерана отправной точкой перехода враждующих сторон к активным боевым действиям.

Реклама

«Нам бы хлебушка!»

Судьба уберегла Вячеслава Горлова от участия в жестоких и кровопролитных уличных боях, из которых мало кто выходил живым. «В первую очередь погибали танкисты, водители, молодые солдаты, кого отправляли на зачистку жилых кварталов или штурм зданий. 19-летние парни. Я же в основном обеспечивал снабжение частей», – рассказал он.

Однако был один эпизод, когда Вячеслав Александрович чуть не пустил в ход оружие. «В различных частях города располагались курсанты, которые обеспечивали охрану объектов. Мы же им на машине через весь город возили продовольствие. Главное – надо было двигаться как можно быстрее, на предельной скорости, чтобы избежать нападения».

И вот, со слов ветерана, перед несущимся на высокой скорости автомобилем на закруглении дороги выскочил велосипедист. Водитель резко вывернул руль и врезался в небольшое дерево, однако все же зацепил велосипедиста, который вместе со средством передвижения распластался на дороге. Вокруг него собрались люди, и обстановка резко стала накаляться. «Я вышел из машины, передернул затвор автомата и навел ствол на толпу. Затем закричал водителю: «Заводи!» Он сдал чуть назад, я вскочил в кабину, и мы поехали. Думаю, если бы толпа пошла на нас, очередь, конечно, пустил бы. Это точно».

Наш собеседник признался, что в какой-то момент градус напряжения в Венгрии был столь высоким, что он просил у судьбы еще хотя бы год жизни: «Думал про себя: вот если бы все это кончилось, да вернуться бы на родину, жениться, год прожить, а там пусть меня убивают».

Были за время службы Вячеслава Александровича в Венгрии и почти анекдотичные случаи. «Мы привезли курсантам, охранявшим тюрьму, еду, а они отказываются. Говорят, что вскрыли склад, а там полно консервов. Помимо этого, на полу стоит двухсотлитровая бочка. Солдаты киркой разбили крышку, а в ней сливочное масло. Они и говорят нам: «Нам бы хлебушка!»

«Марика, до свидания!»

Среди ежедневной армейской рутины нашлось место и для романтического увлечения. С собой на родину наш собеседник увез самые теплые воспоминания о венгерской девушке Марике. Вячеслав Александрович вспомнил, что познакомился с ней еще до мятежа. «Она совершенно не владела русским, поэтому я стал учиться венгерскому. С ней и научился», – признался ветеран.

Развивавшиеся отношения лишь слегка остудили начавшиеся боевые действия, поскольку, как пояснил наш собеседник, было просто некогда общаться. Когда же все успокоилось, влюбленные вновь стали встречаться, и так продолжалось до демобилизации Вячеслава Горлова. «Я боялся, что эта история может сказаться на моей дальнейшей работе, что узнает начальство, поэтому никогда никому не говорил».

Когда пришло время уезжать на родину, Вячеслав Горлов оставил девушке записку, где написал по-венгерски: «Марика, до свидания! Юрка уезжает домой». Сообщить девушке свое настоящее имя старшина так и не решился. С тех пор он ее больше никогда не видел…

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.