Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.678
    Курс валюты в Бресте
    USD2.678
    EURO2.9153
    100 RUB3.8179

Брестский след советской атомной бомбы

27.01.2011 11:55

Весной-летом 1954 года почти все части Брестского гарнизона, расположенные в Южном и Северном городках и Брестской крепости, были выведены из города. Войска перебросили в оренбургскую степь, где они принимали участие в масштабных испытаниях атомного оружия.

Треск буквально разрезал насквозь…

«В момент взрыва земля стала раскачиваться в амплитуде детских качелей. Затем мы почувствовали сильнейший удар и страшный треск», — рассказал непосредственный участник учений на Тоцком полигоне, председатель комитета ветеранов подразделений особого риска РФ Владимир Бенцианов. Ветеран на пару дней приехал в Брест, чтобы встретиться с бывшими сослуживцами, а 24 января в стенах горисполкома пообщался с журналистами.

Реклама

С его слов, треск был настолько страшной силы, что буквально разрезал насквозь. «Поскольку в том блиндаже, где мы укрылись, было много различной аппаратуры, он осветился ярким голубым светом. И это учитывая то, что мы находились в нескольких километрах от эпицентра взрыва. Если бы не было и этой защиты, то все мы точно бы погибли. Только представьте, одному из офицеров, находившемуся в укрытии, струей песка пробило насквозь руку», — добавил Владимир Яковлевич.

«Выпей, сынок, водочки!»

Однако более серьезные проблемы начались у «атомных» солдат уже после возвращения домой. «Сразу после прибытия в Брест все части и гарнизоны были расформированы. Видимо, начальство осознало, что от нас пора избавляться. По данным одного американского журнала, только за 3 года после взрыва из 45 тысяч солдат и офицеров, принявших участие в учениях умерли 16 тысяч человек», — поделился с журналистами информацией участник Тоцких учений, заместитель председателя Брестского областного совета ветеранов подразделений особого риска Николай Буянов.

По мнению его товарища по оружию и по совместительству председателя областного совета ветеранов ПОР Александра Внукова, в первую очередь смертельная доза радиации досталась солдатам в траншеях: «У нас у всех были разные степени защиты. У кого-то траншея, у кого-то блиндаж, у кого-то танк или БТР. К тому же учеными доказано, что лучше всего с выводом из организма радионуклидов справляется I группа крови, чуть хуже — II и так далее. Так вот первыми погибли все те, кто находился в траншеях и у кого была IV группа крови».

Проблема осложнялась тем, что все участники учений дали подписку о неразглашении, кто на 25, кто на 45 лет, а кто и пожизненно. Они не могли стать на медицинский учет и пройти соответствующее обследование. «Вот представьте такую ситуацию: паренек, участник учений, из деревни под Пружанами говорит матери, что, мол, у меня голова болит. А что она может ответить: «Выпей, сынок, водочки!» И так продолжалось вплоть до конца 1980-х годов, когда нам удалось создать свой комитет», — продолжил тему Владимир Бенцианов.

«Моя жизнь — это борьба»

Комитет ветеранов подразделений особого риска объединил всех участников испытаний атомного оружия на территории Советского Союза, а также ликвидаторов последствий различных аварий на атомных подводных и надводных кораблях. Комитету удалось добиться значительных льгот для ветеранов атомного фронта, однако после распада Союза бывшие сослуживцы оказались в неравных условиях. «В Беларуси нас приравняли к чернобыльцам и выделили льготы, однако потом президент своим указом все отменил. У нас осталась только надбавка к пенсии в размере 35 тысяч рублей», — пояснил Александр Внуков.

Однако несгибаемые ветераны продолжают бороться за свои права не только в Беларуси, но и в России, и других странах бывшего Союза. Помимо возвращения всех льгот, они считают, что все участники учений, ликвидаторы, сборщики атомных зарядов должны быть представлены к наградам. И для ветеранов это не пустые слова. «Вы не подумайте, что я жалуюсь. С 25 лет я перенес 71 госпитализацию и 8 операций, из которых 1 была онкологической и 4 на глаза. Я получил опухоль в 27 лет, а инфаркт в 30, почти ослеп, но я знаю одно, что если в госпиталь к умирающему солдату приносили орден или медаль, то это продлевало ему жизнь на месяц. Мы добиваемся от властей одного: дайте нам возможность дожить жизнь достойно, в здравом уме и действенном состоянии», — заключил Владимир Яковлевич.

Презревшим смерть

Реклама

Усилиями российского комитета на Тоцком полигоне на месте взрыва был воздвигнут монумент с надписью «Презревшим смерть». Подобный памятный знак в 2004 году появился и в городе над Бугом. Еще одной мечтой «атомных» солдат является создание в областном центре улицы, названной в честь ветеранов подразделений особого риска. И, со слов ветеранов, эта идея уже нашла поддержку у брестских властей в лице председателя городского исполнительного комитета Александра Палышенкова. «Эта улица имеет такое же право на существование, как и улица в честь героев обороны Брестской крепости, поскольку мужество и подвиги солдат 41-го и 54-го годов сопоставимы», — уверен Владимир Бенцианов.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.