Прислать новость
  • 11 °C
    Погода в Бресте

    11 °C

  • 2.5215
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5215
    EURO3.0606
    100 RUB3.4062

Валентин Стефанович о ходе президентской кампании

Валентин Стефанович о ходе президентской кампании

09.12.2010 14:24

О ходе президентской кампании, ее отличиях от предыдущих, тенденциях и прогнозах корреспондент «БГ» поговорила с представителем общественной инициативы «Правозащитники за свободные выборы», юристом Валентином Стефановичем.

– Валентин Константинович, что входит в сферу интересов вашей инициативы?

– Мы имеем большой опыт наблюдения за выборами. В Беларуси наблюдаем с 1995 года. Но раньше, в 2001 году, например, была задача тотального наблюдения. Мы выдвигали тысячи наблюдателей и предполагали, что таким образом мы сможем предотвращать фальсификации.

Реклама

С тех времен многое изменилось, например, был ликвидирован правозащитный центр «Весна». Да и мы слегка изменили подход к наблюдениям. Учитывая специфику белорусских выборов и избирательного законодательства, мы считаем, что ставить основной задачей предотвращение фальсификаций – дело трудноисполнимое. Сегодня нас больше интересуют фиксация, описание и независимая оценка избирательного процесса, поэтому мы проводим классический мониторинг кампании. Впервые коалиция «Правозащитники за свободные выборы» эту систему опробовала на парламентских выборах в Беларуси в 2008 году.

Мы взяли за основу подход международных организаций к наблюдению за выборами в странах Центральной и Восточной Европы. Члены нашей коалиции были наблюдателями во многих странах и регионах: в Косово, Кыргызстане, Казахстане, Украине, Азербайджане, Молдове и так далее, участвовали в миссиях Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Эта модель заключается в том, что мы наблюдаем за выборами начиная с объявления даты их проведения и до оглашения результатов, отслеживаем каждый этап избирательной кампании и составляем по каждому из них аналитический отчет.

Сейчас в территориальных комиссиях по всей стране зарегистрированы 80 наших человек. Это наши долгосрочные наблюдатели, они собирают информацию по каждому этапу. У нас есть специальные бланки отчета с вопросами, которые нас интересуют. Это все потом приходит к нам в электронном виде. Мы обрабатываем информацию и делаем выводы о каких-либо тенденциях. Кроме того, мы размещаем на сайте недельные отчеты, потому что избирательный процесс не статичный. Ситуация иногда меняется очень стремительно, и нужно оперативно реагировать на события. При такой системе наши юристы в регионах быстро реагируют на факты нарушений: помогают гражданам либо членам инициативных групп, заявляющим о нарушениях, писать жалобы в вышестоящие комиссии, ЦИК или прокуратуру.

В отличие от 2001 года, когда мы делали основной упор в работе именно на день голосования, в этом году это лишь один из этапов мониторинга. На досрочном голосовании и в день голосования мы планируем наблюдать силами 600 наблюдателей на 300 избирательных участках по всей стране. Так как мы проводим кампанию независимого наблюдения, мы не ангажированы ни в какие политические кампании. Мы требуем от наших людей, чтобы они не были агитаторами, доверенными лицами, хотя членами партии они могут являться. Но стоит отметить, что в последнее время процесс деполитизации общественных организаций и так пошел бурно.

– Каковы ваши предварительные оценки избирательного процесса в этом году?

– На сегодня мы имеем 4 этапных отчета: по формированию территориальных комиссий (областных, районных и городских), по формированию участковых комиссий, по сбору подписей и регистрации.

Касательно формирования комиссий мы приходим к неутешительному выводу, что формирование комиссий проходило формально. Реального обсуждения выдвинутых кандидатур не было. Очень часто утверждение списков происходило в течение 15 минут. Часто эти списки даже не зачитывались, то есть они были подготовлены заранее.

Также новая, либеральная на первый взгляд законодательная норма об обязательной трети представителей политических партий и общественных организаций никоим образом не гарантировала оппозиционным партиям места в комиссиях. Мы делали разбивку по процентам. Касательно сектора общественных организаций, то в территориальных комиссиях 80%, а в участковых 82% – это всего лишь пять организаций: «Белая Русь», БРСМ, Белорусский союз женщин, Белорусское общественное объединение ветеранов и Федерация профсоюзов Беларуси. Остальные тысячи общественных организаций втиснуты в 20%. Политических партий процент небольшой даже в совокупности с проправительственными партиями, а «процент проходимости» у оппозиционеров в разы меньше, чем у них. Получается, что основной субъект политического процесса в Беларуси – это трудовые коллективы, что в принципе ненормально.

Реклама

Но самое важное, что критерий отбора в избирательные комиссии так и остался не прописан в Избирательном кодексе, что позволяет исполкомам в очень произвольной форме эти комиссии формировать. Поэтому всплывают странные причины отказов: то оппозиционный представитель безработный, то не имеет какого-то веса в обществе, то опыта работы в комиссии нет. А как получить такой опыт, если человека систематически не берут в комиссию?

С другой стороны, в комиссии таким образом проходят одни и те же люди, которые профессионально организовывают выборы. Или в их составе – сотрудники одного трудового коллектива, причем председатель комиссии – их непосредственный начальник. А при публикации списков в СМИ указывается многое: способ выдвижения и так далее, но не место работы. Случайно ли это?

Получается, что комиссии остались под полным контролем исполнительной власти. А нормально – это когда комиссии состоят из представителей политсил, придерживающихся параллельных взглядов. Тогда взаимный контроль наиболее эффективен и гарантировано отсутствие фальсификаций.

– Подавали ли вы жалобы на данном этапе?

– Да, в новом Избирательном кодексе заложили норму о возможности обжалования формирования комиссий в судебном порядке. Но в совокупности в связи с отсутствием вышеупомянутых критериев норма вообще не работает. Из 85 жалоб, поданных в участковые комиссии, не удовлетворена ни одна.

– Есть ли отличия по регионам в формировании комиссий?

– Не сказал бы, что есть отличия. Есть только одна специфика: чем меньше населенный пункт, тем более закрыто идет процесс. В Минске все-таки стараются представить все в выгодном свете, а в Бобруйске, например, нашего человека не пустили на соответствующее заседание исполкома. Видимо, до местных властей еще не дошли либеральные веяния.

– Были ли у правозащитников претензии к процессу сбора подписей? Вроде бы особых препятствий никому из кандидатов не чинили…

– С одной стороны, мы можем констатировать, что условия для сбора подписей были гораздо лучше, чем на президентских выборах 2006 года. Ряд изменений в Избирательном кодексе упростил процедуру. Например, была убрана утяжеляющая, ненужная норма о заверке подписных листов в исполкомах и так далее. Сейчас достаточно подписи члена инициативной группы. Самое основное, что пикетирование было разрешено в местах, не запрещенных исполкомом. В Минске решение по этому вопросу было принято либеральное, практически всюду разрешили. Но в Бресте, Гродно, Могилеве и так далее мы наблюдали совсем иную картину. Потом, правда, после жалоб внесли изменения, и перечень мест для агитации расширился. Давления и препятствий со стороны властей мы особо не фиксировали, в отличие от 2006 года, когда были задержания, изъятия подписных листов и прочее.

Но если говорить о процессе сбора подписей за действующего президента, то тут практически ничего не изменилось. Административный ресурс был в этом году неприкрытым. Не знаю даже, чем это объяснить. Может, люди забыли, что так нельзя делать? Частично этому поспособствовало постановление ЦИК, которое разъясняло порядок сбора подписей. Там было записано, что данные в подписной лист могут вноситься самим избирателем, членом инициативной группы либо другим лицом по просьбе избирателя. Последнего раньше не было. Это привело к тому, что подписи за Александра Лукашенко собирали не члены инициативных групп, часто даже открыто. Николай Лозовик давал потом разъяснение, что какие-то помощники членов инициативных групп могут в их присутствии вносить данные. Но кодекс не предусматривает такого нового субъекта, как «помощник».

К нам в руки попал даже график, составленный начальником идеологического отдела управления образования Ленинского района Минска о предоставлении по два сотрудника школ и детских садов в пикеты президента. Когда журналисты обратились к ней за комментариями, она даже не отрицала, что составила этот документ по просьбе инициативной группы Лукашенко. Люди просто забыли, что так нельзя делать, что это запрещено одним из положений статьи 61 Избирательного кодекса. ЦИК потом заявил о превышении полномочий данной чиновницей, но нарушения статьи не зафиксировал, так как она в этот момент находилась в трудовом отпуске и якобы не является непосредственным руководителем упомянутых учреждений образования. Но мы-то прекрасно понимаем, что значит такой документ для руководителя школы.

В Гомеле проректор вуза, руководитель инициативной группы собирает подписи у себя в университете. И снова в ЦИК объясняют, что она в отпуске. Но в статье нет ссылок ни на какой отпуск. Какая разница студенту, в отпуске проректор или нет.

Было много жалоб, что на предприятиях работникам заявляли, что они могут поддерживать только одного кандидата, только президента. И специфика жалоб такая, что люди боятся называть свои фамилии и названия предприятий.

– Как вы относитесь к решению ЦИК зарегистрировать аж десятерых кандидатов? Ведь ко многим были вопросы, о чем заявляли сами члены ЦИК.

– Мое мнение: 10 кандидатов в президенты – это политически мотивированное решение. Надо отметить, что у нас существуют серьезные разночтения с ЦИК по поводу права наблюдателей присутствовать при проверке комиссиями подписей, собранных за кандидатов. ЦИК считает, что статья 13 ИК исчерпывающе определяет права наблюдателей за выборами. Мы с такой трактовкой не согласны и считаем, что наблюдателю разрешено делать все, что не запрещено законом. Там, к примеру, не прописано, может или не может наблюдатель производить на избирательных участках аудио или видеосъемку. Но это публичный процесс, следовательно, любой человек может это делать, даже без разрешения председателя избирательной комиссии. Тем более что нас интересует не лицо председателя, а что происходит за столом подсчета.

Так, статья 13 не запрещает присутствовать наблюдателям при подсчете подписей за кандидата. Мало того, я считаю, раз эта процедура детально прописана в кодексе, за ней просто необходимо наблюдать. В этом году эта процедура прошла закрыто. И это позволяет манипулировать в разные стороны: выгодно – зарегистрируем всех кандидатов, не выгодно – не зарегистрируем. Мы сегодня не можем утверждать, что все 10 зарегистрированных ЦИК кандидатов действительно собрали подписи. Нам же неважно, кого и сколько зарегистрировали, нам важно, соблюдена ли процедура. Это и есть выборы.

– А как вы оцениваете ход процесса агитации?

– Мы не видим слишком больших изменений. Период агитации в один месяц крайне недостаточен, тем более учитывая ситуацию с доступом кандидатов к СМИ. Некоторые руководители, по-моему, забыли, что Конституция запрещает монополизацию средств массовой информации, что государственными СМИ имеют право пользоваться и политические партии, и обычные граждане.

Людей должны активно агитировать, стимулировать идти голосовать. У нас же, согласно мониторингу Белорусской ассоциации журналистов, о выборах в СМИ, особенно на радио и ТВ, говорят меньше, чем о погоде. В районках больше пишут о Всебелорусском собрании. Хотя оно, по сравнению с выборами, куда менее значимое событие для развития демократии.

О каких равных условиях можно говорить, если один кандидат постоянно в телевизоре, а остальные – каждый в совокупности 1 час? Что, граждане успеют сделать выводы о каких-то качествах кандидата, которого впервые видят?

– Больше всего вам, насколько я понимаю, придется поработать 19 декабря?

– Да, этому этапу мы уделим максимальное внимание. Ну, конечно, и досрочному голосованию тоже. Хотя досрочное голосование должно быть, скорее, исключением, а не нормой, как у нас.

Касательно наблюдения за подсчетом голосов в день голосования нас тревожит следующее: ЦИК упорно отказывается урегулировать способ подсчета голосов. В кодексе он не прописан. Наши коллеги-политики из кампании «За справедливые выборы» тоже будут следить за подсчетом голосов. Они уже неоднократно предлагали либо специальным постановлением определить этот способ, либо в методических рекомендациях его урегулировать. Но ЦИК считает это невозможным.

И я опасаюсь, что мы опять столкнемся с тем подсчетом голосов, который всегда наблюдаем, а именно параллельный раздельный подсчет голосов одновременно всеми членами комиссии. При таком способе, даже если я буду стоять рядом со столом, я ничего не пойму. Потому что я не буду видеть общий результат, как, впрочем, и каждый член комиссии. А почему я должен потом доверять председателю комиссии, который потом что-то там себе скалькулирует?

Не растолкована также норма об оглашении результатов подсчета голосов. На местных выборах на некоторых участках результаты раздельного подсчета голосов не оглашались. То, что эти данные в протоколах не фиксируются, тоже дает поле для манипуляции.

Так или иначе, 20 декабря утром мы соберем пресс-конференцию, на которой представим свои выводы о ходе выборов. Также вся информация о ходе выборов, в том числе и в регионах, будет постоянно обновляться на нашем сайте, в том числе и в англоязычной версии. Надеюсь, что наш обзор, наши выводы, которые мы рассылаем в примерно 600 организаций, в том числе в ОБСЕ, будут учтены при оценке выборов в Беларуси мировым сообществом.

При этом мы не настроены исключительно на негатив. Если мы видим какие-либо улучшения, мы открыто об этом говорим.

– Какие вы делаете прогнозы относительно итогов выборов 2010?

– К сожалению, наши выборы такие предсказуемые, что я уже сегодня знаю, сколько у какого кандидата будет процентов. Это простая математика. Есть потолок, который они никогда не должны будут превысить, иначе может нарисоваться второй тур. Даже по 5% для каждого кандидата будет много. 55% для Лукашенко – слишком разительное падение рейтинга по сравнению с 2006 годом. Да и Лидия Ермошина уже заявила, что Рождество она будет встречать дома, то есть никакого второго тура не будет.

Валентин Стефанович о ходе президентской кампании

Валентин Стефанович о ходе президентской кампании

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.