Прислать новость
  • 22 °C
    Погода в Бресте

    22 °C

  • 2.4892
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4892
    EURO3.0149
    100 RUB3.4455

Мы плакали вместе с поляками

26 15.04.2010 13:12

Сообщение о крушении самолета под Смоленском застало меня в польском Кракове. Шок… «Разбился Лех Качиньски», - то ли спрашивая, то ли утверждая, от одного к другому на улицах города передавали трагическую новость поляки. «Не может быть!» «Это ошибка…» «Что с нами теперь будет?!» И… слезы.

Никто не хотел верить в то, что президента и его супруги Марии, которую поляки очень любили и уважали, уже нет в живых. Как не верилось и в то, что в одно мгновение Польша лишилась почти всего своего руководства. Такой трагедии история этой страны еще не знала, как, пожалуй, не знала и мировая история.

«Невозможно поверить». «Это огромная боль». «Я чувствую себя ужасно». «До меня это не доходит до сих пор». «Эта катастрофа для поляков, как 11 сентября для американцев». «Это горе должно нас всех объединить»… Сложно передать словами, что чувствовали в тот момент поляки. Это надо было видеть и прочувствовать лично. Я и мои российские друзья плакали вместе с ними. И все наши встречи начинались со слов: «Мы вам сочувствуем, мы – с вами!» Кому-то позвонили родственники из Москвы: «Как вы там? Может, отмените экскурсии? Посидите лучше в отеле. Мало ли что?»

Реклама

Обвиняют ли Россию в трагедии, этот вопрос очень волновал россиян. Отношения России и Польши и так в последнее время были не самые лучшие. Наш экскурсовод Эльжбета успокоила: «Я такого не слышала. Мы благодарны Путину и Медведеву за то, как они повели себя в данной ситуации. Это очень по-человечески».

Когда произошедшее потихоньку доходило до сознания жителей Кракова, на улицах города, на домах начали появляться флаги с черными траурными ленточками: бело-красный Польши, бело-голубой Кракова, желто-белый Ватикана и просто черный. Площадь под стенами Вавеля у Катыньского креста, который был установлен еще 20 лет назад к 50-летней годовщине начала расстрелов в Катыни, постепенно заполнялась цветами и горящими свечами. Кто-то приносил фотографии погибших, молился, преклонял колени. И опять слезы, и опять вопросы: «Почему?», «Как так случилось?» и «Кто виноват?» На следующий день все польские газеты вышли в черном цвете.

Катынь проклятая… Эти слова в траурные дни повторяли многие поляки. Хоть и говорят, что снаряд дважды в одну воронку не падает, он все-таки упал. Кто-то даже назвал Леха Качиньского Лехом Катыньским… «С этого дня слово «Катынь» будет ассоциироваться в Польше с двойной болью», – написала польская «Газета Выборча».

11 апреля в полдень Краков завыл, загудел: сигналили автомобили, били колокола костелов. Громче всех гулкими тяжелыми ударами «плакал» самый большой колокол страны «Сигизмунд», висящий на одной из башен Вавельского замка. По традиции в него бьют только в самые важные моменты для Польши и польского народа. Но так получается, что поляки слышат голос «Сигизмунда» по трагическим поводам. В прошлый раз колокол звонил в 2005 году, когда католики оплакивали Папу Римского. Плакала природа непрекращающимся дождем. Плакали люди. И даже птицы не пели. Надо знать менталитет поляков. Они очень близко к сердцу принимают трагические события. И авиакатастрофа под Смоленском оставила в их душах огромный шрам.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.