Прислать новость
  • 27 °C
    Погода в Бресте

    27 °C

  • 3.5481
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5481
    EURO7.0466
    100 RUB8.4373

Белорусская АЭС: заменить нельзя использовать

05.08.2016 16:00

Руководство «Росатома» заявляет, что с белорусским атомным реактором ничего страшного не произошло. Разве что красочка слегонца стерлась. Однако работы по его монтажу, если верить прозвучавшим заявлениям, приостановлены. Только вот верить им после случившегося очень трудно. 

В Литве беспокоятся

Первыми о своих подозрениях в том, что на стройплощадке Белорусской АЭС произошло очередное ЧП, громко заявили литовцы. Думаю, что именно благодаря этому ситуация получила дальнейшее развитие. А то могли бы оставаться в полном неведении до сих пор.

Реклама

Инциденты, которые повторяются на строящейся АЭС, показывают, что опасения литовской стороны по поводу безопасности этой станции обоснованны, заявила 26 июля президент Литвы Даля Грибаускайте.

«Беларусь уходит от ответов на вопросы о безопасности, не желает пустить наблюдателей, и это вызывает у нас беспокойство все время, – сказала она. – Литва и в дальнейшем будет стараться вместе с международным сообществом повлиять, чтобы требования к безопасности были гарантированно обеспечены».

28 июля в литовский МИД была вызвана временная поверенная в делах Беларуси в Литве Людмила Татаринович, которой вручили ноту и попросили «как можно скорее предоставить подробную информацию о третьем инциденте, возможно, произошедшем при строительстве Островецкой атомной электростанции».

Опасения литовской стороны понятны. От строящейся Белорусской АЭС до Вильнюса всего-то 50 километров. То есть литовская столица – в зоне особого риска. Поэтому там и беспокоятся и возмущаются происходящим. Кстати, в отличие от большинства белорусов, которым, мягко говоря, по барабану, что на той стройплощадке происходит.

 

В Островце перекос

Только 1 августа ситуацию прокомментировал первый заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» Александр Локшин. В интервью, размещенном на сайте корпорации, он признал, что в ночь с 9 на 10 июля на стройплощадке в Островце одна из субподрядных организаций, выполняя операцию по перемещению корпуса реактора, допустила отклонения от инструкции, из-за которых произошел перекос груза при его подъеме.

«Несмотря на то что корпус реактора очень массивный, весит более 300 тонн, он очень хрупкий. И любая деформация сделает его непригодным для использования. Поэтому если корпус реактора на самом деле упал, то он обязательно был поврежден», – заявил в комментарии «Еврорадио» российский физик-ядерщик, участник Беларусской антиядерной кампании Андрей Ожаровский.

«На высоте около 4 метров (при длине изделия 11 метров) возникла неисправность подъемного крана, вследствие чего корпус оставался в подвешенном состоянии более получаса. Все это время перекос постепенно увеличивался и в результате привел к тому, что корпус реактора проскользнул по стропам и повис диагонально, соприкоснувшись с землей», – сообщил Локшин.

Реклама

При этом представитель «Росатома» отметил, что даже в момент касания земли основной вес изделия – более двух третей – удерживался краном. «Поэтому использовать такие слова, как «удар о землю» или «падение», неверно, это вводит людей в заблуждение, так как искажает суть произошедшего», – отметил он.

По его словам, ничего, что могло бы повлечь какой-либо ущерб, не произошло. «Максимум, о чем можно говорить, о стершейся на корпусе заводской краске из-за трения металлических строп», – считает Александр Локшин.

«Это детские объяснения: когда вес 330 тонн падает с высоты даже 10 сантиметров – это серьезно», – прокомментировал слова Локшина литовский министр по вопросам окружающей среды Кястутис Трячекас.

 

Два сценария

В тот же день, 1 августа, то есть по прошествии трех недель после инцидента, вынуждена была публично заговорить и белорусская сторона. Так, заместитель министра энергетики Михаил Михадюк сообщил, что монтаж корпуса реактора Белорусской АЭС приостановлен, а остальные работы ведутся в штатном режиме. По его словам, решение о приостановке монтажа принято заказчиком и регулирующим органом сразу после нештатной ситуации. То есть, надо полагать, 10 июля. Почему об этом так долго молчали, можно только догадываться.

Говоря о дальнейшем развитии событий, Михадюк заявил: «Возможны только два сценария: либо использование данного корпуса, но при подтверждении обосновывающих его безопасность материалов, либо его замена. Других вариантов не может быть. Но сейчас слово за специалистами. Мы в первую очередь руководствуемся необходимостью безусловного обеспечения безопасности АЭС».

Он также проинформировал, что белорусская сторона потребовала от задействованных в процессе российских организаций более глубокого анализа состояния металла и корпуса реактора. И такие экспертизы уже проведены, материалы по их результатам предоставлены. «Но нужно время, чтобы разобраться и вынести окончательный вердикт», – добавил Михаил Михадюк. При этом заверив, что результаты расследования будут представлены общественности.

Ждем-с!

 

Что перевесит, приемлемость или график?

Как заверил Локшин, госкорпорация «Росатом» готова заменить корпус реактора для Белорусской АЭС. При этом он отметил, что российские специалисты убеждены, что технических препятствий для использования корпуса не существует. «Но мы понимаем, что вместе с приоритетом безопасности и надежности еще одним важнейшим условием развития атомной энергетики является общественная приемлемость, – отметил Локшин. – Допускаем, что заказчик может принять решение не применять этот корпус, чтобы погасить волну слухов и ажиотаж среди части населения».

«Если такое решение будет принято, мы готовы его учесть, так как понимаем особое значение общественной приемлемости при сооружении первой в стране АЭС, – сообщается на сайте «Росатома». – Тогда на первом блоке будет установлен корпус реактора, предназначавшийся для второго блока. Его изготовление в настоящее время закачивается. Но это решение заказчика, конечно, приведет к некоторому сдвигу графика завершения сооружения энергоблока».

Ждем-с решения!

 

Личные предположения

В завершение позволю несколько своих суждений по поводу случившегося. Потому что, несмотря на относительное многословие функционеров от энергетики, от него сквозит очевидной недосказанностью.

Если корпус реактора не упал, как ходили слухи, а, проскользнув по стропам, повис диагонально, лишь коснувшись земли, значит стропы должны были на чем-то застопориться. Иначе 330-тонная махина проскользнула бы по ним и рухнула на землю целиком.

Кстати, в официальных объяснениях не уточняется, что за поверхность была в месте касания. Уж точно не мягкий пляжный песок. Наверняка на месте аварии было достаточно твердое покрытие, способное выдержать столь внушительный вес.

Что касается строп, то они могли стопорнуться на выступающих элементах корпуса реактора, которые видны на снимке. Рассчитывались ли эти элементы на такую неожиданную, стремящуюся срезать их нагрузку? Причем она действовала достаточно долго – более получаса. Вряд ли. Ситуация-то нештатная.

Это как минимум два момента которые вызывают сомнения по поводу того, что пострадала лишь заводская окраска. Убедить в обратном могло бы видео. Ведь, как утверждает Александр Локшин, непрерывная видеосъемка велась в течение всего процесса. Но эти кадры общественности демонстрировать, похоже, не собираются. Хотя вряд ли они скрывают какие-то атомные секреты. Фото реактора ведь имеются.

А еще по эпизоду с корпусом реактора, то есть сердца АЭС, можно сделать целый ряд других, не добавляющих жизненного оптимизма предположений. Ведь на таком потенциально опасном объекте важно все – от сердца до любого аппендикса.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.