Прислать новость
  • 13 °C
    Погода в Бресте

    13 °C

  • 3.5664
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5664
    EURO7.0634
    100 RUB8.4629

Рецензия на книгу «На линии огня: Воины-интернационалисты Брестской области в афганской войне 1979 – 1989»

15.02.2016 10:43

Автор впервые рецензирует книгу «На линии огня: Воины-интернационалисты Брестской области в афганской войне 1979 - 1989». Он показывает, что в ней органически переплетаются регионалистика и военно-историческая публицистика. При разборе содержания книги акцент сделан на подвигах уроженцев и жителей Брестской области в афганской войне 1979 - 1989 гг. 

Ключевые слова: афганская война, Брестская область, воины-интернационалисты.

В категорию актуальных изданий органически вписывается книга «На линии огня: Воины-интернационалисты Брестской области в афганской войне 1979 – 1989». Книга состоит из двух частей. Представляется целесообразным выделение наиболее значимых моментов в каждой части.

Реклама

Первая часть вполне удовлетворяет интерес читателей, ищущих ответы на следующие вопросы: 1) когда и почему началась афганская война? 2) что представляла собой сороковая армия? 3) через какие вехи прошла афганская война? 4) кто входил в число союзников и противников сороковой армии? 5) как сороковая армия возвращалась в СССР?

Рецензент открыл для себя много нового, ознакомившись с предысторией ввода советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 года. Судя по изложенным в книге фактам, соответствующее решение далось руководству СССР нелегко. Был определенный временной промежуток, когда правившая элита была далека от единства в этом вопросе, когда ее трезвомыслящая часть провидчески заявляла о долгосрочных негативных последствиях ввода советских войск в Афганистан.

«Ныне известно, что наиболее активным сторонником ввода войск в Афганистан был министр обороны СССР Д.Ф. Устинов, его поддерживали председатель КГБ Ю.В. Андропов, секретари ЦК М.А. Суслов, К.У. Черненко и другие. Более сдержанную позицию занимали поначалу генсек ЦК КПСС Л.И. Брежнев и министр иностранных дел СССР А.А. Громыко (затем они также изменили свое мнение). До принятия окончательного решения решительно возражали против принятия этого шага председатель Совета министров А.Н. Косыгин, начальник Генерального штаба ВС маршал Советского Союза Н.В. Огарков, его первый заместитель генерал армии В.И. Варенников, главнокомандующий сухопутными войсками генерал армии И.Г. Павловский, главный военный советник в ДРА генерал-лейтенант Л.И. Горелов и другие военачальники. Однако, как это уже не раз случалось ранее, верх взяли политики. Трезвая оценка ситуации и доводы насчет того, что ввод войск, с большой вероятностью, спровоцирует лишь эскалацию противостояния, не были приняты во внимание».

На территории иностранного государства оказался Ограниченный контингент советских войск в Афганистане (ОКСВА), который нередко отождествляется с 40-й армией. Конечно, более правильно определить данную армию как «основу» этого контингента.

В книге показано, что ввод войск осуществлялся с декабря 1979 по февраль 1980 гг. Здесь анализируются также «активные боевые действия», имевшие место с марта 1980 по апрель 1985 года. Читатель узнает и о том, что с мая 1985 по декабрь 1986 гг. наблюдались «прекращение масштабных операций, переход к поддержке действий правительственных войск авиацией, артиллерией, саперными подразделениями». В рецензируемом издании четко объясняется, почему «в январе 1987 – феврале 1989 гг. советские войска воздерживались от всяких наступательных действий». Дело в том, что «руководство Афганистана взяло курс на национальное примирение. ОКСВА только защищал себя и помогал центральной власти сохранять частичный контроль над страной».

Как же следует ныне оценивать окружающих нас участников афганской войны? В книге дан исчерпывающий ответ на данный вопрос. Он сформулирован так: «Независимо от возраста, все «афганцы» – полноправные ветераны войны. Возможно, с точки зрения геополитики СССР в Афганистане не одержал победы… Бывают ситуации, когда победы просто невозможны.

Но свою войну – войну солдат и офицеров – наши «афганцы» точно не проиграли. Они следовали долгу и приказу, они рисковали жизнями, чтобы выполнить поставленные перед ними боевые задачи. И выполняли их, несмотря ни на что».

Базисный элемент второй части составляют воспоминания участников войны, которые имеют отношение к Брестской области либо как уроженцы, либо как жители. Всего воспоминаний 18. Их авторы – кавалеры боевых наград, которыми отмечены их подвиги в афганской войне. Этих 18 человек можно разделить на три группы. Первая группа – исключительно орденоносцы. Вторая группа – кавалеры боевых орденов и боевых медалей. Третья группа – медаленосцы. К первой группе относятся прапорщик, секретарь комсомольской организации артдивизиона Александр Лисовой (орден Красной Звезды); капитан, командир разведывательно-десантной роты Валерий Мальцев (орден Боевого Красного Знамени, орден Красной Звезды); капитан, старший летчик вертолета Ми-6 Николай Астафьев (два ордена Красного Знамени, орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени); капитан, старший бортовой техник вертолета Ми-8 Владимир Набойченко (орден Красного Знамени, орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени); капитан, командир вертолета Ми-24 Владимир Цыбаев (орден Красной Звезды); рядовой, водитель БТР-70 Петр Богданов (орден Красной Звезды); прапорщик, командир взвода инженерно-саперной роты Иван Куневич (орден Красной Звезды); рядовой, снайпер Николай Сидяков (орден Красной Звезды); капитан, разведчик, военный советник батальона коммандос армии ДРА Сергей Пухальский (орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, афганская «Звезда за храбрость»). Вторую группу образуют старшина, командир взвода разведроты Александр Созоник (орден Красной Звезды, медаль «За отвагу»); капитан, командир звена истребителей МиГ-21 БИС Владимир Юркевич (орден Красной Звезды, медаль «За отвагу»); сержант, десантник Александр Муца (орден Красной Звезды, медаль «За отвагу»). Состав третьей группы такой: рядовой, наводчик орудия танка Т-62 Александр Ковшик (медаль «За отвагу»); сержант, санитарный инструктор роты Анатолий Китик (медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги»); сержант, командир отделения автобата Николай Завадский (медаль «За отвагу»); старшина, командир боевой группы пограничной десантно-штурмовой мотоманевренной группы Владимир Даньков (медаль «За боевые заслуги», медаль «За отличие в охране государственной границы СССР»); лейтенант, замполит отдельной роты аэродромно-технического обеспечения Александр Рогачук (медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги»).

Воспоминания участников войны дают ясное представление, за что награждали каждой из перечисленных наград.

Реклама

1.         Орден Боевого Красного Знамени.

В.Мальцев вспоминает: «Основанием для представления на… награду стала операция в мае 1982 года…В районе одного из местных ущелий неоднократно наблюдались «духи», командование поставило задачу организовать засаду… Когда колонна («духов» – прим. авт.) подошла, ударили из засады, сразу прижали их автоматным огнем к каменной стенке. Далее все по плану, роли были расписаны четко. Через пятнадцать минут банды не стало. Нас было девять человек, а их – 38. Захватили… у «духов» два ГАЗ-66 с минометами, пару ДШК, 3 гранатомета РПГ-7, много разных мин. Забрали все стрелковое оружие, которое у них имелось. Среди моих солдат не было ни убитых, ни раненых».

2.         Орден Красной Звезды.

C восхищением за соотечественника читаются следующие строки из воспоминаний Ивана Куневича: «Орден Красной Звезды я получил за бой в районе Газни. Мы тогда свернулись, чтобы колонной выйти из города. Да и вышли уже на окраины. Вдруг – подрыв. Покорежило трал на танке, да так, что не отцепишь сразу. Ну что же, вперед выходит, объезжая танк., БТР нашего взвода. Мы же саперы-разведчики.

Прошли до виноградников – засада. Внезапно шквал огня. Пришлось принять бой, как авангарду. Душманы напирали крепко; у нас даже стволы закипели, так останавливали их атаки. Шли они нагло, явно обкуренные. Но никто не дрогнул, бились грамотно, жестко. Потом ХАД проинформировал, что «духов» было около 80 человек, и больше половины у той дороги мы их положили. А нас то было всего 25 бойцов, включая меня».

3.         Орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени.

Этим орденом был отмечен участник «самых значительных операций 1984 года» Валерий Набойченко. В качестве примера можно привести «крупную операцию под Кабулом, которая проводилась в августе 1984 года». Боевой офицер рассказывает: «Чистили горы от какой-то серьезной группировки «духов»…Мы высаживали десант. Когда прилетели со вторым эшелоном, на земле уже велось ожесточенное сражение. Стреляют отовсюду. Впереди летит пара вертолетов, в ней на наших глазах подбивают ведомого…Ведущий улетел… Пришлось помогать нам.

Садимся рядом, пули свистят, в сторонке мины бабахают, камни разлетаются – кошмар. Мой командир остается в вертолете, я выскакиваю и туда… Добежал. В подбитом вертолете парни в крови, посекло осколками бронеплит… Борттехнику пуля перебила позвоночник. Вытащили его кое-как…Я его на плечи и к нашему вертолету…

Взлетаем…(«духи» – прим. авт.) бьют конкретно по вертолету, с двух сторон, пули дырявят фюзеляж… Раненые на полу, я едва вдохнул воздуха – и к пулемету. Видно, откуда палят «духи», давай бить по ним. Когда стали набирать высоту, обстрел еще усилился… (произошло – прим. авт.) задымление грузовой кабины…

Хорошо, до аэродрома в Кабуле оттуда недалеко, минут 25 полета. Дотянули, сели. Вертолет изранен, лопасти побиты, фюзеляж и днище в пробоинах. Под брюхом горит блок аппаратуры… Но это уже были детали. Главное, сами остались живы и товарищей выручили».

4.         Афганская «Звезда за храбрость».

Эту уникальную награду из всех авторов воспоминаний получил только Сергей Пухальский. Судя по его рассказу, офицера наградили за «разные операции… практически на всем протяжении Чирикарской долины». О том, через какие испытания пришлось проходить Сергею Пухальскому, свидетельствует такой факт, взятый из его воспоминаний: «Однажды нас зажали в Чирикарской долине. Ночь, палят по нам плотно, со всех сторон… Даю команду: не стрелять, пополнить магазины, засечь по вспышкам местоположение противника на таком-то направлении. Потом одновременно выстреливаем из минометов осветительные мины и вывешиваем все ракеты, что только были. Светло – тут же лупим по подсвеченным «духам» из всего, что есть. Уничтожили часть их, рванулись в проделанный «проход» и вышли!»

5.         Медаль «За отвагу».

Предоставим слово Николаю Завадскому: «Возил нашего комбата…У «духов» был прейскурант, за голову советского комбата давали большие «бабки»…Машину мою они, безусловно, знали…Едешь по кишлаку и иногда замечаешь, что тебя «пасут».

И вот однажды все-таки «выпасли». Мы два раза на день ездили от авиабазы в Шинданд, в дивизию, это 15 км от нашего расположения. По пути два кишлака. Почти уже проехали последний, пока возвращались. Вдруг наперерез сунулся какой-то их рыдван, за рулем человек в форме царандоя. И откуда-то очередь из автомата. Я весь день как что-то чувствовал… тут же заднюю передачу, успел крутнуться между лавками, пока не зажали. Въехал в прилавок, хорошо, ни кого не придавил и все, педаль в пол… В общем мы ушли, поцокали нам только капот. А в задок ни единой пули не попало».

6.         Медаль «За боевые заслуги».

Валерий Мышковец «получил медаль… за операции по перехвату караванов». Старший прапорщик так описывает, что требовалось для успешного проведения операции: «В группе нашей было 22 человека, я – командир…Выходили еще до рассвета, на тропу, занимали позиции, маскировались. Даже присыпка имелась специальная, чтобы запах забивать. И все, лежим часами, а то и целый день без движения. Там ведь не знаешь, откуда за тобой смотрят. И когда «духи» сунутся. Потом, перед караванами обязательно шла разведка. Детей малых, бывало, пускали или женщин.

Солнце жжет, жажда, мочиться тоже надо… разговоры запрещены, хоть так, хоть по рации. Однажды почти двое суток пролежали в песке. Но привыкали. Терпели. Одно движение могло поломать операцию».

7.         Медаль «За отличие в охране государственной границы СССР».

Конечно же, сразу надо пояснить, что «с самого начала афганской войны встала большая проблема, как не допустить переноса военных действий на советскую территорию… В погранвойсках после 1979 года появилось шесть «воюющих» погранотрядов, которые прикрывали советско-афганский государственный рубеж». В десантно-штурмовую мотоманевренную группу (ДШМГ) одного из таких погранотрядов входил Владимир Даньков. Командир боевой группы пограничной ДШМГ вспоминает: «Чем занимались? Чистили «зеленку», искали склады и схроны, гонялись за бандами по горам и кишлакам, садились на засады, и, конечно, привлекались ко всяким армейским операциям. На «боевых» выходах проводили от недели до двух-трех месяцев…Я участвовал в 22 боевых операциях». Естественно, любая из этих операций представляла собой уравнение с многими неизвестными.

Автор рецензии не видит проблемы в том, что выше следовали одна за другой длинные цитаты. Взятые вместе, они представляют собой сплошной эксклюзив, помогают составить обобщенный портрет воина-интернационалиста.

Здесь как раз удобный случай, чтобы прибегнуть к методу сравнительно-исторического анализа. Награды №№1, 2, 5, 6 получали и участники Великой Отечественной войны. При подготовке настоящей рецензии бралось в расчет живое общение с этими людьми, которые рассказывали, за что получали указанные награды. Выводы напрашиваются сами собой: 1) воины-интернационалисты по своему героизму, мужеству, стойкости, самоотверженности не отличаются от поколения советских фронтовиков 1941 – 1945 гг.; 2) и в 1941 – 1945 гг., и в 1979 – 1989 гг. наград удостаивались те участники военных действий, которые этого действительно заслуживали.

Семь приведенных выше рассказов об афганской войне важно брать в расчет и при ознакомлении с художественными произведениями. Конечно, каждый автор имеет право на художественный вымысел. Эти рассказы свидетельствуют о том, что знакомые нашим соотечественникам романы, повести, драматические произведения, художественные фильмы объективно отражают события указанной войны.

Вторая часть содержит также полные списки погибших. Всего погибших воинов-интернационалистов Брестской области – 123, из них 92, то есть 75%, не дожили до 25 лет. По каждому погибшему дается информация по следующему образцу: фамилия, имя, отчество, воинское звание, годы жизни, боевые награды.

Завершающий раздел второй части – справочная информация под названием «Они выполняли долг». Судя по этой информации, «более пяти тысяч уроженцев области в разные годы проходили службу в Афганистане». Это – люди, которыми всегда будет гордиться Брестчина. Среди них есть наши соотечественники, которые являются руководителями местных органов власти, активно проявляют себя как парламентарии республиканского уровня, входят в корпус депутатов областного, городских и районных советов, добились успехов в бизнесе, науке, образовании, культуре. В этой связи отметим, что активную помощь в издании книги оказал воин-интернационалист, многолетний военный комиссар Брестской области, депутат Палаты представителей Национального собрания РБ Владимир Базанов.

Конечно, рецензируемая книга не относится к разряду строго научных. С первой до последней страницы выдерживается жанр военно-исторической публицистики. В популярной форме, без строгого академизма осмысливается гигантский фактологический массив. Источниковый базис книги состоит из двух сегментов: 1) архивных материалов из открытых источников; 2) документов из частных собраний воинов-интернационалистов. На высоком профессиональном уровне осуществлено привлечение фотодокументов, снимков-реконструкций. Представляется весьма удачным стиль изложения.

Настоящая книга имеет многоцелевое использование. Она вызывает интерес у профессиональных историков, крaеведов, музейных работников, специалистов по идеологической работе, военнослужащих.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.