Прислать новость
  • 16 °C
    Погода в Бресте

    16 °C

  • 3.5386
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5386
    EURO7.0361
    100 RUB8.4223

Валери Жискар д’Эстен: портрет в интерьере реалий XX – начала XXI вв.

02.02.2016 11:20

2 февраля 2016 года исполняется 90 лет со дня рождения Валери Рене́ Мари́ Жоржа Жискара д’Эстена. Этот политический тяжеловес пережил разные политические режимы в родной ему Франции. 

Он появился на свет в то время, когда уже более полувека существовала Третья республика. Уже само место рождения будущего политика свидетельствовало о том, что Третья республика пожинала плоды победы над Германией по итогам Первой мировой войны. Его отец служил во французской оккупационной администрации в Кобленце, расположенном в германской земле Гессен. Эдмон Жискар д’Эстен через пять месяцев после рождения сына меняет Кобленц на Париж. В столице Франции его ждет высокое назначение: генеральный инспектор министерства финансов. В лице крохотного Валери́ Рене́ Мари́ Жоржа Жиска́р д’Эсте́на в страну въезжал не только представитель титульного этноса, но и пример француза с заранее заложенными отличными стартовыми возможностями.

Родители мальчика были в кругу своих среди аристократов. Женщина, которая подарила Валери жизнь, состояла в родстве с французским королем Людовиком XV. Кстати, Мэ Барду интересна не только подобным родством, пусть и дальним. Она проживет весь двадцатый век от первого года до последнего и умрет в начале следующего века. У Эдмона и Мэ был высокий материальный достаток. Оба супруга отличались блестящим интеллектом. Далеко не формальным было членство Эдмона Жискара д’Эстена в Институте Франции, аналоге нашей Академии наук.

Реклама

Гены и исключительно высокая работоспособность сделали свое дело. Когда началась германская оккупация, четырнадцатилетнему Валери оставалось совсем немного, чтобы пополнить число французов, имевших среднее образование. Пройдет всего лишь год, и в этом вопросе будет поставлена жирная точка.

Будучи истинным патриотом, юноша резко осуждал и оккупационный режим, и марионеточное правительство маршала Петэна, расположенное в курортном городке Виши. Ему удалось отметиться в движении Сопротивления. Во время освобождения Парижа Валери был в группе, которая прикрывала Александра Пароди.

Затем он стал солдатом в заключительной фазе Второй мировой войны. С войсками Свободной Франции участвовал в наступательном марше первой армии под командованием генерала Латра де Тассиньи на Германию. 26 апреля 1945 года он был в первом танке, который ворвался в Констанц.

Когда в 1946 году начала отсчет своей истории Четвертая республика, участник Второй мировой войны Жискар д’Эстен продолжал посещать Высшую политехническую школу. Здесь он начал учиться сразу после войны. Образовательный этап в биографии будущего политика венчало получение фундаментальных знаний, умений, навыков в Национальной школе администрации.

1952 год стал для Жискара д’Эстена годом двойных рубежей: сугубо личных и карьерных.

Сугубо личный рубеж – связывание узами Гименея с Анной Эймоной Жискар д’Эстен. Последняя подарит ему 4 детей.

Именно в этом году стартовала его профессиональная карьера. Ее первый этап – работа в финансовой инспекции в 1952 – 1956 гг. Здесь Валери Жискар д’Эстена явно шел по пути отца. Затем он пошел по пути деда, став депутатом Национального собрания от того же округа, от которого многие годы баллотировался в парламент его дед. Случилось это 2 января 1956 года. С 1956 по 1958 гг. Валери Жискар д’Эстен был членом французской делегации в ООН.

Хорошо известно, что в 1958 году была проведена инициированная Шарлем де Голлем конституционная реформа, на основании которой он стал первым президентом Пятой республики. Есть смысл обратить внимание читателей на то, что опыт этой реформы в значительной мере учитывался в ходе разработки конституционной реформы в Республике Беларусь в 1996 году. Валери Жискар д’Эстен позитивно воспринял данную реформу, много лет находился в команде первого президента Пятой республики.

В 36 лет он стал самым молодым членом кабинета, заняв пост государственного секретаря в Министерстве финансов. На этом посту Валери Жискар д’Эстен добился заметных успехов в бюджетной, стабилизационной и валютной политике. Вскоре он был по предложению премьер-министра Жоржа Помпиду назначен президентом де Голлем министром по вопросам финансов и экономики и занимал этот пост до 1966 года. Президенту импонировала неординарность мышления молодого министра. Были случаи, когда министр по вопросам финансов и экономики подбрасывал главе государства идеи, над которыми тот ранее не задумывался. В мемуарах Жискара читаем: «Вспоминаю тот момент, когда я предложил генералу де Голлю поставить перед нацией задачу опередить Великобританию по экономическому потенциалу, в то время явно более мощному, чем наш. Де Голль посмотрел на меня глазами, зрачки которых были сближены больше обыкновенного из-за косоглазия, не заметного на фотографиях: «Интересная мысль, во всяком случае, попытайтесь!». Принципиально важно отметить, что эта задача будет решена только на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий.

Реклама

До 1965 года у Жискара был высокий рейтинг. Но с этого года популярность министра стремительно падала. Ему удалось победить на парламентских выборах 1965 года с невероятным трудом. Отрыв от соперника был ничтожным. Президент де Голль воспринял это как тревожный звонок и в начале 1966 года поменял Жискар д’Эстена на Мишеля Дебре. Валери Жискар д’Эстен сохранял свой депутатский мандат вплоть до начала своего президентства в 1974 году.

После раскола его партии – республиканцев – Валери Жискар д’Эстен стал руководителем объединения независимых республиканцев, которое только условно поддерживало голлистскую политику. Он впервые открыто заявил о приверженности целям европейского единения и в этой связи поддержал заявку Соединенного Королевства о вступлении в Европейское экономическое сообщество в 1969 г. Его партия потерпела поражение на парламентских выборах 1968 г.

После избрания Жоржа Помпиду президентом новый глава государства вновь назначил Жискар д’Эстена министром финансов и экономики. С 1969 по 1972 гг. последний занимал этот пост в кабинете Шабан-Дельмаса, а с 1972 по 1974 гг. – в кабинете Пьера Мессмера.

В начале 1974 года ушел из жизни Жорж Помпиду. Естественно, началась избирательная кампания по выборам третьего президента Пятой республики. Основная борьба развернулась между Валери Жискар д’Эстеном, Жаком Шабан-Дельмасом и Франсуа Миттераном. Благодаря поддержке голлиста Жака Ширака Жискару д’Эстену удалось обойти в первом туре Шабан-Дельмаса. Хотя он отставал от Миттерана, достигнутого показателя оказалось достаточно для выхода во второй тур. Кстати, Жискар д’Эстен был самым молодым участником избирательной гонки. Социологические замеры между первым и вторым турами свидетельствовали: кандидаты идут ноздря в ноздрю. Все решили радиодебаты между кандидатами. Главный итог второго тура от 19 мая 1974 года: за победителя Жискар д’Эстена проголосовали 50,81 % избирателей. И мать, и отец были свидетелями победы сына, были на его инаугурации.

Сразу после выборов обозреватели были едины в том, что их победитель отблагодарит Ширака премьерским креслом. Так оно и произошло. Только тандем Жискар д’Эстен – Ширак просуществовал в официальной связке всего лишь два года. За эти годы трений между ними было больше, чем согласия. Именно трения привели к отставке Ширака. Бывшие соратники с тех пор постоянно враждуют. Преемником Ширака стал Раймонд Барр, которого президент охарактеризовал как «выдающегося экономиста Франции» и подготовил с ним обширный план экономических и социальных реформ. Раймонд Барр был премьер-министром с августа 1976 года до конца президентского срока Жискара д’Эстена.

Важно обратить внимание на то, что, несмотря на отставку, в деятельности кабинета Ширака позитива было больше, чем негатива. Было поступательное движение по большинству макроэкономических показателей. Народнохозяйственный комплекс точно так же постоянно прибавлял в росте, как это было в предшествовавшие 25 лет. И так будет еще пять лет. Первые три года существования кабинета Барра окажутся последними тремя годами «славного тридцатилетия».

Первый тревожный сигнал для французской экономики Жискар д’Эстен ощутил, будучи министром финансов и экономики в кабинете Пьера Мессмера. Речь шла о нефтяном кризисе 1973-1974 гг. Инаугурация третьего президента Пятой республики происходила тогда, когда этот кризис был в самом разгаре. Логическим продолжением кризиса явились стагфляция, девальвация французского франка по отношению к западногерманской марке. Конечно, Жискар д’Эстен не мог не задуматься над альтернативными источниками обеспечения энергетической безопасности страны. Во французском энергетическом комплексе резко возрос сегмент, полностью совпадавший с атомными электростанциями.

В актив президенту Пятой республики следует записать и вызвавшие широкий резонанс инфраструктурные проекты. Права та пишущая братия, которая однозначно связывает с его именем историю скоростных железных дорог TGV.

C 1978 года время работало против Жискара д’Эстена. Экономика вступила в кризисную фазу, которая пережила свой апогей в связи с нефтяным кризисом 1979-1980 гг. Беспрецедентными оказались рост инфляции, масштабы безработицы, увеличение государственного долга. Неудовлетворительную картину представляли собой валовые показатели. В отличие от своего друга тогдашнего канцлера ФРГ Г.Шмидта, Жискар д’Эстен оказался слабым кризисным менеджером. Как итог – две жирные точки. Первая – в истории «славного тридцатилетия» отечественного народнохозяйственного комплекса. Вторая – в истории президентства героя настоящего очерка.

В эру Жискара д’Эстена четко прослеживались преемственность и обновление во французской внешней политике. Ее базис, сформулированный де Голлем, оставался незыблемым при Помпиду, в целом коррелировался с линией, которую проводил Жискар д’Эстен. Вместе с тем правы те авторы, которые утверждают, что если бы Жискар д’Эстен побыл президентом два срока, то отношение Пятой республики к военной организации НАТО стало бы таким, словно не было драматического 1966 года, когда де Голль поставил крест на членстве своей страны в этой организации. Для непосвященного читателя специально отметим, что Франция никогда не выходила из политической организации Североатлантического альянса. При третьем президенте Пятой республики впервые с 1966 года имели место такие факты, когда французские вооруженные силы подстраивались под натовские стандарты, весьма тесно взаимодействовали с армиями государств-членов военной организации НАТО, присоединялись к общенатовским военным учениям.

Жискар д’Эстен выражал согласие с тезисом де Голля о Европе от Атлантики до Урала. Вместе с тем был более последователен в вопросах расширения ЕЭС, сформулировал гораздо более радикальное видение европейского интеграционного проекта. По сути, речь шла о федерации по образцу Соединенных Штатов Америки. Это было более радикальное видение не только по сравнению с де Голлем, но и руководителями государств-партнеров в рамках ЕЭС. В этих рамках он обосновывал в качестве третьей альтернативы наднациональной Европе и национальному государству регулярное проведение встреч в верхах на уровне глав государств и правительств стран – членов ЕЭС (ныне Европейский Совет) и поддержал расширение полномочий Европейского парламента, в особенности в вопросах использования бюджета. Для Европейского парламента впервые в 1979 году были введены прямые выборы на основании принципов всеобщего и непосредственного голосования.

Жискар д’Эстен совместно с канцлером ФРГ Гельмутом Шмидтом побудили государства – члены Европейского собщества к тому, чтобы предпринять шаги по преодолению положения, возникшего вследствие краха глобальной валютной Бреттон-Вудской системы и связанной с нефтяным кризисом внушительной инфляции и к введению европейской валютной системы для ограничения рисков обмена курсов между государствами-членами. Созданная в связи с европейской валютной системой из валютной корзины искусственная валюта экю была предшественницей евро. Благодаря очень тесному согласованию между Жискар д’Эстеном и Шмидтом (экономико-политическому, финансово-политическому), оба дружественных политика развили план неформальных встреч руководителей 7 ведущих в экономическом отношении государств: США, Канады, Японии. Франции, ФРГ, Великобритании, Италии (G7), которые впервые встретились в 1975 году в замке Рамбуйе по приглашению Жискара д’Эстена без прочной повестки дня, протокола и большой свиты для «бесед у камина».

Жискар д’Эстен отстаивал экономические и политические подходы Франции как в отношении африканских стран, так и в отношении сверхдержав. Он постоянно подчеркивал полную свободу политических решений своей страны, которая никогда не должна деградировать до «провинции сверхдержавы». Жискар д’Эстен строил отношения с Москвой без оглядки на Вашингтон. Они были более успешными, чем у остальных стран, входивших в вышеуказанную семерку. Вместе с тем немалым был круг вопросов, по которому прослеживались несовместимые подходы. Так, третий президент Пятой республики в мае 1980 года встретился в Варшаве с советским лидером Леонидом Ильичом Брежневым без осязаемого результата после того, как он сдержанно прокомментировал советскую интервенцию в Афганистан. Жискар д’Эстен требовал от Федеративной Республики Германия укреплять роль Европы в мировой политике, что расширяло (тогда еще незначительную) германскую свободу маневра во внешней политике.

Третий президент Пятой республики подошел к политическому присутствию Франции более реалистично, чем его предшественники. Он вспоминает: «Я высказал пожелание покончить с ситуациями, при которых политическое присутствие Франции никоим образом не отвечало ни исторической, ни культурной действительности. Такова была ситуация с Французской территорией Афаров и Исса… Сходная ситуация складывалась и с Коморским архипелагом, расположенным в Мозамбикском проливе, между Мадагаскаром и Африкой». Указанное пожелание было доведено до логического конца.

При Жискаре д’Эстене уменьшилась интенсивность выдвижения французских внешнеполитических инициатив. Его предшественники, начиная с Четвертой республики, чрезмерно увлекались подобным выдвижением. Не было такой сессии Генеральной ассамблеи ООН, когда бы не формулировалась очередная, преподнесенная в красивой упаковке развернутая инициатива официального Парижа. При этом без взвешивания всех «за» и «против», без консультаций с серьезными экономистами нередко анонсировалась солидная финансовая подпитка в случае осуществления подобных инициатив. Однако экономическая конъюнктура, положение франка могли поменяться в худшую сторону, и финансовая подпитка становилась под вопросом. Естественно, в новой ситуации французская делегация в ООН, как могла, выкручивалась. Жискар д’Эстен спустя многие годы имеет все основания заявить: «Я заставил себя следовать жесткому правилу: никогда не выступать с предложениями, если нет реальных шансов провести их в жизнь».

Конечно, данный деятель думал о том, как победить на вторых для себя президентских выборах. С прицелом на эти выборы он создал в 1978 году партию Союз за французскую демократию. Основными конкурентами этой правоцентристской партии были правая партия Объединение в поддержку республики (лидер Жак Ширак), находившиеся слева от центра Социалистическая партия (лидер Франсуа Миттеран), Коммунистическая партия (лидер Жорж Марше). Идейной основой партии Ширака был голлизм. Социалисты разделяли социал-реформистскую идеологию. Коммунисты ориентировались на еврокоммунизм. Все перечисленные партии были представлены в парламенте, имели устойчивый электорат.

За время, которое оставалось до президентских выборов, следовало по максимуму переманить на свою сторону электорат конкурентов на политическом поле. Именно так Жискар нацеливал свою команду. Это сделать становилось все труднее, так как главным соперником Жискара была экономика.

Весной 1981 года все перечисленные деятели соперничали в первом туре президентских выборов. Во второй тур вышли Миттеран и Жискар. Миттерану для победы необходимо было арифметическое сложение голосов, поданных за него и за Марше. Объединение электората Ширака и электората Жискара обеспечивало победу последнему. Конечно, избиратели Ширака и Марше ждали от них сигнала для ответа на следующий вопрос: за кого голосовать во втором туре? Марше ответил оперативно, сориентировав избирателей на лидера соцпартии. Ширак никак не ответил. Победил Миттеран, а Жискар уже свыше трети века является экс-президентом.

Экс-президент на протяжении многих лет по разным позициям профилировал себя в политике.

Сначала он пытался быть избранным во внутрифранцузские властные структуры разных уровней – от органов местного самоуправления до Национального собрания. Однако подобные попытки успеха не принесли, и Жискар нацеливается на депутатство в Европарламенте, участие в международном европейском движении.

Через 8 лет после ухода с президентского поста Жискар стал депутатом Европарламента и пробыл в этом качестве до 1993 года. С 1989 по 1997 гг. являлся президентом Международного европейского движения.

Экс-президент предельно внимательно следил как за разработкой проекта создания Европейского валютного союза, так и за его осуществлением. Он неоднократно доводил до сведения действующего президента Пятой республики предложения, направленные на учет французских национальных интересов касательно данного проекта. Хозяин Елисейского дворца постоянно заверял Жискара, что его предложения будут учтены. В действительности же получилось с точностью наоборот. Жискар с горечью писал в 2001 году: «Когда в 2002 году подойдет к завершению проект создания Европейского валютного союза, проект, к идее и разработке которого Франция самым непосредственным образом была причастна, мы увидим, что штаб-квартира Европейского центрального банка находится не на ее территории, что пост председателя этого банка не в ее руках, как и портфель члена Европейской комиссии, отвечающего за валютные вопросы. Кроме того, в этот промежуток времени европейская денежная единица потеряет свое название «экю», эту частицу блестящего наследия, оставленного династией Валуа и эпохой Возрождения, ради неблагозвучного «евро».

Особое место в биографии активнейшего европеиста Жискара занимают 2001 – 2003 гг. Именно в эти годы специальный конвент из уважаемых в Старом Свете людей был занят подготовкой уникального интеллектуального продукта – Европейского конституционного договора. Жискар официально был первым лицом в этом конвенте, вложил в итоговый текст договора немало своего, личного. Текст договора был обнародован 15 июля 2003 года. 30 октября 2004 года его подписали лидеры всех 25 государств – членов Евросоюза. Однако вступление в силу данного документа не имело место. Виной тому – провал договора на референдумах во Франции и Нидерландах. И все-таки труд команды Жискара не пропал даром. Документ, обнародованный 15 июля 2003 года, в значительной степени учтен в ныне действующем Лиссабонском договоре.

Видный государственный деятель Пятой республики прекрасно понимает, что ее нынешнему руководству приходится решать уравнение со многими неизвестными на американском направлении внешней политики, что на этом направлении следует учитывать сложные и противоречивые реалии постбиполярного мира. Жискару «хотелось бы пожелать, чтобы линию поведения Франции по отношению к Америке международное общественное мнение смогло бы со временем определить для себя как «независимость в партнерстве» Валери Жискар д’Эстен.

Опытнейший политик адекватно оценивает место его страны в современном мире. В одной из его книг можно ознакомиться с такими рассуждениями: «Является ли Франция с политической точки зрения центром мира? Большинство французов в это верит. Многие из наших политических руководителей потакают этой иллюзии. Подобные действия приводят французов к ложным, далеким от объективных, представлениям об их отношениях с остальным миром, порождающим, с одной стороны, высокомерие, в котором нас часто упрекают, а с другой – разочарование, когда обнаруживается, что действительность совершенно не соответствует нашим ожиданиям».

Экс-президент активно следит за тем, что происходит на постсоветском пространстве. Он не согласен с отношением правящих кругов Запада к России. Отрицательно оцениваются исключение России из G8, введение против нее санкций. Жискар считает исторически справедливым и корректным в правовом смысле воссоединение Крыма с Россией, произошедшее в 2014 году.

У данного политика имеется взгляд на будущее Украины, который резко осуждается ее правящими кругами. Жискар дословно заявляет следующее: «Украина в нынешнем ее состоянии не способна функционировать демократически. Необходима ее реорганизация. Мне хотелось бы, чтобы французская дипломатия взяла на себя европейское лидерство по политическому решению украинского кризиса. Решением могло бы стать узаконивание конфедеративного многонационального статуса с территориальным делением на подобии швейцарских кантонов: русский, польский и центральный. Система, которая одновременно была бы федеральной и конфедеративной, спонсировалась бы европейцами и поддерживалась бы ООН».

Когда экс-президенту исполнилось 83 года, он дебютировал как писатель с изданным произведением. Таковым оказался роман «Принцесса и президент». Прототип принцессы – принцесса Диана. Прототип президента – Жискар. Политик проявил свой незаурядный литературный талант.

Встречая свое 90-летие, Жискар полон энергии. Он находит время, чтобы выполнять обязанности члена Конституционного совета, члена Французской академии.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.