Прислать новость
  • 15 °C
    Погода в Бресте

    15 °C

  • 2.481
    Курс валюты в Бресте
    USD2.481
    EURO3.0232
    100 RUB3.4629

«Беларусь без крайностей». Чего ждать от нового старого правительства?

93 21.12.2015 12:44

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю мы будем анализировать главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале – факты, логика и небезразличность.

Реклама

Антон БОЛТОЧКО

Прогноз в одно слово

Накануне нового года принято подводить итоги года уходящего и строить планы на будущий. По этому поводу от экономистов часто требуют ответа на вопрос: чего ждать обычным белорусам в следующем году? Вновь назначенный на пост первого заместителя премьер-министра Беларуси Василий Матюшевский поделился своим видением: «Следующий год вряд ли будет проще нынешнего. Те вызовы, риски, угрозы, с которыми столкнулась экономика Беларуси, к сожалению, сохраняются. Если бы мне задали вопрос, каким одним словом можно охарактеризовать то, что происходит сейчас, – это неопределенность».

Действительно, неопределенность выражается во внешних факторах, от которых зависит наполняемость белорусского бюджета. Это и непонятная перспектива восстановления российской экономики, и непредсказуемая динамика цен на нефть, и калийные удобрения. Невозможность определить целевые ориентиры внутренней экономической политики на ближайшую перспективу также не добавляет уверенности в завтрашнем дне.

Исходя из того, что Лукашенко оставил практически неизменным состав правительства, экономическая политика не должна измениться. Главная задача – сохранение нынешней модели развития при одновременном поиске новых источников роста (иногда достаточно экстравагантных).

С другой стороны – экономическое положение страны может достаточно быстро ухудшиться. МВФ до сих пор не принял решение о выделении средств Беларуси, а ЕФСР, вероятно, поделится только $2 млрд. При этом из-за ухудшения финансового положения отечественных предприятий из бюджета в следующем году может выпасть часть доходов. Заместить их поступлениями от экспорта нефти и калийных удобрений будет сложно: цены на сырье продолжают снижаются на фоне укрепления доллара США.

При таком сценарии возможны достаточно резкие и непредсказуемые решения со стороны действующего правительства. В декабре 2014 года граждане уже становились свидетелями чрезвычайной политики, ощутив на себе ряд ограничительных мер. Ситуация может повториться.

Поэтому с неопределенностью вас, друзья!

Реклама

 

Никита БЕЛЯЕВ

Новое старое правительство

Александр Лукашенко назначил новый состав правительства, при этом большинство министров и вице-премьеров сохранили свои места. Исключением стало Министерство торговли, которое возглавил Владимир Колтович. Чем может быть обусловлено такое решение главы государства, ведь многие предсказывали возможность кардинальных перемен в кадровом составе Совмина?

Во-первых, по-видимому, профессиональный уровень высших должностных лиц, по мнению президента, соответствует требованиям сегодняшнего дня. Заметим, что после назначения в декабре 2014 г. правительства Кобякова объем критики со стороны Александр Лукашенко в адрес Совмина значительно снизился. К примеру, исчезли обвинения в неисполнении поручений президента. Таким образом, можно констатировать наличие у правительства кредита доверия от президента на участие в управлении страной в кризисный период.

Во-вторых, сохранению прежних кандидатур в правительстве также способствовал кризис. Ведь новым руководителям необходимо время на «введение в должность». Учитывая все особенности белорусской real politik, такой возможности у властей сейчас нет. Кроме того, новые люди на высоких государственных должностях могут изменить баланс сил в правительстве, что в кризисный период влечет за собой политические риски.

В-третьих, нынешний состав Совета Министров очень хорошо вписывается в устоявшуюся модель взаимодействия между президентом и правительством: наличие конкуренции ведомств и блоковости внутри госаппарата. Это условие имеет важное значение, ведь оно позволяет главе государства выполнять роль арбитра и предопределяет возникновение крупных лоббистских структур в правительстве.

Таким образом, учитывая характер назначений, весьма вероятно, что новое правительство в своем прежнем составе будет и далее проводить сдержанно реформаторскую политику, наблюдавшуюся в течение последнего года.

При этом Совмину придется нести ответственность за ряд непростых решений, в том числе касающихся значительных преобразований в социальной и промышленной политике.

 

Вадим МОЖЕЙКО

Застой в культурной политике

Переназначение почти всего правительства означает и продление полномочий министра культуры Бориса Светлова. Это во многом неожиданно.

Было уже несколько громких историй, связанных с коррупцией в сфере культуры: и в строительной отрасли, и в научно-образовательной. Одна из них – ректор Института культуры Беларуси Константин Ремишевский был признан виновным в получении нескольких взяток и начал отбывать пятилетний срок за решеткой. Да, коррупция в сфере культуры началась не при Светлове – однако не похоже, что он как министр смог каким-либо образом значительно улучшить ситуацию.

В последнее время все важные дела – такие, как представление парламенту нового проекта Кодекса о культуре, – выполняла Ирина Дрига, первый заместитель министра культуры, пришедшая на этот пост с должности начальника управления социально-культурной политики главного идеологического управления Администрации президента. Были и другие претенденты на министерский портфель в новом правительстве: например, среди них называли Михаила Борозну, нынешнего ректора Академии искусств.

К сожалению, белорусская кадровая система работает таким образом, что назначение топовых госуправленцев фактически регулируется лишь президентским указом. Каковы требования к министру культуры в новом правительстве, какие перед ним ставятся задачи и каких они требуют компетенций? Чем Борис Светлов лучше Ирины Дриги, Михаила Борозны или других потенциальных кандидатов? Увы, все это остается совершенно непрозрачным.

Между тем, тренд мягкой белорусизации, который де-факто господствует в белорусской культурной политике с весны 2014 года, остается обделен вниманием министерства культуры. Крайне осторожная позиция нового-старого министра становится здесь тормозом преобразований. Ведь официальным документом мягкая белорусизация не подкреплена, и генеральную линию чиновникам приходится находить наощупь (как, например, видно из публичного конфликта Румас – Шуневич). Таким документом мог бы стать упомянутый выше Кодекс о культуре, но пока он генерирует информационные поводы лишь своей несуразностью.

 

 

Александр ФИЛИППОВ

Может, хватит пятикопеечных налогов?

17 декабря председатель Государственного таможенного комитета Юрий Сенько снова затронул вопрос об ужесточении условий покупок в зарубежных интернет-магазинах. Белорусские власти очень рассчитывали на поддержку от Совета Евразийской экономической комиссии, но ни в ноябре, ни в декабре этот орган не внес никаких изменений в действующий порядок. Следует отметить, что по сравнению с Россией и даже с Арменией, условия приобретения товаров в зарубежных интернет-магазинах для белорусов и так гораздо жестче.

Беларусь является последовательным сторонником максимальных налогов на покупки из иностранных интернет-магазинов. Предлагалось даже обложить пошлиной любые посылки из-за границы. Первоначальным аргументом была загруженность почты, которая, как выяснилось, работает в убыток.

Затем были выдвинуты новые обоснования для введения этих платежей: стоимость посылок занижается, а сами они обвалили белорусскую торговлю. Конечно, зачастую стоимость посылок действительно занижается. Правда, есть и обратные случаи, когда стоимость посылок завышается белорусской таможней, особенно если дело касается товаров по промо-акциям или вообще отправляемых бесплатно по программам лояльности клиентов. Опыт показывает, что никакие подтверждающие это документы белорусской таможней во внимание не принимаются. Часть посылок сложно оценить из-за специфичности их содержимого (предметы хобби и т.д.). Не все покупатели соглашаются занизить стоимость посылки, так как в случае каких-то юридических разбирательств в основу может быть положена заявленная при отправлении цена. Сами посылки проходят таможенную оценку страны отправления.

Сложно построить на посылках и значимый бизнес. По крайней мере, «серые» китайские (равно как и белорусские) бизнесмены ввозят свой товар через Россию, а не через почтовые отправления напрямую из Китая в Беларусь.

Объем закупок в китайских интернет-магазинах – около $150 млн в год. По некоторым оценкам, средняя потраченная одним покупателем в месяц сумма – около 12 долларов. Общий объем рынка интернет-торговли по итогам 2014 года (включая и площадки в России) – $450 млн. Объем розничной торговли по итогам 2014 года – более $18 млрд. На этом фоне заявления о каком-то вреде от китайских интернет-магазинов отечественной промышленности выглядят неубедительно. Возможно, стоит прекратить искать, где бы ввести очередной пятикопеечный налог, и заняться более насущными для страны проблемами?

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.