Прислать новость
  • 10 °C
    Погода в Бресте

    10 °C

  • 2.4302
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4302
    EURO2.3584
    100 RUB4.3001

Наши в Непале во время землетрясения: «Я была в шоке, не понимала, что происходит»

15.05.2015 16:01

Уроженка Брестчины Любовь Проневич сейчас находится в Непале. Пережив два землетрясения, она пока не собирается возвращаться домой.

25 – 28 апреля в Непале произошло самое мощное с 1934 года землетрясение. Его магнитуда составила 7,8 Mw. По предварительным данным, погибло более 7 тысяч человек, ранено более 14 тысяч, было разрушено несколько десятков тысяч домов и повреждено более полумиллиона строений.

12 мая в Непале произошло еще одно сильное землетрясение, магнитуда которого оценивается в 7,3 Mw. Эпицентр землетрясения находился в 80 км к северо-востоку от Катманду. В результате него в Непале погибли 65 человек, еще 1 926 пострадали. В Индии погибли 17 человек, еще один – на территории Китая.

Реклама

Днем 12 мая Любовь Проневич сообщила «БГ» о впечатлениях от второго «акта» землетрясения:

– Первый толчок был продолжительный, секунд 80. Затем через минут 20 повторялись. Тоже сильные. Такой вскрик слышен был на улице, как волна. Я на 4-м этаже в комнате находилась, там все в движении было, то есть дом в движении. Сейчас толчки реже и слабее. Все люди вышли на улицу. Но некоторые уже через час вернулись в дома. Сейчас устанавливаются палатки. Большинство будут ночевать на улице.

– Не передумали еще оставаться после такого «дежавю»?

– Не думала еще об этом. Пока билеты не меняла.

Не думала Люба возвращаться домой и после первого землетрясения. Еще утром 11 апреля она рассказала «БГ» о своих впечатлениях, о жизни во время подземных толчков и о повседневных простых делах туристки в Непале.

Реклама

Любовь прилетела в Катманду 21 апреля одна как туристка. Она буддистка и прибыла в Непал, чтобы посетить известные буддистские места и практиковать.

– Где вас застало землетрясение?

– На ступе Боуда (Боудханат). Это известный буддийский исторический памятник. Вокруг него размещено много монастырей. В момент первого, самого сильного толчка я была на Ступе. Она стоит в Катманду.

– Опишите, как все происходило. Испугались ли? Паника вокруг была? Когда поняли, что происходит?

– Я уже неделю как находилась в Катманду, но у меня совершенно не было мыслей о том, что это сейсмически активный район. То есть я совсем забыла о том, что здесь возможно землетрясение. Хотя это нормально для горных районов и для Гималаев. Вышла из гэст хауза (гостевой дом – прим. авт.) в 11.30, чтобы сделать кору вокруг ступы (кора – это ритуальный обход ступы по часовой стрелке, во время которого читаются мантры). Сделала кору и зашла за ограждение, которым окружена ступа, на так называемую внутреннюю кору, чтобы сделать практику простирания (один из видов практики в буддизме). Это похоже на то, как делаются поклоны, только телом во весь рост нужно ложиться на землю – простираться. Так как это в том числе и физическое упражнение, при котором читаешь мантры, я очень сильно удивилась, когда вся земля подо мной стала трястись.

Ступа – буддийское архитектурно-скульптурное монолитное монументальное и культовое сооружение, имеющее полусферические очертания. Первоначально ступа представляла собой вместилище для хранения ценных реликвий, которые имеют религиозное сакральное значение, а затем стала памятником, возводившимся в честь какого-то события в буддизме. Исторически восходит к могильным курганам, сооружавшимся для погребения царей или вождей.

Маленькая ступа за моей спиной – много таких расположено у основания большой ступы – стала сыпаться. Рядом делала простирание женщина – непалка. Она отбежала в сторону, ну и я тоже. Мы стояли и смотрели, как раскрошился верх ступы – сыпались камни, штукатурка, упал и раскрошился дордже – верх ступы.

Я была в шоке, не понимала, что происходит. Сверху стояли два-три туриста, они тоже видели, как раскрошилась ступа, показывали на нее и на меня руками и качали головами. Я выгребла текст для медитации, обувь из-под камней, отряхнула от штукатурки рюкзак, сделала три поклона большой ступе и один только что разрушившейся и пошла на выход, где столкнулась с нарядом полиции, который с криком «go out!» («уходите!» – прим. авт.) забегали на ступу.

Было страшно, потому что я не понимала, что это было. Затем я пошла к монастырю знакомого Ринпоче (что значит Драгоценный, это такой титул в буддийской монашеской иерархии), чтобы спросить, что произошло. Буквально через две минуты встретила подругу из России. Мы пошли вместе. И уже по дороге, проходя мимо пустыря, снова начало трясти, поэтому мы решили остаться на пустыре и сели на землю.

Постепенно подходили люди, садились рядом. Это были местные, а также монахи, которые выходили из монастыря под названием Белая Гомпа. Толчки происходили каждые 15 – 20 минут на протяжении четырех часов. Часа через два привезли нескольких пожилых женщин на инвалидных колясках. Они, видимо, все это время оставались в домах.

– Вы или кто-нибудь из ваших знакомых пострадал?

– Я и мои знакомые не пострадали. На следующий день мы узнали, что друг моей знакомой повредил ногу – порвал ахилл, когда бежал во время первого землетрясения. Остальные были напуганы, но не ранены.

– Не возникло ли желание уехать как можно скорее?

– Я планировала лететь обратно в начале июня. В первые день-два у меня не было мыслей о том, чтобы улетать. Самолеты тоже падают. От смерти не убежишь. Поэтому, если во время землетрясения посчастливилось остаться в живых, значит это уже хорошо.

– То есть вы не поменяли своих планов и не стали собираться домой?

– В первые пару дней после землетрясения не было Интернета. Мы не знали, летают ли самолеты, какова степень разрушения. Мы думали на локальном уровне: о том, будет ли еще землетрясение и что делать. Мы заходили в дома за самыми необходимыми вещами, и при этом всегда присутствовал страх, что может внезапно тряхнуть, поэтому оставались в помещении не больше 5 – 10 минут. Искали тенты, чтобы ночью не заливал дождь. Думали, где купить воду и еду, потому как почти все лавочки были закрыты. Про отъезд мыслей не было.

– А сейчас какая ситуация? По-прежнему ночуете под тентами? Как с едой, водой?

– В моем районе ситуация очень хорошая. Почти нет случаев разрушения домов. Но во многих монастырях, в домах есть сильные трещины, большой ущерб. К этому времени в большинство уже вернулись люди. Я, например, тоже уже ночую в доме. В Катманду есть несколько районов, в которых дома полностью разрушены, в них жить нельзя. И там погибли люди. Что касается продовольствия, в Катманду его достаточно. Воды тоже. Смысла нет уезжать.

– То есть вы продолжаете следовать по своему туристическому маршруту практически без изменений?

– Нужно понимать, что Непал – это туристическая страна. Люди зарабатывают на туристах. Даже оставаясь здесь в качестве туриста, оплачивая проживание, питаясь в местных кафе, используя какие-то другие услуги, косвенно помогаешь непальцам.

Мои планы сильно изменились, так как я планировала уйти в тур в западный Тибет. Тур отменили в связи с землетрясением. Также был намечен ряд буддийских церемоний в конце мая – начале июня в Катманду. Их тоже отменили.

– Чем же вы сейчас занимаетесь?

– Позавчера ездила в место Намо Будда, также известная ступа. Это в 40 км от Непала. Если есть возможность, в остальное время что-то делаю на месте. Это совсем простые вещи, ежедневные. Не нужно ничего выдумывать. Такие как, например, готовить блинчики для других. Это дает вкус и помогает людям вернуться к нормальной жизни.

– Какие дальнейшие планы на время пребывания в Непале?

– Сейчас я беру уроки тибетского. Также здесь периодически нужна помощь, в том числе неспециализированная. Поэтому до отъезда есть чем заниматься.

– Расскажите про эпизод с бельгийским самолетом?

– Все так и было, как пишут. 27 апреля мы провожали нашего друга из Германии в Таиланд и искали возможность улететь из Катманду. Аэропорт был переполнен, и билеты дорогие. Чтобы добраться до Москвы через Дели – 835 долларов США. Но были спасательные самолеты. Меня направили к даме, которая помогала пассажирам, летевшим в Бельгию. Позже я узнала, что этот рейс дало посольство Бельгии. Я спросила эту женщину, есть ли у них место для меня и моей подруги из России. Она сказала: «Мы берем только европейцев». Я сказала: «Я из Беларуси, это в Европе». Она говорит: «Это не Европейский союз». Я: «Так что мне делать?» И она ответила: «Вступайте в Евросоюз». 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.