Прислать новость
  • 17 °C
    Погода в Бресте

    17 °C

  • 3.5664
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5664
    EURO7.0634
    100 RUB8.4629

Затянувшийся детектив, или Как производственная травма стала бытовой, а потом снова производственной

01.08.2013 10:58

Более пяти с половиной лет назад брестчанин Владимир Савлук, получив производственную травму, согласился выдать ее за бытовую. Тогда он не думал и не представлял, какими будут последствия и сколько времени и сил придется потратить, чтобы восстановить справедливость.

Как производственная травма стала бытовой

В тот злополучный день и час (5 декабря 2007 года в 11.25) Владимир Федорович в цеху занимался некой «ручной» работой, точное название которой весьма мудреное и непосвященному ничего не скажет. Его станок в это время был выключен, но вдруг совсем неожиданно заработал. Как выяснилось позже, включил его бригадир, конечно, не по злому умыслу, а по неосторожности. В тот же миг правую стопу Владимира затянуло между вальцами и расплющило. Услышав крик пострадавшего, бригадир сразу выключил станок и стал освобождать зажатую механизмом ногу.

«Ко мне подошел мастер и попросил сказать, что травму я получил при ремонте своего автомобиля, который, мол, упал с домкрата и придавил мне ступню, – вспоминает Владимир Савлук. – Скорую помощь мастер вызывать не стал, просто попросил одного работника предприятия отвезти меня в медучреждение. Я был доставлен в травмопункт Брестской городской больницы скорой помощи, где мне ампутировали треть правой стопы. В стационаре пробыл с 5 декабря 2007-го по 1 марта следующего года, потеря трудоспособности составила 87 дней.

Реклама

Я сдержал данное мастеру слово и сказал, что получил травму в быту, ремонтируя машину. Поэтому акт формы Н-1 составлен не был, и страховые выплаты я, естественно, не получил. Солгал я в угоду мастеру, но получается, из-за этого только я и пострадал… За увечье, причиненное мне во время исполнения трудовых обязанностей, наниматель никакой ответственности не понес. Знал бы тогда, что так больно упаду, – соломки подстелил бы».

Хорошая мысля приходит опосля

Увы, Владимир Федорович нескоро разобрался, что к чему. Видимо, поэтому после выхода с больничного, он, поддавшись на уговоры, еще и поставил свою подпись под объяснительной запиской по факту травмы, которую от его имени состряпал мастер. Конечно же, в ней факты были перевернуты с ног на голову и поданы так, чтобы предприятие к полученной рабочим травме никакого отношения не имело.

Шло время, стопа после ампутации болела. Владимир Савлук постоянно нуждался в медикаментах, а средств на их приобретение порой не хватало. Только тогда пострадавший и решился раскрыть свой «страшный секрет». Он обратился к начальнику областного управления Департамента госинспекции труда с просьбой провести проверку по факту получения им травмы 5 декабря 2007 года.

Однако Владимира Федоровича ждало разочарование в виде отказа, потому что спохватился он слишком поздно: с момента несчастного случая прошло уже более трех лет. После этого он подал исковое заявление в суд Ленинского района г. Бреста. Только так теперь можно было установить, была ли травма производственной, и в случае благоприятного исхода получить страховые выплаты и компенсацию морального вреда.

Судили-рядили…

В суде свидетелями по данному делу проходил бригадир, нажавший роковую кнопку, а также рабочие, которые в тот день трудились с Владимиром Савлуком рядом. Все они дали показания, что травма пострадавшим была получена на территории предприятия, и рассказали, каким образом правая нога истца оказалась зажата и расплющена механизмом.

Увы, суд эти доказательства почему-то проигнорировал и принял за основу лишь объяснительную записку, подписанную Владимиром Савлуком уже после получения им травмы.

Несчастный случай на производстве – событие, в результате которого застрахованный (работник) получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им трудовых обязанностей по трудовому договору (контракту) и других случаях, как на территории страхователя, так и в ином месте, где застрахованный находился в связи с работой или совершением действий в интересах страхователя либо во время следования на транспорте, предоставленном страхователем к месту работы или с работы, которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

«Я полностью отказался в суде от показаний, данных мной когда-то в травматологическом пункте, что увечье получил в быту», – говорит пострадавший.

Но доводы о том, что он согласился признать травму бытовой из-за психологического давления на него со стороны должностных лиц предприятия, в том числе и инженера по технике безопасности, действия не возымели.

Реклама

20 ноября 2012 года суд отказал пострадавшему в удовлетворении его исковых требований.

Гора родила мышь

Первый раунд Владимир Савлук проиграл, но не сдался, во многом благодаря действенной поддержке правового инспектора профсоюза РЭП Владимира Малея. После кассационной жалобы в судебную коллегию по гражданским делам областного суда решение первой инстанции было отменено, а дело отправлено на новое разбирательство. На основании определения суда Ленинского района г. Бреста от 25 марта этого года и предписания Департамента государственной инспекции труда ее инспектором было проведено специальное расследование.

Однако, как говорят в подобных случаях, гора родила мышь: «…Установить, что травмирование Савлука В.Ф. 5 декабря 2007 года произошло на территории предприятия и что он совершал действия в интересах нанимателя, не представляется возможным». Кстати, в ходе этого спецрасследования бригадир дал показания, которые совершенно противоречат тому, что он говорил в суде: «Произошел ли несчастный случай со Савлуком В.Ф. в декабре 2007 года, я не помню и ничего пояснить по нему не могу…»

В то же время остальные очевидцы трагического происшествия подтвердили все, что они ранее говорили в суде. Правда, некоторых свидетелей инспектор не счел необходимым опрашивать.

Не наступайте на те же грабли!

С выданным госинспектором труда заключением Владимир Савлук не согласился и подал жалобу начальнику областного управления Департамента госинспекции. Он обосновал это тем, что спецрасследование, по его мнению, было проведено с нарушениями.

– Следующим шагом стало обращение в Департамент государственной инспекции труда и социальной защиты Республики Беларусь, – поясняет Владимир Федорович. – Одновременно с этим подал жалобу в прокуратуру по поводу возбуждения уголовного дела против бригадира, давшего при проведении специального расследования заведомо ложные сведения.

Прокуратура поручила милиции провести по данному факту проверку. В результате бригадир признался, что травма была мной получена на рабочем месте. Постановление участкового инспектора милиции об итогах этой проверки отправил в столичный Департамент инспекции труда и соцзащиты. Он, в свою очередь, связался со своим Брестским областным управлением, которое и обязало моего бывшего нанимателя составить акт о несчастном случае на производстве. Что и было им сделано.

Вот таким длинным и тернистым оказался путь борьбы за справедливость. Он мог быть намного короче, если бы пострадавший не пошел на поводу у администрации предприятия, стремящейся скрыть производственную травму.

В данное время Владимир Савлук направлен на врачебно-консультационную комиссию поликлиники по месту жительства, которая определит состояние его здоровья. Возможно, для кого-то его история станет поучительной и поможет не наступить на те же грабли.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.