Прислать новость
  • 11 °C
    Погода в Бресте

    11 °C

  • 2.6236
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6236
    EURO3.0727
    100 RUB3.3343

Воспоминания о периоде двухлетней оккупации фашистской Германией г. Мстиславля Могилевской области Республики Беларусь

Воспоминания о периоде двухлетней оккупации фашистской Германией г. Мстиславля Могилевской области Республики Беларусь

473 08.05.2013 10:41

Продолжение публикации воспоминаний очевидца событий 1941 - 1943 гг. Начало в №№17, 18.

Почти год после прихода в наш город немцы евреев не трогали, обязав их лишь носить желтые повязки. При этом в общественных местах были расклеены плакаты с изображением на фоне Звезды Давида лица еврея. И лицо это немцы изобразили в самом неприглядном виде, всячески стараясь вызвать неприязнь к нему.

Внизу плаката крупными яркими буквами – надпись «Юде!» И что удивительно, на плакате было изображено лицо, очень напоминающее лицо Ясира Арафата, многолетнего лидера палестинских арабов. Когда спустя много лет я впервые увидел по телевидению Арафата, то сразу подумал, что мне знакомо это лицо. И вспомнил, что видел его на немецком плакате, целью которого было унизить евреев. Конечно, это совпадение было случайным и курьезным. Курьезом было и то, что рядом с этим плакатом был помещен другой, с изображением напомаженного фюрера и надписью «Адольф Гитлер – освободитель!» Вот так и висели рядышком: убийца и его жертва…

Реклама

Такова была наглядная пропаганда. А «для души» издавались хорошо иллюстрированные журналы, приглашающие молодежь на работу в Германию, а точнее, обслуживать немецких хозяев, а еще точнее, приглашение в добровольное рабство.

Не забывали господа-оккупанты и о сатире, о чем свидетельствовал журнал «Бич» в формате нашего «Крокодила». Один из номеров как-то попался мне на глаза. Из него можно было узнать, как в Стране Советов сажали в тюрьмы за пустяки, например, за то, что сорвали на колхозном поле пять пшеничных колосков. На обложке журнала крупным планом был изображен Сталин, сидящий на томах трудов Маркса и Энгельса и курящий трубку, а рядом – текст из переделанного Пушкина:

У Лукоморья дуб спилили,

Реклама

Златую цепь в торгсин снесли,

Кота в котлеты изрубили…

Было там и про Кагановича, и про советскую жизнь, а заканчивалось это сатирическое произведение словами:

Там чудеса, там леший бродит,

Там Сталин сказки говорит!

Худо-бедно, а около девяти месяцев мы прожили в оккупации без особых потрясений, как вдруг докатились до Мстиславля слухи о ликвидации евреев. Бургомистр нашего города Купчин, единственный из представителей новой власти, кто пользовался авторитетом среди населения, предложил необычный вариант спасения: перекрестить евреев в православную веру. И тут же началось массовое крещение, к утру в каждой еврейской квартире висели иконы, взятые у соседей. Помнится, что и мой отец отнес Каганам несколько икон. Но немцев эта операция с крещением не остановила. Наутро была дана команда о массовом истреблении евреев.

Реклама

Не встретила понимания у немецких властей и просьба горожан оставить в живых хотя бы старушку-стоматолога, которая пользовалась большим уважением у жителей города. Команда уничтожить всех до одного евреев оставалась в силе.

Мы, пацаны, стали свидетелями дальнейших событий. Все началось в один из весенних дней, ранним утром. Полицаи, набранные из подонков нашего города, начали выгонять из домов на улицу еврейские семьи, всех подряд, даже тех, кто не успел как следует одеться, предупредив, чтобы с собой брали только ценные вещи (какой маразм!). Многие плакали, но послушно вливались в толпу, которую вели по улице за город вооруженные автоматами полицаи. Мы же бежали следом на расстоянии, а за городом спрятались за отрогами большого рва, в который привели обреченных. Им предложили раздеться и заставили копать общую могилу, а одежду и ценные вещи потребовали сложить в кучу, после чего выстроили людей на краю выкопанной ямы и начали расстреливать из автоматов. Дальше смотреть было невозможно! Мы скатились с косогора вниз и в ужасе от увиденного разбежались по домам.

А вечером пришел к нам Рахмиил Каган (брат моего друга Шайки), которому удалось убежать из дома (через ров, расположенный рядом), с просьбой спрятать его в склепе, в котором мы с его семьей когда-то скрывались от немцев. Конечно, мы такую возможность предоставили, хотя и здорово рисковали: кругом были развешены приказы о смертной казни за укрывательство евреев.

Воспоминания о периоде двухлетней оккупации фашистской Германией г. Мстиславля Могилевской области Республики Беларусь

Так и жил Рахмиил в склепе около двух месяцев. Вечером, когда темнело, я носил ему еду и питье. А вскоре оказалось, что не только он был в бегах, но и его сестра Сима, которая могла бы спрятаться где-нибудь в селе, так как не была похожа на еврейку (чего не скажешь о Рахмииле). Но она почему-то предпочла смерть и повесилась в своем пустующем доме.

Тем временем один из полицаев по прозвищу Петька Зеленок, живший на нашей улице, стал постоянно захаживать к нам «в гости». И первое, с чего он начинал разговор, это:

– Где вы прячете Рахмиила?

Он же хорошо знал, что тот сбежал и где-то прячется.

– Учтите, найдем – вам смертная казнь обеспечена!

Понятно, что мои родители о своем страхе сообщили Рахмиилу, который, оценив обстановку, принял решение уйти к партизанам в лес. Поблагодарил нас за все хорошее и скрылся, похоже, что навсегда, так как больше о нем нам никаких сведений не поступало.

Но, несмотря на трагические коллизии, надо было как-то выживать. И мы жили с надеждой на лучшее, то есть на освобождение от этой фашистской чумы. Но надежда эта с каждым днем таяла, так как мы видели, какая мощь проходила по нашей улице в сторону фронта: моторизованные части, артиллерия, пушки, танки. А какие лошади-тяжеловозы с завязанными в узел хвостами везли снаряды на телегах на резиновом (!) ходу в добротных ящиках. Причем ящики все были покрашены и с крышками на петлях. Да что там говорить: мимо проходила такая вражеская мощь, на которую без боли в сердце нельзя было смотреть. Увидев эту картину с откоса улицы, батька взмахнул в отчаянии рукой и произнес: «Ну все! П*ц большевикам!»

Воспоминания о периоде двухлетней оккупации фашистской Германией г. Мстиславля Могилевской области Республики Беларусь

Он не сказал «нам», так как считал, что при царе ему жилось лучше, хотя и в царское время он тоже был разнорабочим. Но при царе у него было три пары сапог, а при Советах он ходил даже в лаптях. Ему нравилось вспоминать копеечные цены на продукты питания при царе и сравнивать их с советскими. Ему не нравилось, как возвеличивали Сталина, называя его «самым мудрым вождем и отцом всех народов всех времен» – ну просто гений во всех областях! Но, когда Сталин умер, батька не мог удержать слез. Очевидно, ежедневное восхваление вождя все-таки постепенно заставило его поверить в исключительность сталинского гения.

А я, конечно, воспринимал все в другом духе и, несмотря ни на что, верил в нашу победу. Что удивительно, в это верил даже один немецкий офицер, который несколько дней проживал у нас на квартире. На прощание он бросил фразу: «Гитлер капут». И это в то время, когда немецкая армия была уже под самой Москвой! Фантастика, но я слышал это своими ушами и именно от немецкого офицера. Пока же мы видели продвижение на фронт хорошо подготовленной и вооруженной с ног до головы немецкой армии. А с востока на запад, то есть в обратном направлении, откатывалась лавина безоружных наших солдат, взятых в плен фашистскими оккупантами. И как же было больно смотреть на наших голодных, полураздетых пленных, бросавшихся ловить то, что мы кидали им с откоса улицы. Они готовы были грызть даже сырую картошку и бураки!

А вскоре мы получили возможность увидеть лагерь военнопленных, расположенный на берегу речки Вехра. Увиденное ошеломляло: немцы наверняка свой скот содержали в лучших условиях. Здесь пленные жили под открытым небом, на территории, обнесенной колючей проволокой: ни кроватей, ни навесов от дождя, ни туалетов – ничего самого необходимого для жизни человека там не было. Неизвестно, где им варили пищу и варили ли ее вообще. Но при таком зверском отношении немцы все же могли выпустить из лагеря пленного, если за ним приходил кто-нибудь из его родственников. И вот этим проблеском надежды воспользовалась моя мать, предложив подругам-соседкам попытаться спасти из плена хоть кого-нибудь, если удастся обмануть охрану. Не помню как другим, а ей это удалось. Она как-то незаметно подошла к колючей проволоке, подозвала незнакомого парня и договорилась с ним, что назовется его матерью, если он скажет ей свое имя и фамилию. Потом подошла к часовому с просьбой позвать «своего сына», тот выкрикнул фамилию, и подбежал Коля с криком: «Мама!»

Спасательная операция прошла без сучка и задоринки, и в нашей семье появился молодой, веселый, красивый и трудолюбивый Коля. Правда, жил он у нас недолго: по прошествии двух месяцев мы «уступили» его бездетной семье стариков, которые нуждались в помощи, и о его дальнейшей судьбе нам ничего не известно.

Воспоминания о периоде двухлетней оккупации фашистской Германией г. Мстиславля Могилевской области Республики Беларусь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.