Прислать новость
  • -5 °C
    Погода в Бресте

    -5 °C

  • 2.6752
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6752
    EURO2.9427
    100 RUB3.8174

Алесь Беляцкий

Тихановская готова к диалогу об освобождении политзаключенных. Почему этот диалог в очередной раз выгоден Лукашенко?

16.01.2023 06:15 Нобелевский лауреат Алесь Беляцкий в зале суда. Фото: AFP. Источник фото

Необходимость переговоров об освобождении политзаключенных аргументируют тем, что даже Украина договаривается об обмене пленных. Но есть одно «но».

Число политзаключенных растет каждый месяц примерно на сто человек. Об этом напомнила Светлана Тихановская. Пресс-служба лидера демсил опубликовала заявление по поводу освобождения политзаключенных. 

Читайте также: Наручники и «клетка» для нобелевского лауреата. Зачем власть устроила открытое судебное шоу по делу «Весны»?

Реклама

«Выход политзаключенных на свободу – один из важнейших приоритетов нашей работы», — заявила Тихановская. 

«Мы готовы в любой момент вести диалог со всеми заинтересованными сторонами, в т.ч. начать переговоры с представителями режима, чтобы решать вопросы условий содержания и/или освобождения политических заложников. Мы поднимаем все возможные контакты и площадки для начала такого диалога», — говорится в заявлении. 

Команда Тихановской, сказано также, открыта для обсуждения условий, в результате которых прекратятся новые аресты и политически мотивированные уголовные преследования. А также готова работать на создание условий для безопасного возвращения в Беларусь политических беженцев. 

10 января была создана Ассоциация родственников политзаключенных и бывших политзаключенных. Ее участники обратились к мировой общественности и призвали к более решительным действиям. В обращении приводится в пример то, что даже Украина во время войны ведет переговоры об обмене пленными. 

«Мы с сожалением вынуждены констатировать, что для освобождения наших близких сегодня делается недостаточно. События последних лет в Беларуси зачастую сравнивают с войной и оккупацией. Но даже во время войны у пленных есть возможность вернуться домой. Перед нашими глазами пример Украины: за время конфликта сотни украинцев были освобождены из вражеского плена в результате переговоров и обмена. Переговоры об освобождении пленных никак не отразились на решимости Украины сражаться с агрессором до полного освобождения всех оккупированных территорий — напротив, возвращение героев только укрепляет моральный дух общества». 

По мнению родственников политзаключенных, каждое освобождение — это уже маленькая победа.

Читайте также: Называл войну войной, подчеркивал символичность суда над Беляцким. За что могли задержать Андрея Дмитриева

12 января стало известно о первом случае освобождения политзаключенного по амнистии (Петра Зиневича, который находился в колонии). Ранее режим заявлял, что таких освобождений не будет.

По мнению политолога Александра Фридмана, ситуация с политзаключенными отличается от ситуации с пленными. Во втором случае происходят контакты на уровне официальных представительств воюющих государств. В первом — непонятно, кто с кем должен договариваться. Прямые переговоры или консультации Офиса Тихановской с беларускими властями выглядят абсолютно нереалистичными, потому что беларуские власти не воспринимают Светлану Тихановскую как партнера по переговорам. Власти хотели бы вести такие переговоры не с Тихановской, даже не с Западом как посредником между ними и Тихановской, а с Западом напрямую. А для Запада этот вопрос на данный момент совсем не приоритетный. Кроме того, Запад если и признает такие переговоры возможными, то считает, что они должны произойти как раз между двумя беларускими сторонами. 

Реклама

Как отмечал ранее тот же Фридман, вопрос снятия санкций с Беларуси, который обычно всплывает вместе с вопросом об освобождении политзаключенных, завязан в текущий момент на роли Беларуси в войне. Запад просто не может снять санкции в обмен на освобождение политзаключенных, потому что первоочередная цель сейчас — поддерживать Украину в борьбе против российской агрессии. Для Запада предметом торга могло бы быть прекращение поддержки РФ и вывод российских войск с территории Беларуси.

И здесь парадоксальным образом появляется сразу несколько возможных выгод для Лукашенко. Хотя он и не может выполнить то, что хотел бы от него Запад, сама эта «уступка» не так уж для него плоха. Диктатор, наверное, был бы рад избавиться от статуса соагрессора и вернуться к любимому геополитическому лавированию с «плюшками» в виде возможности пожать руку какому-нибудь демократическому политику, пусть и не высшего ранга. С другой стороны, в нынешней ситуации ему удается удерживаться от прямого участия в войне, создавать иллюзию «островка стабильности» хотя бы для верных сторонников и в это же время «наваривать» на обеспечении российской армии, аптечках «лучше натовских», импортозамещении на рынке того же восточного соседа и т.д. Пока в страну не прибывают трупы в черных пакетах, все выглядит довольно благопристойно.

Вдобавок ко всему ему «предлагают поторговаться» о политзаключенных. По крайней мере мере так должно выглядеть заявление Офиса Тихановской из правительственных зданий. А на торге можно что-то «выговорить» для себя, хотя бы в какой-нибудь одной чувствительной для экономики сфере — например, калийной отрасли. От того, что Западу тема такого торга неинтересна, Лукашенко вряд ли что-то потеряет здесь и сейчас.

Читайте также: «После получения Украиной наступательного вооружения отношение к санкциям может измениться». Эксперты о «договорняке»

Стоит ли из этого делать вывод, что вести переговоры об освобождении политзаключенных бессмысленно? 

Вряд ли. Потому что альтернативная позиция, довольно популярная в демократических кругах — «никаких переговоров, никаких уступок» — тоже не дает никаких вменяемых перспектив улучшения ситуации. Здесь улучшением являлось бы падение режима, но режимы падают не так легко, как это казалось в 2020 году. 

В любых переговорах есть важная, практически решающая вещь — переговорные позиции. Они могут быть сильными или слабыми.

Во втором случае переговоры практически обречены на провал или невозможны. Именно поэтому для освобождения политзаключенных так сложно что-то сделать. Когда Украина возвращает своих пленных, у нее есть веские аргументы, несмотря на все крики недовольных российских граждан на интернет-площадках. У противников Лукашенко таких аргументов, к сожалению, нет. В этом еще одна большая разница между ситуациями.

Может ли беларуская оппозиция усилить свою «аргументацию», свою субъектность? 

Здесь напрашивается еще один парадоксальный вывод. В беларуском менталитете есть представление, что многое в наших условиях сделать невозможно. У нас нет политики, у нас нет возможностей, у нас все запрещено — такие высказывания приходится слышать по любой более-менее важной теме. При этом — следите за руками — один политический авантюрист, правящий страной почти 30 лет, даже в положении, которое недавно казалось безвыходным, имеет несколько вариантов, несущих ту или иную выгоду. В первые месяцы войны многие противники режима были уверены, что неудачи России полностью погубят Лукашенко. Его крах опять казался неизбежным. Однако — имеем то, что имеем. 

Так, может быть, и в нашей «безвыходной» ситуации можно найти варианты, если научиться лучше ориентироваться в контексте мировой политики и избавиться от вечной превентивной установки «это невозможно»? Не одним же отрицательным персонажам быть такими изобретательными в достижении своих целей.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.