Прислать новость
  • 0 °C
    Погода в Бресте

    0 °C

  • 2.6057
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6057
    EURO3.1662
    100 RUB3.5028

В Минске прошла очередная акция протеста. На этот раз – не только против интеграции Беларуси и России

«Россия работает на то, чтобы альтернатив не было». Чего ждать от последних заявлений Медведева про интеграцию?

547 02.02.2021 20:41 Протест против углубленной интеграции с Россией в Минске в декабре 2019 года. Источник фото

Спросили у аналитиков Класковского и Тышкевича, почему сейчас снова начат разговор об интеграции, и что значит «для Беларуси нет альтернатив».

1 февраля зампред Совбеза Российской Федерации Дмитрий Медведев в интервью российским СМИ высказал уверенность, что интеграционное движение должно продолжиться, потому что альтернативы ему нет. «Белорусская экономика полностью заточена на российскую экономику (…), их в других местах нигде не ждут», — отметил Медведев. Между тем он подчеркнул, что Россия не вмешивается во внутренние дела Беларуси и не собирается «давить».

Читайте также: Медведев об интеграции Беларуси и России: «Нет, мы не давим, просто нам представляется это в наших интересах»

Реклама

Что значат эти заявления — комментируют эксперты «БГ».

«Работает в первую очередь солидарность авторитарных режимов»

Политический обозреватель Александр Класковский советует не преувеличивать значение этих заявлений. Медведеву задали вопрос, и он ответил.

Реклама

«Я бы не сказал, что это начало какого-то нового наступления на Лукашенко со стороны Москвы. Медведев обозначил позицию Кремля, и там ничего нового. Москва ожидает выгодного момента для так называемого углубления интеграции. На самом деле за этим термином стоит желание России покрепче привязать к себе Беларусь».

«Россия работает на то, чтобы альтернатив не было». Чего ждать от последних заявлений Медведева про интеграцию?

Нашу страну рассматривают как важный стратегический плацдарм, как последнего более-менее надежного союзника, хотя с ним, в лице Лукашенко, бывали споры и даже ссоры. Чтобы сильнее привязать Беларусь к себе, предлагаются такие вещи, как единая валюта. Понятно, что при разности масштабов экономик и потенциалов двух стран введение единой валюты будет означать постепенное поглощение Беларуси. Если страна перейдет на российский рубль, она потеряет значительную часть экономического и финансового суверенитета. А дальше для Москвы будет делом техники занять командные высоты и в белорусской экономике, и в белорусской политике.

Москва держит в голове эти планы, она не перечеркнула их после того, как в конце 2019 года не удалось склонить Лукашенко к подписанию дорожных карт углубленной интеграции.

Есть в высказываниях Медведева важный момент: он подчеркнул, что Россия сейчас не ставит остро вопрос об этой углубленной интеграции. «Сейчас там немножко другая ситуация», — заметил Медведев, опровергая упреки белорусского руководства в давлении со стороны России. Мысль ведет к тому, что белорусам сначала нужно разобраться со своим внутренним кризисом.

«Сейчас для России форсировать вопрос интеграции, понуждать Лукашенко к подписанию дорожных карт и, может быть, каких-то других, модифицированных документов, было бы недальновидно, поскольку, как подчеркивают многие политологи, Лукашенко стал слишком токсичным партнером для Москвы. У него после прошлогодних протестов большие проблемы с легитимностью, и внутренней, и внешней. Его не признает президентом значительная часть белорусов, ему отказали в легитимности ЕС и США», — комментирует Класковский.

Реклама

С таким партнером подписывать какие-то документы чревато тем, что потом они будут объявлены юридически ничтожными.

Однако надежды тех противников Лукашенко, которые думали, что Кремль займется заменой Лукашенко на какого-то другого удобного им «персонажа» оказались несостоятельными. Теоретически Кремль хотел бы иметь дело с более удобной фигурой в руководстве Беларуси, но такой фигуры нет, кроме того, в первую очередь работает солидарность авторитарных режимов. Из высказываний Медведева вытекает, что решение белорусского кризиса отдается на откуп Лукашенко. Поскольку Кремль молчит по поводу репрессивных методов «утихомиривания», значит, ему все равно, как именно Лукашенко успокоит ситуацию. Главное — чтобы было внешне более-менее спокойно. Российское руководство дает Лукашенко карт-бланш на удушение белорусской революции. 

Кому не нужна альтернатива?

Российские планы относительно Беларуси не меняются, отмечает аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич.

Игорь Тышкевич

По словам Тышкевича, России критически важно зацепиться за белорусскую экономику, чтобы Беларусь имела меньше возможностей для самостоятельной игры в будущем. По совпадению 2 февраля поступила информация, что в Госдуму внесен на ратификацию пакет документов о кредитном соглашении на строительство АЭС. Россия достаточно спокойно рефинансирует свои кредиты, но действует так, чтобы перенести максимальные выплаты по российским кредитам на 2024-2026 года. В своем посте в Facebook Тышкевич называет это кредитной ловушкой. 

«Это очень сильный рычаг влияния. Контролировать белорусскую экономику не значит скупить все: просто в критических точках иметь свои активы. И Беларусь никуда не может рыпнуться».

Как это работает, Тышкевич объясняет на примере, цитируя аналитическую записку украинского Совета национальной безопасности и обороны: в апреле 2019 года в Минске состоялась встреча представителей «Укртрансгаз» с представителями Министерства энергетики РБ, «Газпром трансгаз Беларусь», «Белпотгаз» и секретариата Энегретического сообщества относительно возможностей реализации совместного проекта — создания технических условий для транспортировки природного газа через точки Кобрин и Мозырь в двух направлениях.

«Это означает, что Украина фактически предлагала: давайте создадим возможности, чтобы при газовых войнах с Россией Беларусь могла получать газ из других источников. Причем Украина предлагала свои возможности по сохранению газа в подземных газовых хранилищах. Что ответила Беларусь? Что изменения источников поставок газа не прогнозируются, а существующие источники считаются надежными. Почему? Потому что участником с белорусской стороны был «Газпром трансгаз Беларусь». Это фактически филиал российской корпорации, которая целиком владеет газотранспортной системой Беларуси. И в обход этой компании закачать газ белорусским потребителям невозможно. Естественно, Газпром говорит: нам не нужна альтернатива газпромовскому газу». 

Россия хочет сделать то же самое и в других отраслях белорусской экономики. Если такая политика удастся, Беларусь не будет иметь возможностей для политического маневра, или такие возможности будет сильно ограничены. 

Читайте также: «Почему в Беларуси может получиться, а в России все сложно». Игорь Тышкевич сравнивает перспективы перемен (видео)

«Логика сохранения личной власти преобладает» 

Действительно ли нет альтернатив? Они были, отмечает Класковский.

«Хочу напомнить, что Лукашенко в периоды обострения отношений с Москвой сетовал, что мы летели до сих пор на одном крыле, говорил о многовекторности, ставил задачу по диверсификации внешнеэкономических связей. Само белорусское руководство чувствовало, что односторонняя зависимость от России, чрезмерная привязка белорусской экономики к российской несут угрозу суверенитету и сдерживает развитие страны. Но после 9 августа прошлого года, когда Лукашенко почувствовал, что его кресло шатается, он сразу же бросился за помощью к Путину, и в итоге зависимость Беларуси от России только увеличилась. В такой ситуации, когда Лукашенко во многом обязан Кремлю тем, что сохранил свое кресло, он уже не готов, видимо, так принципиально отстаивать позиции Беларуси в том, что касается тех же условий получения энергоресурсов. Год назад белорусская сторона билась за то, чтобы и по газу, и по нефти были более подходящие условия. А вот в конце прошлого года пошли на условия Москвы без всяких внешних конфликтных проявлений, хотя и газ, и нефть подорожали для Беларуси. Москва выиграла, а Беларусь проиграла.

Плюс резко ухудшились отношения с западными странами. Перспективы получения западных денег сейчас плачевные. Опять же, нужно идти на поклон к Москве». 

Читайте также: Жители Беларуси требуют объяснить, почему из законов массово вычеркивают слова «Республика Беларусь»

По словам Класковского, Медведев по-своему прав, но в этом есть горькая ирония. После того, что белорусская власть наделала во время и после электоральной кампании, ей больше некуда деваться. Альтернатива есть, но не при условиях авторитаризма.

«Лукашенко в последнее время взял на вооружение риторику на тему сохранения независимости, но на самом деле логика сохранения личной власти преобладает, и она ведет к усилению зависимости Беларуси. Специфика персоналистского режима толкает Беларусь в объятия России, потому что большая часть мира не воспринимает такую форму давления, такие расправы над собственным населением». 

«На политические компромиссы вы идти не хотите, давайте на экономические»

Россия, учитывая общественные настроения, не давит с политической частью, отмечает Тышкевич. Сейчас очевидно, что это вызвало бы резкое неприятие с белорусской стороны. Но Кремль пользуется возможностью войти в экономику, а потом, когда в Беларуси произойдут политические трансформации, развернуть пророссийский политический сектор.

Эта работа началась не сейчас, но активизировалась примерно в конце 2017 — начале 2018 года.

В сентябре, когда положение белорусской власти было достаточно слабым, про скорую конституционную реформу говорили и в Минске, и в Москве: «до Нового года что-то будет». Лукашенко стабилизировался и начал, не прячась, тянуть время. Для России это окно возможностей, чтобы войти в экономику.

«Россия будет контролировать экономические процессы, чтобы они шли быстрее, чтобы официальный Минск пошел на экономические уступки.  С тактической точки зрения для режима Лукашенко это легче, но с точки зрения стратегии через пять-семь лет это будет значительно более тяжелая ситуация», — заключает Тышкевич.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.